Деревянный трон своими руками чертежи


Деревянный трон своими руками чертежи

Деревянный трон своими руками чертежи

Деревянный трон своими руками чертежи


Лучшие новости сайта





Олег Бубела

Совсем не герой

Книга четвертая

Герой

Глава 1. Кровные братья

Что такое — замечательное утро? Наверное, каждый представляет это по-своему. Для одного утро становится прекрасным, если он просыпается в объятиях красивой длинноногой особы женского пола и даже может вспомнить её имя. Для другого утро может быть чудесным, если он просыпается рядом с абсолютно незнакомой девушкой, но зато может вспомнить свое имя. А для некоторых утро замечательно только потому, что они могут проснуться. Ни к кому из вышеперечисленных я точно не относился, потому что очнулся на голой земле, лежа на спине под палящими лучами солнца, и сразу же понял, что напрасно вчера ночью забыл снять перевязь с мечами. Но хотя рядом со мной не было красавицы, да и вообще любой представительницы женского пола, открыв глаза, я радостно улыбнулся солнышку, потому что это утро действительно было для меня замечательным.

Вчера ночью мы с ребятами хорошо посидели. Помянули павших, по косточкам разобрали детали боя, помечтали о будущем. За этим процессом мы как-то незаметно опустошили все запасы вина, захваченного Тритом, а потом несколько раз наведывались в обоз, где удавалось добыть несколько полных кувшинчиков. Первые два похода были результативными на все сто. Первый, потому что пройдохе Кроту удалось договориться с обозниками, хорошенько позолотив им ручку, а второй — так как подошел я и, погрузив в глубокий ступор сторожей одним своим видом, просто свистнул шесть здоровенных кувшинов, объяснив это тем, что на том свете хорошего вина отчего-то не найти. К сожалению, больше взять просто не получилось, потому что эти кувшины были объемными, литров по десять в каждом, а я слегка притормозил регенерацию, чтобы своей трезвой рожей не смущать друзей, поэтому воспользоваться магией просто не додумался.

Эти кувшины были восторженно оценены парнями. После них тихая беседа приобрела очертания разгульной пьянки, на звуки которой стали постепенно подтягиваться солдаты из соседних шатров. Так как мы особо делиться своей алкогольной добычей не спешили, желающие присоединиться приносили с собой различные емкости, в которых весело булькала жидкость различной крепости. Таких мы принимали с большой радостью, усаживая рядом у костра и разливая по кружкам их вступительные взносы.

Однако все имеет свойство кончаться. Когда все уже было выпито, кроме воды, которую никто не захотел употреблять по идейным соображениям, мы решили поискать добавки. Кто-то, возможно даже я, выразил идею еще раз потрясти обозников. Этот план был принят на ура, и мы дружной толпой отправились через весь лагерь к обозу. По дороге ни о какой скрытности не могло быть и речи, поэтому мы перебудили добрую половину лагеря. Некоторые вояки провожали нашу гоп-компанию сонными взглядами, некоторые крепкими выражениями. Но многие из солдат присоединялись к нашему отряду просто из любопытства, поэтому, добравшись до места назначения, вид мы имели ну очень внушительный.

В тот момент, когда больше трехсот человек с решительными лицами подвалили к обозу, хозяйственники здорово струхнули, но, тем не менее, быстро организовали сильную оборону, грудью встав на защиту запасов. Крот в сердцах предлагал взять обоз штурмом, но я, как самый трезвомыслящей в нашем отряде, выбрал более мирное решение проблемы — начать переговоры. Кончились они тем, что обозники позорно капитулировали и выдали в качестве контрибуции пять кувшинов, пригрозив пожаловаться королю. На этот счет мы только скептически улыбнулись и с добычей отправились обратно, основательно увеличившись в составе. Первым делом мы уселись вокруг нашего костра и быстренько разлили один кувшин. На всех получилось совсем немного, поэтому сразу возникла мысль вернуться, но тут я, наконец, вспомнил, как можно усилить эффект хорошего вина и приказал смешать его с лимэлем, который еще остался у моих парней.

Много лить не стали, всего три фляги, но результат превзошел сам себя. Оказывается, лесные эльфы — редкостные кретины, потому что разводят лимэль обычной водой и совершенно не представляют, что в сочетании с вином готовый напиток получается просто сногсшибательным. Во всяком случае, первый подопытный на ногах устоять не смог и еще долго приходил в себя от полученных впечатлений. Таким образом мы выяснили норму, которую можно выпить за один раз и продолжили наши посиделки.

Постепенно гулянка набирала обороты. Мы стали петь песни, поодиночке и хором, перебудив этим остальную половину лагеря. Отряды гномов и эльфов, посланные, чтобы утихомирить «этих буйных» были угощены нашим напитком и остались с нами, решив, что после недавних событий всем нужно немного расслабиться. Несколько сообразительных ушастых сбегали обратно и принесли немного своего вина, которое было оценено собравшимися как «вкусное, но слабое». В ответ гномы вскоре притаранили свой решрок в длинных бутылях и заставили меня попробовать. Выпив полкружки, я понял, что это была обычная водка. Ну, может, самую малость покрепче. Под внимательными взглядами бородатых воинов я выдал вердикт — без закуси не пойдет! Гномы на меня взглянули весьма одобрительно и выдали что-то типа: «Наш человек!», после чего всеми собравшимися была организована закусь, и многие изъявили желание отведать решрока. К сожалению, с лимэлем смешивать его не получилось. Вернее, получилось, но результат был не совсем ожидаемым. Вкусив опытную дозу, Дин моментально выпал в осадок и захрапел с блаженной улыбкой на лице, после чего продукт решили больше не портить.

Вскоре наш концерт по заявкам продолжился. Выслушав несколько баллад эльфов, боевых песен гномов, парни решили хором грянуть парочку из моего репертуара, а затем попросили меня спеть чего-нибудь. Не долго думая, я исполнил «День победы», немного изменив слова в вольном переводе на общий. Несмотря на то, что я был уже изрядно под хмельком, получилось очень даже ничего. Народ проникся, и, пока я пел, стояла почти гробовая тишина. Закончив, я отхлебнул из своей кружки, а потом уставился на окружающих. Все они безмолвствовали и смотрели на меня, не издавая ни звука. Не понимая, в чем дело, я повернулся к сидевшему рядом Кроту, чтобы выяснить, отчего вдруг на всех напал столбняк, но тот сделал «страшные глаза» и скосил взгляд мне за спину.

Обернувшись, я увидел Фариама с десятком абсолютно трезвых воинов, стоящего прямо позади меня. Посмотрев несколько секунд на его серьезное лицо, я молча долил в кружку еще немного свежеприготовленного нами напитка и протянул ее королю. Не знаю, что он при этом подумал, но посмотрел на меня ну о-очень выразительно. Однако кружку взял и выпил залпом под одобрительные взгляды окружающих. Слегка пошатнувшись от эффекта, Фариам быстро утвердился на ногах, а потом задумчиво хмыкнул, вернул мне кружку и приказал:

— Всем спать!

— Слушаюсь! — сказал я и браво отдал честь, стукнув себя в грудь кулаком с зажатой в нем кружкой.

Посмотрев на меня еще раз внимательным взглядом, Фариам развернулся и в сопровождении воинов удалился. На этом вечеринка у Кэльвов закончилась. Последние полфляги с напитком я, несмотря на жалобные взгляды окружающих, спрятал подальше, так как чувствовал, что наутро всем ребятам будет весело, а потом просто повалился на землю и моментально вырубился. И вот сейчас, с трудом вспоминая все подробности вчерашнего, понимал, что сегодняшнее утро было действительно прекрасным. Во-первых, потому что никакого похмелья не наблюдалось, видимо, организм уже давно успел восстановиться, или выпитый накануне лимэль помог. Во-вторых, потому что я прекрасно выспался и чувствовал себя бодрым и полным сил. Ну и, в-третьих, потому что я понимал, что теперь никуда спешить было не нужно, а это делало мое пробуждение еще лучше.

Поднявшись и отряхнув от земли свой изрядно помятый парадный мундир, я огляделся вокруг. Лагерь оперативно сворачивался, причем этот процесс шел уже явно не первый час, так как уже приближался к завершению. Никого из моих ребят рядом не было, но зато был кувшин с несколькими глотками вчерашнего экспериментального напитка, который я, недолго думая, опустошил и отправился искать Фариама. Мне было очень интересно узнать, как прошли вчерашние переговоры, и что в результате вышло из моей идеи.

Поглядев на окрестные холмы, я понял, что лагерь был разбит совсем недалеко от места вчерашней битвы, а когда поинтересовался у солдат, собирающих палатки, где сейчас обретаются все остальные, то узнал, что большинство в данный момент занимается закапыванием трупов кочевников, которых не успели похоронить вчера. Оказалось, что сразу после сражения никто расслабляться не стал, поэтому после того, как добили всех раненых врагов, воинам еще пришлось поработать, собирая тела своих мертвых товарищей. Они были торжественно захоронены уже в сумерках в общей могиле вместе с павшими гномами и эльфами.

Что интересно, нелюди не были против, а даже наоборот, поддержали идею братской могилы, которая объединила погибших героев разных рас, бившихся плечом к плечу. Один солдат даже рассказал, что после того, как могила была засыпана землей, эльфы быстро вырастили вокруг нее красивую рощу и вывели на поверхность родничок, а гномы пообещали установить на том месте гранитный памятник, чтобы грядущие поколения никогда не забыли о подвиге павших. В общем, я слушал рассказ и понимал, что мои зерна предложений, которыми я сыпал вчера ночью, упали на благодатную почву. И Ваз, и Мирин, и даже Фариам уже без моих подсказок осознавали необходимость налаживания тесных контактов между их королевствами, поэтому рассказ солдата только подогрел мое желание выяснить, что же в итоге выросло из моих идей.

Поблагодарив словоохотливых вояк, я продолжил путь к штабу, размышляя о том, почему же и моих Кэльвов направили на подобные работы. Вроде бы героев должны были освободить от унизительных земляных работ, а бойцы моего отряда уже точно стали героями, это я еще ночью понял по восхищенно-завистливым взглядам наших собутыльников. Вероятно, Фариам таким способом решил наказать ребят за вчерашнюю пьянку. Быстро отогнав мысль пойти и помочь им магией, я подумал, что сейчас магов там как грязи — альтары ведь наверняка все еще обретаются неподалеку, так что подсобят, если что, и продолжил путь.

Штабная палатка обнаружилась там же, где я ее оставил в прошлое посещение. Приветливо махнув рукой охране, я зашел внутрь и обнаружил там вчерашнюю компанию в прежнем составе, что-то яростно обсуждающую.

— Всем доброе утро! — поздоровался я. — Мне можно присоединиться?

— А с каких это пор ты стал спрашивать разрешения? — ехидно поинтересовался Фариам.

— С сегодняшнего утра, — ответил я, усаживаясь на свободный стул.

— Что, страдаешь после вчерашнего? — с ухмылкой спросил Ваз. — Нам Фар рассказал утром, что ты силами своего подразделения уничтожил практически весь его запас вина.

— Да нет, не страдаю, — улыбнулся я в ответ. — Наоборот, чувствую себя бодрым, свежим и готов хоть сейчас повторить свой подвиг. Кстати, Рен, а где все твои расположились? Что-то вчера я их не заметил, хотя мы переполошили, по-моему, всю округу.

— Половина сразу же отправилась назад, зачищать местность от кочевников, которые уцелели после бойни, а половина расположилась практически рядом с местом битвы и сейчас вместе со всеми закапывают степняков. Так что наши воины прекрасно слышали ваши дикие вопли, просто никто не отправился проведать источник ночного шума.

— Жаль, — вздохнул я. — Ведь я вчера искренне мечтал добиться более тесного взаимопонимания народов. С гномами и эльфами получилось просто отлично.

— Ага, то есть ты моих гвардейцев не спаивал, а добивался взаимопонимания? — переспросил Мир, скептически хмыкнув.

— Я? Спаивал? Да их споить невозможно, при всем желании! — я широко растянул губы в улыбке, вспомнив веселых бородатых собутыльников. — Они же эльфийское вино, как водичку хлестали, а потом сделали вывод, что эта сладкая пахучая бурда предназначена только для женщин!

Ваз, услышав нелестную оценку благородному напитку эльфов, только презрительно хмыкнул, а я улыбнулся еще шире. Просто с точно такого же хмыканья вчера началось соревнование между гномами и двумя ушастыми, которые вызвались отстоять честь своего народа и попытались перепить жителей Подгорного королевства. Я тогда, помнится, еще подумал, что нужно будет не допустить драки, но все мои опасения развеялись, когда после трех бутылок решрока уже совсем никакие эльфы принялись вопить свои баллады, а гномы стали дружно им подпевать, совсем позабыв о соревновании. Эх, все-таки хорошо посидели!

Я отогнал приятные мысли и решил перейти к делу:

— А я вообще чего пришел. Вы вчера что-нибудь решили по поводу моего предложения? Просто хотелось бы узнать об этом, прежде чем я свалю отсюда далеко и надолго.

— А ты собираешься куда-то уезжать? — поинтересовался Фариам.

— Да есть одно местечко, куда я хотел бы заглянуть… — уклончиво ответил я, вспомнив про эльфийский лес и поджидающий меня проход на Землю. — Так что вы надумали-то?

Король лукаво посмотрел на меня, подогревая интерес, а потом улыбнулся краешком губ и все же ответил:

— Мы решили, что лучшего варианта, чем союз, нам не найти.

— Фу-у-ух! — облегченно выдохнул я.

Хоть я и предполагал этот вариант, рассчитывал на него, но одно дело — планирование, а совсем другое — реальные результаты. И вот теперь с моей души свалился огромный булыжник, позволяя уверенно смотреть в будущее.

— И кстати, позволь тебя поздравить с прибавлением в родственниках, — радостно сообщил Фариам.

— Не понял? — уставился на него я. — Что, Алиса родила? Так вроде не время же еще?

Я перевел взгляд на Ваза, ожидая комментариев.

— Нет, братишка, не угадал, — ответил эльф.

Перебирая в памяти всю свою родню, я думал, с какого же бока ко мне пришло пополнение? Неужто у Шаракха появился внебрачный ребенок? Или это в семье вождя альтаров кто-то кого-то родил? Стыдно сказать, но я даже не знаю, Ренард — единственный сын, или у него в горах есть родные братья или сестры. Думая и строя догадки, я внезапно отметил, что на лицах всех собравшихся появились улыбки. У кого ироничные, у кого ехидные, а Ваз вообще скалился своими клыками, будто демонстрировал мне предмет своей гордости. Так ничего не придумав, я уставился на них, и вдруг меня как током ударило. Братишка?!

— Не может быть! — посмотрел я на собравшихся. — Но ведь не могли же вы…

— Ага! — подтвердил улыбающийся Ваз.

— Мля-я-я… Ребята, но это же не смешно!

— А, по-моему, слегка забавно, — сказал ухмыляющийся Мирин. — Алекс, я уж было начал думать, что ты сам не догадаешься.

Я почесал затылок и недовольно спросил:

— Блин, кто вообще вчера пил, я или вы? Кому в голову пришла такая замечательная мысля?

Фариам стер улыбку с лица и сказал:

— А разве ты уже не помнишь? Алекс, вообще-то это было именно твоей идеей.

Я припомнил события вчерашней ночи и свои последние слова, которые обронил, выходя из штабной палатки… Вот демоны!

— Парни, вообще-то я пошутил, так как просто глянул на ваши серьезные лица и решил немного взбодрить собрание. Но я же не предлагал всерьез всем брататься! Можно было сделать все намного лучше и практичнее!

— И как именно? — поинтересовался Мирин.

— Элементарно! — ответил я. — Выдать Алонку за Фара, а тебя женить на какой-нибудь родственнице Рена. Вот и готовы тесные родственные связи между всеми четырьмя народами!

— Нет, мы решили, что кровное родство гораздо лучше брачных уз, — сказал Фариам. — Да, поначалу я тоже склонялся к тому варианту, который сейчас озвучил ты, но потом все же решил закончить… начатый тобой процесс и предложил всем стать кровными братьями. Согласись, образование нового государства без таких решительных шагов просто не поймет народ. А так — все вполне естественно и закономерно, никто не посмеет ничего сказать против.

— Да, против крови не попрешь, — согласился я, просчитывая варианты дальнейшего развития событий.

В принципе, все верно. И Ваз еще не является королем Фантара, чтобы решать за все свое королевство, а так — получается, что отец просто не сможет ничего возразить против его помощи своим кровным братьям. С Мирином все просто — Шаракх не станет препятствовать образованию нового государства, а альтары в любом случае протестовать не будут. Так что кровное родство действительно довольно удобно, но…

— А расскажите мне подробнее про кровное братство, — попросил я. — Я ведь пока только знаю, как к нему относятся в Подгорном королевстве, а по поводу остального мира, могу только догадываться.

— Алекс, а ты вообще откуда свалился? — спросил Ваз. — Когда ты вчера спросил, являются ли Рен и Мир братьями, я слегка удивился, но решил, что это ты так пошутил, а вот теперь задаешь такой глупый вопрос… Где ты вообще жил до нашей встречи, раз не знаешь таких элементарных вещей?

— Ваз, я про это вообще не хочу рассказывать.

— И все же? — поддержал его Мирин.

— Алекс, твои братья просто обязаны быть в курсе твоего происхождения, ты так не считаешь? — вставил свой аргумент Фариам.

Я тяжело вздохнул и задумался. Историю своей жизни я вообще не планировал рассказывать, но теперь вряд ли удастся отвертеться. Братья, как-никак. Причем все до единого.

— Ладно, баш на баш. Вы мне рассказываете все о правилах и законах кровного братства, а я в ответ поведаю страшную тайну своего появления в этом мире.

— В этом мире? — с удивлением переспросил Фариам, сразу уловив оговорку.

— Именно, — улыбнулся я.

Изучая мое лицо, и, вероятно, размышляя, не потекла ли у меня крыша после вчерашнего, Фариам все же смилостивился и сказал:

— Ладно, слушай…

В общих чертах король поведал мне, что кровное родство на всех обитаемых землях практиковалось с начала времен и использовалось различными народами и расами. Хотя традиции и атрибутика смешивания крови различалась во многом, как и сопутствующие обряды, но главным оставался тот факт, что после братания между двумя разумными существами устанавливаются родственные отношения. Это приводит к тому, что и семьи, которые были у двух братьев, также объединяются и считаются между собой родственниками. Причем на непонятки с трактовкой родственных связей никто не обращает внимания. И даже женщина, являющаяся матерью для одного из кровных братьев, может сказать о матери другого — мать моего сына. И это будет целиком нормально, так что не вызовет никаких возражений или вопросов. Про неразбериху между дальними родственниками я вообще молчу, так как там вообще демон хвостом запутается.

В магическом плане, как мне сообщил уже Ваз, кровное родство образует некую прочную связь, которая является даже более сильной, чем клятва верности. Так, например, благодаря этой связи, которую еще никому из магов не удалось обнаружить и изучить досконально, наблюдается некие закономерности в изменении тел и психики кровных братьев. Во-первых, это стабилизация и равномерное распределение между двумя разумными схожих черт характера. Во-вторых, это распределение таким же образом способностей к магическому оперированию. В-третьих, это появление отголосков характерных навыков, привычек и всего прочего, что характеризует разум кровников. Так что, если один брат изучал кузнечное дело, то, вполне возможно, что и второй почувствует тягу к маханию молотом и сможет даже «вспомнить» некоторые специфические знания. Всесторонне этот механизм никто до сих пор не смог изучить, но можно уверенно сделать вывод, что при кровном братании из двух кардинально непохожих индивидуумов может выйти два почти сходных разумных существа. Причем не имеет значения ни раса, ни пол, ни возраст. Кровь стирает все эти барьеры, устанавливая при этом свои правила.

Теперь про остальные формальности, которыми со мной поделился Мирин. У различных государств по этому поводу свои законы. Так, у гномов и эльфов с этим все строго — нового родственника моментально принимают в семью, обеспечивая титулом (если таковой имеется), наследством (опять же, если есть чем), и всеми сопутствующими правами и обязанностями этого рода. Причем в связи с этим кровное братство у эльфов широко не прижилось, так как вносило немалую путаницу в родословную, а у гномов — наоборот, частенько практикуется. В Мардинане такому внимания не уделяют, законов о кровниках практически нет, все держится на обычаях, а вот в Империи с этим строго, даже существует такое правило, что за преступление вполне может ответить не совершивший его, а кровный брат преступника. У альтаров по понятным причинам кровное родство не практикуется, но горцы прекрасно понимают, что это такое и с чем его едят.

Когда я узнал обо всем этом, моему огорчению не было пределов. Я даже встал со стула и начал нервно ходить по палатке взад-вперед, переживая о случившемся.

— Алекс, что с тобой? — обеспокоенно поинтересовался Мирин.

— …! И надо же было такому произойти, дракона мне в печенку! — выдохнул я, сжимая кулаки. — Мда… Теперь все становится понятным, вот только от этого не легче!

— Что случилось? Или тебе так неприятно, что у тебя появилось несколько братьев? — спросил Ваз.

— Нет, блин! Мне очень неприятно, что раньше обо всем этом мне никто не удосужился рассказать!

— Ну, извини, — сказал Фариам. — Я, конечно, догадывался, что тебя следовало поставить в известность, но когда мы вчера решили побрататься, ты был, мягко говоря, слабо вменяемым.

— Да я вообще не про вас! — махнул рукой я. — Просто мне, наконец, стало ясно, почему так сильно изменился мой характер.

Сев на стул, я зло пробормотал:

— Ну, Алонка! Ну, любительница сказок, я тебе еще устрою!

— А причем здесь Алона? — поинтересовался Мирин.

— Притом! — раздраженно ответил я, но видя непонимание на лицах братьев, решил пояснить. — Помнишь, Фар, ты как-то мне сказал, что не можешь понять, почему я веду себя, то как расчетливый торговец, то проявляю заботу о совершенно посторонних людях? Так вот, теперь я, наконец, нашел этому разумное объяснение. Раньше мне казалось, что я просто случайно, копаясь у себя в мозгах, пробудил к жизни свою совесть, благополучно засохшую еще в детстве, а теперь понял, что это все произошло благодаря влиянию Алоны. Демоны, а я-то волновался, отчего все больше становлюсь похожим на среднестатистического героя-недоумка, который спасает всех подряд, и затыкает собой все дырки! А вот оно, оказывается, почему… Кровное братство, мать его!

— И что, для тебя это так неприятно? — без тени улыбки спросил Ваз.

Я задумался. Нет, сказать с уверенностью, что мне это было неприятным или противоестественным, я уже не мог. Да и не настолько были рельефными эти изменения в моем характере, чтобы поднимать по этому поводу бучу. Просто, если детально разобраться, я стал чуть больше ценить чужие жизни. Нет, даже не ценить, а признавать, что кроме меня еще многие имеют право на достойное существование. Просто я стал ощущать, что честь для меня не пустой звук, но при этом вовсе не собирался отказываться от мысли, что для дела ею можно и пренебречь. Просто мне вдруг стали небезразличными судьбы моих друзей, да и вообще, если задуматься, вполне может быть, что и приобрел я их благодаря как раз такому влиянию характера Алоны. Поэтому я честно ответил Вазу:

— Нет, просто для меня это очень неожиданно, но вовсе не неприятно… Хотя, если предположить, что у меня сейчас это не вызывает неприятия только потому, что я изменился, и если оценивать перемены с изначальной точки, то есть, до братания, то наверняка… Блин, вообще ерунда какая-то получается!

— А что, разве изменения стали заметны за такой небольшой период? — поинтересовался Ваз, следя за моими метаниями. — Наши маги подсчитали, что для полного распределения и образования равновесия требуется не менее двух лет.

— В моем случае первые признаки проявились уже на следующий день, — ответил я, припоминая давно минувшие события.

Ох, как же давно это было! Такое впечатление, что в прошлой жизни.

— Одно меня утешает, — улыбнулся я, вынырнув из воспоминаний. — Что и Алонка тоже испытала пару сюрпризов с изменением своего характера. А я еще недавно удивлялся, как же за такой срок она сумела так быстро вырасти, хотя еще недавно была сущим ребенком? Теперь-то все становится понятным. Мда…

— Ну что, ты получил ответ на свой вопрос? — спросил Фариам. — Теперь расскажи нам, откуда ты родом.

— Нет, — улыбнулся я и присел на стул. — Сперва я хотел бы спросить у вас, как проходило братание? Нет, чисто технический момент, чья кровь смешивалась?

— Вначале были мы с Реном, — ответил Ваз. — А потом уже и Фариам с Миром. А почему тебя это интересует?

— Хотел предложить вам троим обменяться кровью еще и со мной, — ответил я.

— А зачем? — не понял Мирин, но Фар опять оказался сообразительнее:

— Ты хочешь сделать из нас магов? А с Вазом зачем?

— А просто за компанию! — бесшабашно ответил я.

Это было не совсем правдой, так как я действительно преследовал еще и свои цели, предлагая им побрататься со мной.

— А, давай! — ответил Ваз, махнув рукой.

— Я тоже не против, — сказал Мирин.

— Ну и я только «за», — кивнул Фариам.

— Тогда начнем, пожалуй, — сказал я и достал свой кинжал.

Надрезав свою ладонь, я протянул клинок Фариаму и, дождавшись, пока он проделает тоже самое, скрепил руки в крепком рукопожатии. Нырнув в тело короля благодаря переплетению наших аур, я быстренько кое-что усовершенствовал в нем, взяв за основу эксперименты с Ренардом, а также заодно подлечил намечавшуюся было у Фара язву желудка. Закончив, я вынырнул обратно и оглядел результат. Аура Фариама начала светиться гораздо ярче. Теперь его тело получило нехилый толчок к развитию магических способностей и через некоторое время мой брат, если будет регулярно тренироваться, может стать очень сильным магом.

Убрав руку, я повторил эксперимент с Мирином, мельком глянув на удивленно рассматривающего свой быстро затянувшийся порез Фариама. И второй эксперимент прошел очень удачно, позволив мне сделать своего братишку зародышем сильнейшего мага Подгорного королевства. С Вазом все прошло по накатанной, там я изменять ничего не стал, просто дождался, пока наша кровь смешается, образуя глубокую связь. Это мне было нужно еще и потому, что меня очень смущали слова эльфа о Повелителе и настойчивое приглашение в Фантар. Тут не нужно было быть провидцем, чтобы понять, что все это дурно пахнет, так что, вполне возможно, мое родство с королевской семьей если и не поможет мне избежать будущих неприятностей, то хотя бы существенно их ослабит.

— Ну, вот и все, — сказал я, вернув кинжал в ножны.

— Алекс, а вот скажи, зачем это было нужно тебе? — поинтересовался Мирин.

— Для большего спокойствия, — озвучил я одну из причин, подтолкнувших меня к этому шагу.

— То есть? — не понял брат.

— Теперь я смогу вас чувствовать в любое время дня и ночи, — пояснил я. — Могу также связаться с вами без помощи амулетов и прочей ерунды, да и смогу обнаружить с закрытыми глазами. И это только те эффекты кровного родства, которые я уже опробовал. Еще есть вероятность, что мне станут доступны некие ваши скрытые способности, если таковые у вас имеются, да и вообще, нужно поподробнее узнать об этом у одной моей подруги. Может быть, в этом родстве есть такие бонусы, о которых еще никто не знает.

— Связываться без амулетов? — переспросил Мирин.

— Я потом научу, — ответил я. — Кстати, раз пошла такая пьянка, могу передать всем вам свою интуицию, навыки Рассветной школы, искусство верховой езды… Короче, все, что попросите, я не жадный… местами.

— А знания магии передашь? — спросил заинтересованный Фариам.

— Нет, — честно ответил я. — Слишком большой объем, можно запросто мозги выжечь. Так что придется вам обучаться всему самостоятельно, как Алона.

Мирин непроизвольно хихикнул, а когда все недоуменно на него посмотрели, пояснил:

— Сестренка, тренируясь, за несколько месяцев чуть весь дворец по камешкам не раскатала. У нас даже присказки новые появились. Например, если гремит гром — не обязательно гроза за порогом, может, это принцесса не в духе. Или еще — не так страшна принцесса, как ее тренировки.

Улыбнувшись, я подумал о том, что же сподобилась сделать Алона, чтобы заслужить такую популярность в народе.

— Алекс, а ты вообще-то хотел рассказать нам кое о чем, — напомнил нетерпеливый Ваз.

Все присутствующие уставились на меня, ожидая, когда же я начну колоться. В общем, поглядев на их лица, я понял, что назад дороги нет, и с неохотой приступил к рассказу:

— Однажды, почти три десятка лет назад, в одном из соседних миров на свет появился человек. Звали его Алексей. Появился он в самой обычной семье, не обремененной титулами и деньгами. Но человек тот по этому поводу не страдал, рос, как и все обычные дети, учился, развивался, читал книжки, потом начал работать. Не воином, не ремесленником, а совсем по другой части. Я даже не могу точно обозначить эту профессию, чтобы вам было понятно, так как здесь она появится в лучшем случае через тысячу лет. В общем, человек был самый заурядный, талантами не обладал, выдающегося ничего не совершал, и единственным, чем отличался от других людей, так это характером. Он был у него, мягко скажем, тяжеловат. Так вот, задумал этот человек однажды поехать в лес отдохнуть. Хотя, не сам задумал, а его банально выперли пинком под зад, но это уже не столь важно. Короче, гуляя по лесу, он непонятно как переместился в этот мир, да вдобавок угодил не куда-нибудь, а прямиком в эльфийский лес. А вот тут начинается вторая часть истории. Немногим меньше двадцати лет назад родился в эльфийском лесу один ушастый мальчик. Звали его Лавиниэль, и он тоже был самым заурядным эльфом, с не менее тяжелым характером. Так бы он и остался в памяти лесного народа странноватым чудаком, если бы случайно не узнал, что может обучаться магии. Много трудов ему стоило обрести эту возможность, много усилий пришлось приложить, чтобы скрыть конечную цель своего обучения, но в итоге через несколько лет упорных занятий он в довольно среднем объеме научился пользоваться своими способностями. И вот тут две истории соединяются. Человек, попавший в эльфийский лес, был схвачен стражами, объявлен нарушителем и приговорен к смерти, а учитель эльфа оказался несколько более любопытен, чем нужно, поэтому приказал своему ученику передать чужаку знания общего языка, чтобы хорошенько расспросить того перед казнью. Вот только оказалось, что мозг человека был способен усваивать гораздо больше информации, чем предполагали эльфы. Он забрал себе не только знания общего, а и всю память, навыки и даже душу молодого эльфа. В результате неудачного допроса получился один очень избитый чужак и один совсем мертвый эльф. Учитель о своих намерениях никому рассказывать не стал, поэтому все решили, что чужак убил лесного жителя своей непонятной магией, и нарекли его Убийцей, тем более что так гласили их пророчества. А затем эльфы слегка сглупили, не став сразу убивать чужака, а сперва потащив на суд, чтобы в торжественной обстановке приговорить его к принесению в дар лесу. Это такая дебильная традиция лесных, весьма мерзкая и отвратительная, но это так, к слову… Короче, человек этот получил отсрочку до утра и решил этим воспользоваться. Нужно сказать, что все знания и душу эльфа он забрал совершенно случайно, не подозревая, что делает, поэтому очень удивился, обнаружив постороннего в своей голове. А вот тогда началось самое странное. Понимая, что с пришельцем в голове ему будет жить трудновато, человек отправился в глубины своего мозга, чтобы убить эльфа и получить все его знания, но… не смог. Просто не захотел. Вместо этого он предложил эльфу рискнуть и слиться душами, чтобы вместе с ним попытаться избежать смерти. Несмотря на все их опасения, операция прошла успешно…

Я замолчал, вспоминая свою жизнь. Все-таки, действительно, я ни о чем не жалею, и даже если бы мог повернуть события вспять, сделал бы все точно так же. Поодиночке у нас не было шансов, ни у эльфа, ни у человека, а вот вместе… Вместе я такого наворотил, что и вспоминать неохота!

— И что получилось в итоге? — спросил Фариам, прервав затянувшееся молчание.

— Получился я, — просто ответил я ему.

В палатке наступила мертвая тишина. Все удивленно смотрели на меня и искали в моем лице… что-то. Я не предполагал, что моя история так повлияет на них, ведь даже Алона восприняла ее гораздо спокойнее.

— Слияние душ? Разве это возможно? — ошеломленно произнес Ваз.

— Результат перед тобой, — ехидно напомнил я ему.

— И как тебе? — поинтересовался Мирин.

— Что именно?

— Чувствовать себя двумя разными личностями, — пояснил брат.

— Никак, — ответил я. — Я один, цельный и неделимый. И ничем не отличаюсь от других разумных, разве что до определенного момента помню две своих предыдущих жизни. Если разобраться, это мне ничуть не мешает, поэтому я с полным правом считаю себя полукровкой. И не спрашивайте, кого во мне больше, так как это просто бессмысленно. Просто две моих души в один прекрасный миг слились в одну, и даже характер нисколько не поменялся. Как был тяжелым, так и не полегчал ни на грамм. Может быть, именно это и помогло при слиянии, кто знает…

— А что было дальше? — спросил заинтересованный Ренард.

— А дальше был побег, потом путешествие через лес, драки с эльфами, разбойниками… Через несколько дней, как я покинул эльфийский лес, мне по дороге попалась карета с Алоной. Все остальные уже в курсе, но тебе я могу рассказать, что на нее в тот момент совершали нападение наемники, посланные одним гномом, собирающимся захватить Подгорный трон. У наемников случился я, все они плавно перешли в разряд неживой природы, а я познакомился с принцессой. Так как мне нужна была помощь в продаже некоторых вещей и в добыче сведений об окружающем мире, а Алонке — защита от всяких гадов, мы решили объединиться и путешествовать вдвоем. В одном из городов Мардинана я познакомился с Вазом, там же произошло несколько нападений наших недругов, в результате чего опять появилось много трупов, а мы поехали дальше. Спустя много дней пути и кучу потраченных нервов мы достигли Марда, где Алона была передана в руки своего отца. Вроде и все… Ах, да! В одном из нападений она была сильно ранена, поэтому мне пришлось ее вылечить. Так как я не знал другого способа, кроме как слиться с ней аурами, ведь ни одного лечебного плетения еще не успел изучить, то вышло, что мы стали родственниками. Дальше можно не рассказывать, потому что скучно и неинтересно. Вначале было обучение в Рассветной школе, потом армия, отправка на границу и, наконец, война.

Мы все немного помолчали, а потом Ваз спросил:

— А какой он, твой родной мир?

— Ну, теперь можно утверждать, что и этот мир для меня родной, но я понял, что ты хотел спросить. В принципе, нет никакой разницы, разве что эльфов там не найдешь, да и гномов никогда не было. Там есть только люди, хотя и разных рас — желтые, белые, черные, коричневые. Все они тоже живут, надеются, чувствуют. Некоторые рвутся к власти, некоторые стремятся побольше заработать, некоторые просто жируют на всем готовеньком, то есть — все, как здесь. И даже не могу сказать, что в соседнем мире более цивилизованно. В любом городе так же спокойно могут ограбить и убить, ведутся войны, но не из-за земли, а ради добычи. В общем, все весьма похоже, только совсем нет магии, зато развивается наука, давшая много изобретений, как нужных, так и не очень. Технология достигла невиданных высот, прогресс идет вперед широкими шагами, вот только потребности у людей остаются все теми же. И если опустить всю эту мишуру цивилизации и просто сравнить жителей двух соседних миров, то особой разницы вы не заметите. Ну, разве что в строении ушей или цвете кожи.

— А атомная бомба, про которую ты говорил? Ты же сказал, что это полумагическое оружие? — уточнил Ваз.

— Так и есть, — ответил я. — Но понял я это только здесь, столкнувшись с проявлениями магии. До этого я думал, что ядерное оружие — чистейшей воды технология.

— А как там с населением? — спросил Мирин.

— До хрена! — ответил я. — Здешние крупные города — это жалкие деревеньки по сравнению с тамошними мегаполисами. Наверняка в одном подобном городе людей будет больше, чем на всем этом материке.

— А что в том мире с оружием? — спросил практичный Рен.

— Мечами и луками никто давно не пользуется. Изобрели новый вид оружия, которое называется огнестрельным. Здесь до этого еще далеко, и слава вашему Единому!

— Почему это? — удивился Мирин.

— А потому, что пока в этом мире практически все решает мастерство. И если в бою сойдутся два воина, победит лучший. Тот, кто сильнее, тот, кто выносливее, тот, кто умнее, наконец! А с огнестрельным оружием такого не получится, ведь им может пользоваться каждый. Даже ребенок. И исход такого боя будет предсказать практически невозможно. Поэтому я не хочу, чтобы оружие такого типа появилось в этом мире. Пусть выживают сильнейшие, а не те, кто успел быстрее выстрелить.

Внезапно вход в палатку распахнулся и внутрь зашел один из стражников.

— Прошу прошения, ваше величество, — обратился он к Фариаму. — Но лагерь уже полностью собран, а воины закончили с погребением и вернулись.

— Хорошо, передай всем, чтобы готовились выдвигаться, — ответил король.

Воин покинул палатку, а Фариам недовольно отметил:

— Алекс, опять ты весь совет пустил демонам под хвост!

— Стараюсь, — скромно ответил я. — Кстати, а по какому поводу вы спорили сегодня?

Ответил Мирин:

— Алекс, ты будешь смеяться, но опять из-за Викерна. Вот, решали, что с ним делать. Два голоса за то, чтобы его прибить, не раздумывая, и два против. На чью сторону встанешь ты?

— А поподробнее можно? — попросил я.

В общем, выслушав обе стороны, я понял, что Викерн действительно стал проблемой. Как говорится, и хочется, и колется. В принципе, как заложник он очень неплох и может дать нам нужную отсрочку, чтобы укрепить образовавшийся союз, но только действия имперцев в таком случае весьма предсказуемы. Вначале они будут искать, где его прячут, а потом попытаются освободить, не считаясь с потерями. Ведь всего несколько имперских магистров — и любая охрана превращается в досадное недоразумение, мертвое притом. Так что держать Викерна у себя даже опаснее, чем просто убить его на месте. Но вот Фариам предложил весьма интересный вариант, который может полностью укрыть Викерна от глаз разведчиков. Он заключается в использовании очень древнего артефакта из королевской сокровищницы, о свойствах которого Фариам ничего толком не мог сказать. Только то, что он нужен как раз для таких случаев, и ничего больше, потому что этим предметом уже очень долгое время никто не пользовался, так как он был разряжен, а сильных магов, чтобы его наполнить энергией, в Мардинане давно не было.

— Алекс, я прекрасно понимаю, что тебе нужно срочно отправляться в Гномьи горы, но прошу тебя помочь мне, — закончил Фариам.

Блин, так и знал, что обязательно что-то подобное случится! И, как обычно, в эльфийский лес, который собрался посетить, теперь я попаду очень нескоро. Если вообще попаду, с моим-то везением. Поглядев на короля, я спросил:

— Как, по-твоему, отсрочка для союза стоит такого риска?

— В таком деле любой риск оправдан, — кивнул брат.

— Что ж, тогда я согласен помочь.

Глава 2. Итоги войны

Остальная часть Первого Совета Нового Союза (да-да, именно так, и все слова с большой буквы!) прошла не слишком интересно, во всяком случае, для меня. Может быть, это было оттого, что мой желудок настойчиво напоминал о необходимости позавтракать, а может быть, потому, что вмешиваться во всякие мелкие экономические составляющие будущего сотрудничества мне было лень. И действительно, что дельного я мог посоветовать по поводу процентов, которые будут отчисляться гномам от разработки рудных залежей степи, или каким образом будет проводиться набор альтарских магов в пограничную стражу Мардинана? Поэтому я предпочел тихо отмалчиваться и не влезать в беседу правителей, дорвавшихся до возможности хорошенько поторговаться.

В итоге, где-то через час, когда моя утроба уже приготовилась издавать мелодичные позывные, всем моим новоявленным младшим братикам (а как же иначе, ведь по совокупности мне-то лет гораздо больше!) удалось разрешить все наиболее важные проблемы. Так, например, Ваз пообещал направить эльфов на озеленение территорий, пока только приграничных, ведь альтарам нужно было еще выгнать из степи кочевников. Кстати, их, по моему совету, решили трогать не всех, оставив на севере с десяток племен, уже давно ведущих оседлый образ жизни. Ваз гарантировал, что эльфам эти степняки помехой не будут, а я планировал, что впоследствии горцы даже смогут наладить с ними торговлю зерном и овощами, пока степь не будет в должной мере освоена. Это будет гораздо дешевле, чем везти все это караванами из Мардинана.

По поводу всех остальных кочевников разгорелись нешуточные споры. Рен высказывался за то, чтобы истребить их всех поголовно, Фариам горячо поддерживал его. Конечно, чужими руками избавиться от проблемы, действующей на нервы Мардинану сотни лет! Ваз благоразумно не встревал, ну а я высказался за то, чтобы турнуть степняков на юг, в незанятые дикие земли, из которых они и пришли полтысячи лет назад. Просто уничтожать десятки тысяч женщин и детей только потому, что они занимали чужие земли, было для меня, прямо скажем, дико. Да, после потери Города я мог бы сделать это, не раздумывая, но недавняя бойня остудила мою жажду мести, поэтому сейчас во мне проснулся цивилизованный человек.

И хотя я прекрасно понимал, что это было бы лучшим выходом из положения, но все-таки с поддержкой Мирина сумел убедить Рена дать степнякам шанс на будущее. В итоге длительного обсуждения было решено с шумом турнуть всех кочевников на дальний юг, а уже тех, кто не захочет или будет сопротивляться, вырезать подчистую. С падением Марахи слухи по степи должны были разлететься быстрее ветра, поэтому Ренард уверенно заявил, что спустя месяц-другой можно будет начинать планомерное освоение территорий, не боясь стрел из кустов.

После этого вернулись к решению насущных вопросов. Так, Ваз заверил, что предоставит горцам несколько хороших магов для обучения одаренных. Хоть процесс это медленный, но начинать его все же когда-то было нужно, и чем раньше, тем лучше. Мирин в свою очередь пообещал, что разработка залежей руды и других полезных ископаемых начнется немедленно, поэтому альтарам еще придется поломать голову над тем, как обеспечить безопасность гномов в степи, пока идет выселение кочевников.

Кроме того, было обговорено несколько торговых моментов. Пока только по поводу создания пути из Мардинана в горы, по которому в скором времени должен будет отправиться караван с изделиями из металла. Кстати, оружие, снятое с убитых кочевников, было решено полностью оставить альтарам, так сказать, чтобы было чем кочевников выселять. Еще на совете поговорили о том, какие города желательно возродить в степи, а какие — построить заново. Вот тут я уже остудил горячие головы и посоветовал пока грандиозных планов не придумывать, а сосредоточиться на необходимых мелочах, таких, как безопасность, торговля, организация рудников, недалеко от которых и должны строиться будущие города. Да и вообще, с одной Марахой пока дел по горло, а они уже начали прикидывать место, где будут возводить новую столицу! Мечтатели, блин!

Вовремя вспомнив о своей книге, я отправил одного из вояк к моим ребятам, чтобы ее достали и принесли, так что уже через десяток минут все могли по достоинству оценить работу, проделанную Темным магом. Долго рассматривать все записи не стали, а сразу выбрали одно из мест, где находились богатые залежи меди и куда в скором времени должны были отправиться подгорные рудокопы. Также я обратил внимание на метку, неподалеку от Гномьих гор, которая, судя по расшифровке, обозначала залежи обычного речного песка, и отметил себе на будущее. Если у меня со стеклом выгорит, можно будет наладить добычу, но сейчас об этом даже заикаться не стану.

Пока обсуждали всякие налоги, пошлины и другую ерунду, я попытался заняться полезным делом — наклепал разговорных амулетов на всех, чтобы ликвидировать проблемы со связью. Амулеты получились хорошие, практичные — монетки на веревочках и без них, потому что больше у меня под рукой ничего не оказалось. Так как мы все были магами, если не опытными, то начинающими, проблем с подзарядкой не должно было возникнуть. У меня мелькнула мыслишка внедрить разговорники прямо в тело, как практиковали в фантарской разведке, но я побоялся экспериментировать и ограничился стандартной версией.

Закончив с амулетами, я стал откровенно скучать и размышлять о том, что же мне делать с библиотекой Темного. За один присест перевезти ее в Мард будет проблематично, да и многие свитки в процессе транспортировки могут попросту превратиться в пыль. Тащить же в Белую Скалу Снежану было бы неразумно, так как мне пришлось бы находиться при ней, ведь пещерка Аладдина без моего колечка открываться не станет. Да и вообще, может, не стоит пока светить своими находками перед народом, тем более сейчас? Точно! Нужно сперва подумать, как эту библиотеку обезопасить, но перед этим разобраться со Снежаной, а то я про нее вообще забыл…

— Алекс! Алекс, ты часом не заснул? — прервал мои мысли Фариам.

— Нет, задумался слегка.

— И над чем, не поделишься? — поинтересовался король.

Я уловил в его глазах смешинки и ответил с улыбкой:

— Да вот, думаю, за кого бы Алону замуж выдать. Давно пора уже, но только два наиболее вероятных кандидата сегодня плавно перешли из разряда «потенциальный муж» в разряд «старший брат обыкновенный». Такая жалость, даже обидно!

Первым захихикал Мирин, его смех поддержал Ваз, ну а потом в штабной палатке воцарилось всеобщее веселье. И вроде бы ничего особо смешного я не сказал, но настроение всем поднял.

— Кстати, объясните мне еще такой момент, — попросил я, когда все успокоились. — Вот мы теперь братья, так что же тогда получается, Ваз женат на собственной сестре? А это никаких проблем не создаст в будущем? Ну, сейчас — понятно, ребенок родится здоровым, а вот следующий?

Немного смущенный Ваз принялся объяснять мне всю подноготную вопроса. Оказывается, данная ситуация как раз и относилась к роду тех самых парадоксов, которые образовывались благодаря кровному родству и считались обычным делом. А по поводу неприятностей с потомством можно было не волноваться, так как многочисленные эксперименты, проводимые эльфийскими магами, доказали, что кровная связь совершенно не влияет на это. Попросив уточнить, что это были за эксперименты, я с удивлением узнал, что где-то больше тысячи лет назад в Фантаре подобным вопросом были обеспокоены члены правящей семьи, которые и поставили перед магами такую задачу. Что конкретно послужило толчком к такой заинтересованности, Ваз не объяснил, отбрехавшись, что это были темные страницы эльфийской истории.

Слушая его рассказ, я понимал, что действительно — темноватые и грязноватые. В это время шла какая-то затянувшаяся война между эльфами и одним из государств людей, поэтому подопытных кроликов было предостаточно. Экспериментальным путем за несколько десятилетий (не спешили ушастые, к делу подошли обстоятельно) магам удалось доказать, что кровная связь никак не влияет на потомство. Даже у кровных брата и сестры рождались абсолютно здоровые дети без каких-либо отклонений, которые также производили на свет нормальных отпрысков. Тогда же и было выяснено, что кровная связь не может быть разорвана или использована третьим лицом в своих целях, ну и еще несколько подобных моментов. Короче, эльфы поработали славно, даже боюсь представить, скольких людей им пришлось угробить ради своих тестов. Понятно, почему Ваз так смущался, рассказывая об этом.

Выслушав историю эльфа, я уточнил:

— То есть, Фариам может спокойно жениться на Алонке, и ничего страшного не приключится?

На этот раз ответил Мирин:

— Понимаешь, Алекс, с этим дело немного сложнее. С Алисой все ясно, при кровном братании допускаются такие парадоксы, но вот с Алоной — другое дело. В Подгорном королевстве браки между родственниками не приемлются категорически, а последний такой случай был лет сто назад и закончился изгнанием. Так что из этой затеи ничего хорошего выйти не может по определению. Вот если бы Фариам взял ее в жены до этого, никаких сложностей просто не возникло бы.

— Понятно, — разочарованно протянул я.

Просто у гномов не было такого большого экспериментального опыта, как у ушастиков, поэтому их законы в этом деле отличались строгостью. В общем, опоздал я со своим предложением. Не то, чтобы это меня сильно беспокоило, так как всерьез устраивать личную жизнь родственников я не планировал, но уж больно пара удачно складывалась… до поры до времени.

— Алекс, а чего это ты меня вдруг женить собрался? — поинтересовался Фариам.

Несмотря на улыбку, появившуюся на его лице, я понял, что вопрос задан неспроста. Ну да, я бы тоже разозлился, надумай кто меня сватать, поэтому небрежно махнул рукой в ответ и успокоил братишку:

— Да ты меня как раз и не особо интересуешь, а вот Алона… Насколько я понял по ее рассказам, она там в горах всех приличных кандидатов в мужья поразогнала. Если я не позабочусь, так и останется ни с чем, ведь и Шаракх что-то не особо уделяет этому внимание.

Улыбка Фариама немного потеплела.

— А-а-а… А то я уж было начал волноваться… — он обратился ко всем: — Ну что? Похоже, мы все важные вопросы обсудили, а остальные рабочие моменты можно уточнить уже по пути назад.

Все согласились, естественно, кроме меня.

— Погоди, братишка, у меня тут один вопрос есть. Ваз, помнишь эльфов, которые живут недалеко от Гномьих гор? Я вот собираюсь смотаться туда и выковырять ушастых из своей раковины, поэтому хотел поинтересоваться, нужны они вам?

— В каком смысле? — уточнил Ваз.

— В прямом, — ответил я. — Если их оставить киснуть в собственном соку еще лет пятьдесят, то будет уже слишком поздно — родственные браки, кровосмешение, дети-дебилы и все такое. Их осталось всего сотен восемь, так что этот процесс скоро начнется, а мне их, если честно, жалко немного. Нет, не тех старейшин, что годами проповедовали свои противомагические убеждения, а молодняк, который может и хотел бы слинять оттуда, да просто не знает, куда ему податься. Я-то хорошо знаю, ведь сам таким был.

Эльф призадумался, потеребив мочку уха, но потом вынес безрадостный вердикт:

— Алекс, мне, конечно, жаль тебя разочаровывать, но для Фантара они совершенно бесполезны. Нет, я могу их взять под свою ответственность только потому, что просишь ты, но представь, что с ними будет дальше? Жить в положении «бедных родственников» всю жизнь, знать, что твои дети никогда не смогут быть на равных с гражданами Фантара? Я бы так не смог. А другого выхода просто не вижу, ведь на потомков изгоев все равно будут смотреть иначе, как бы я ни старался.

— Понятно, — сказал я. — Примерно такого ответа я от тебя и ожидал, но просто нужно было убедиться. А ты что скажешь?

Я повернулся к Фариаму. Тот слегка задумался, а потом ответил:

— Мардинан вполне смог бы принять всех этих эльфов, и растворить их в себе. Лишние жители с магическими способностями нам не помешают. Вот только боюсь, что сами эльфы этому будут не рады, если, как ты говоришь, ими руководят старейшины, помешанные на своих традициях.

Тут уже задумался я, но потом признался:

— Да, ты прав, это будет та еще проблема, но я попытаюсь ее решить уже на месте, а пока только хочу услышать от тебя ответ на простой вопрос — если вдруг несколько сотен эльфов вдруг решат стать гражданами Мардинана, как ты к этому отнесешься?

— Нормально. Особенно, если часть из них попросится в мою гвардию.

— Что, стрелков не хватает? — подначил его я.

— Такие лучники, как эльфы, на дороге не валяются, — вполне серьезно ответил Фариам.

— Тогда вопрос решен, — кивнул я.

Но тут голос подал Мирин, который решил вдруг спросить меня:

— Алекс, а почему вдруг тебя заботит судьба этих эльфов?

Я слегка замялся.

— Ну… Как тебе сказать… Просто я перед ними чувствую легкую вину. Все-таки они мою половину на свет произвели, сколько лет растили-воспитывали, а я им даже спасибо не сказал, но зато на прощанье ушастое поголовье конкретно так сократил. Теперь вот какая-то заноза в душе покоя не дает, поэтому я и хочу если и не помочь, то хотя бы попытаться что-то изменить. Ведь если взять их поодиночке — вроде бы довольно приемлемые личности, но как только соберутся толпой, да еще и под предводительством старейшин, из которых уже давно песок сыплется — просто гаси свет!

— Попробуй, Алекс, — кивнул Фариам. — У тебя наверняка получится. Правда, я со страхом представляю последствия появления эльфийской крови в самом центре Мардинана.

— То есть? — не понял я.

— Да в деревнях и городах на севере королевства уже столько полукровок, что просто страшно становится! По-моему у эльфов даже такое соревнование водится — бегать на наши земли и брюхатить всех окрестных девок. А тамошние мужики, понятное дело, обижаются, да и бьют ушастых, если поймают, что отнюдь не способствует установлению добрососедских отношений. И ведь все равно, как эльфов не гоняй, добрая четверть детей во всех северных городах на границе длинноухими рождается!

Ваз, кусавший губы на протяжении всего этого монолога, все-таки не выдержал и расхохотался.

— Тебе смешно, — укоризненно покачал головой Фариам. — А я вот каждые полгода регулярно выслушиваю сотни жалоб на эльфов. Надоело уже! Вот возьму и издам указ, по которому каждый эльф, пойманный на месте… преступления, должен будет жениться! Сразу гостей поубавится!

Отсмеявшись, Ваз поднял руки и с улыбкой сказал:

— Нет, вот такого, пожалуйста, не устраивай. Я скажу стражам на границе, чтобы поутихли со своими играми.

— Да уж постарайся, — Фариам серьезно кивнул и глянул на меня. — Больше вопросов нет?

— Есть. Как насчет передачи способностей? Или вы уже забыли про это дело? Много сразу я передать не смогу, но хотя бы интуицию скопировать нужно обязательно.

Все присутствующие согласились, и так как Ренарду эта операция была уже не нужна, я быстро сделал три копии своего радужного цветка и передал их остальным. Также я поделился с Миром своими навыками Рассветной Школы, а у Ваза еще и умудрился банально спереть знание темноэльфийского языка, который у лесных эльфов назывался староэльфийским и изучался только энтузиастами, которым я никогда не являлся. А тот эльфийский, на котором говорил я, в Фантаре считался простонародным. Именно поэтому меня прекрасно понимала Альвана, приняв за эльфа, но все равно, пользуясь возможностью, я на всякий случай заполнил пробел в своем образовании. Кстати, Ваз так ничего и не заметил, лишь поинтересовался, как это я наловчился так быстро передавать знания другим, на что я, посмеиваясь, списал все на частую практику. Нет, я, конечно, подозревал, что это было еще одной моей характерной особенностью, но про свою «темность» старался никому лишний раз не напоминать.

После этого совет официально завершился, и все разошлись, давая возможность солдатам собрать штабную палатку. Мирин и Ваз ушли к своим, чтобы проконтролировать окончание сборов, а Ренард простился уже насовсем, забрав мою книгу и отправившись заниматься проблемами выселения, Напоследок он попытался меня еще раз уговорить отправиться к своему народу, но я лишь ответил:

— Нет, брат, у меня свой путь.

Потом я обнял повесившего нос Ренарда, посоветовал не раскисать, и пожелал удачи. Фариам тоже пожал руку своему новому брату и тепло с ним попрощался. Когда тот умчался, пообещав через некоторое время доставить Викерна под конвоем, король без обиняков спросил:

— И о чем ты хотел поговорить?

— О кошках! — ответил я.

— Каких кошках? Алекс, хватит ерничать!

— Нет, я серьезно, проблема в моих Кэльвах. Дело в том, что умер-то я без дураков, поэтому клятва верности нас уже не связывает. Вчера я осмотрел мельком своих парней и заметил, что то плетение, которое я им ставил в ауры, тоже частично разрушилось… Хотя, далеко не частично, чего уж тут лукавить. Видимо, в моей ауре было столько энергии, что она сожгла не только основное плетение, но и спалила все каналы связи с парнями, затронув при этом и их самих. В общем, остались от моих плетений жалкие ошметки, которые практически ни на что влиять не могут, так как энергию совсем не потребляют, но все еще могут быть опасны, так как их действие я предугадать не могу. Ясно одно — базовые постулаты клятвы они держат, то есть ребята ни отряд, ни страну предать не смогут, но вот все остальное безвозвратно утрачено. Так что я не могу больше оставаться их командиром… Да и не хочу, если честно. Навоевался уже по самое не могу! Придется тебе принимать их к себе на службу уже как вольных наемников, и использовать либо в качестве личной гвардии, либо как телохранителей, или же еще как-нибудь. Главное, что они в армии уже оставаться не могут. Бывшим наемникам — по кодексу не положено, а старожилам — как-то не по совести.

— Это ты так тонко намекаешь, что я с ними должен контракт подписать и оплату повысить? — усмехнулся Фариам.

— Нет, это я тебе прямо говорю — должен! Иначе просто уйдут они со службы, так как штраф вполне могут выплатить, да и подадутся на вольные хлеба, а тебе оно надо? Таких профессионалов терять?

— Алекс, не кипятись, — миролюбиво сказал король. — Я понимаю, что ты за своих ребят стоишь горой, и обижать их никак не собираюсь. Признаюсь тебе, я и сам думал широко использовать их таланты в… определенных целях.

— Да не темни уже, — махнул рукой я. — Хотел сделать из них разведчиков, чего уж тут скрывать.

— Ну… в общем, да. А ты уверен, что они не откажутся от моего предложения, когда ты уйдешь?

— В большинстве уверен, а некоторые наверняка захотят оставить службу. Я еще с ними по этому поводу не говорил, так что предполагать пока ничего не буду.

— Когда станешь это с ними обсуждать, пообещай всем, кто останется, полсотни золотых в месяц и жилье в столице, — сказал Фариам.

— Всего полсотни? — удивился я, вспомнив грабительские цены Марда.

— А чем тебя не устраивает эта цифра? Да у меня сотники получают меньше!

— А они обладают умениями Рассветной школы? — ехидно заметил я. — Да, кстати, а где мастер Лин? Что-то я его не видел. Он хоть не сильно пострадал?

Фариам опустил взгляд, но подтвердил:

— Нет, даже царапины не получил ни одной. Он еще вчера собрал всех своих учеников… тех, кто остался в живых, и отправился прямиком в столицу.

— Мда… — протянул я.

Нет, я понимаю, что потери в войне неизбежны, но вот Лина было очень жалко. Лишиться в одночасье стольких своих воспитанников… Но, нужно признать, помощь он нам оказал просто неоценимую. Если бы не его ученики, вряд ли наше войско смогло бы удержать строй.

— Фар, а проясни мне еще один момент, — свернул я разговор в сторону, вспомнив о маленькой неувязке. — Если всех погибших похоронили еще вчера, то почему мне не пришлось выкапываться из общей могилы? Или вы предполагали возможность моего возвращения?

— Алекс, особ королевской крови не хоронят рядом с простолюдинами. Так что твое тело просто приготовили к отправке в Гномьи горы, чтобы со всеми почестями поместить в старинный склеп семьи эр'Таррин, — пояснил брат.

— Вот оно что… — протянул я.

В этот момент мой желудок жалобно квакнул, напоминая о себе.

— Слушай, у тебя пожрать ничего нет? — поинтересовался я у Фариама.

— Нет, — с улыбкой садиста ответил король. — Меньше спать нужно было! Пришел бы утром, позавтракал бы со всеми.

— Ох и злые вы все! — вздохнул я и пошел к своим ребятам, оставив Фариама разбираться с хозяйственниками и подошедшими командирами.

Когда я вернулся к парням, уже полностью собравшимся и готовым отправиться в обратный путь, то наткнулся на внимательные взгляды, в которых прочел ожидание и плохо скрываемое веселье. Недоумевая, к чему бы это, я жалобно спросил:

— Парни, у вас пожрать что-нибудь есть?

Мой вопрос был встречен диким смехом. Парни ржали, как кони, хватаясь за животы, а Крот хлопнул Даркина по плечу и произнес свое традиционное «Я же говорил!». Как мне объяснили отсмеявшиеся ребята, они поспорили по поводу того, какими будут мои первые слова, обращенные к ним. Даркин, оказавшийся в меньшинстве, заявлял, что первым делом я спрошу, все ли готовы, а вот Крот оказался намного догадливее. Когда Трит опять не дал голодающему мне преждевременно скопытиться и выделил еду из своих запасов, остальные начали делиться впечатлениями о похоронах. Нет, рассказывали не о том, кто сколько трупов закопал, а о том, что кочевники оказались довольно богатыми личностями, поэтому состояние ребят в среднем увеличилось на тридцать золотых, не считая украшений. По-моему, именно из-за этого работали все, не покладая рук, так как по закону военного времени на трофеи простых солдат никто и не думал покушаться.

Когда я закончил жевать, утихомирив вопли разгневанного желудка, то попросил всех собраться вместе и послушать. Парни моментально поутихли и насторожились, поняв, что я не шучу.

— В общем так, по прибытию в столицу я сниму с себя полномочия вашего командира, — без обиняков сказал я.

Переждав бурю вопросов и волну удивления, хлынувшую от парней, я поднял вверх руки, призывая к тишине, и продолжил:

— Парни, скажу вам честно, я просто не могу больше быть вашим командиром, потому что клятва нас больше не связывает.

— Но как же так? — перебил меня Крот. — Ты же говорил, что она будет между нами до самой смерти?

— Крот, я ведь умер, не забывай, — уточнил я. — И пожалуйста, дай мне закончить. В тот момент, когда я умирал, наше плетение клятвы практически полностью разрушилось, так что вы теперь абсолютно свободные люди и можете делать все, что захотите. Помните, вы клялись не предавать свой отряд? Так вот, уход из него по собственному желанию не может быть расценен, как предательство. Поэтому сейчас вам опять предстоит сделать выбор, причем каждому самостоятельно, ведь от того, что вы решите, зависит ваша дальнейшая судьба. У вас сейчас есть два пути. Первый — оставить службу, вернуться к семьям, родным, близким, выбрать себе занятие по душе и дальше жить тихо и спокойно на все те сбережения, которые вы накопили за время службы. Тому, кто выберет этот вариант, я обещаю, что поговорю с Фариамом о возможности отмены штрафа за досрочный уход со службы, или сам выплачу его. Ну, и вариант второй — остаться на службе у короля и дальше применять все те навыки, которые я вам дал. В этом случае вы станете профессиональными воинами-наемниками, главной опорой и надеждой короля, членами элитного подразделения, о котором в Мардинане скоро узнают все. Вам предоставят жилье в столице и ежемесячное жалование в размере полусотни золотых, но только на спокойную жизнь можете не рассчитывать. Это у обычных солдат работа начинается только в случае войны, а вам придется каждый день защищать короля от различных заговорщиков, разбираться с имперскими шпионами, уничтожать разбойников… Да и вообще, работы явно будет много, тем более сейчас, когда в Империи узнают о провале.

Я замолчал, раздумывая, что бы еще сказать, а потом махнул рукой:

— В общем, вам придется решать это самим, и я не стану вам ничего советовать, так как считаю, что не имею права вмешиваться в вашу судьбу.

Наступило молчание. Ребята переваривали услышанное, а я подумал, что в любом случае поступаю правильно. Да, я мог бы с легкостью уговорить их всех остаться на службе, потому что так было бы лучше для королевства. Но я не имел права решать за своих друзей, поэтому сейчас лишь смотрел на них и видел растерянные и задумчивые лица.

— Алекс, а что собираешься делать ты? — нарушил молчание Крот.

— Сперва отправлюсь с вами в столицу, а потом рвану в горы к гномам, чтобы попробовать там пожить спокойной и нормальной жизнью. Не знаю, насколько это у меня получится, но я обещал своей сестре, а обещания привык выполнять.

— То есть мы уже никогда больше не увидимся? — наивно спросил Волчонок.

— Марик, — ответил я. — За то время, пока мы вместе, я уже привык вас считать своей семьей и поверь, мне очень грустно от того, что вскоре нам придется расстаться. Но у каждого из нас свой путь. Мой лежит в горы, ваш — предлагает вам две дороги. И кто знает, может быть, в скором времени наши пути снова пересекутся?

Потрепав кудри Волчонка, я сказал всем:

— Решайте, а я пока пойду переоденусь.

Уточнив у Крота, где лежат мои сумки с вещами, я подхватил их и отошел в сторону, чтобы не мешать ребятам совещаться. Демоны, не думал, что это будет так тяжело! Вроде бы ничего особенного, но я привязался к своим парням, да и к наемникам, которых знал-то совсем недолго, и вот теперь грядущее расставание навевало на меня грусть. И хотя я понимал, что без этого никак не обойтись, это не мешало мне испытывать сожаление по этому поводу. Все-таки испытания, сражения, жизнь на острие ножа сближают людей, сейчас я это понял весьма отчетливо. Да, я приобрел хороших друзей, но мне нужно было двигаться дальше, идти вперед, а по пути расставания неизбежны. Поэтому я и позволил сожалению на краткое время завладеть моей душой, а потом отбросил его в сторону и принялся строить планы на ближайший день.

Переодеваясь в одежду, купленную еще в Марде, я прикидывал, что все ближайшее время мы будем маршировать в столицу, поэтому ничего планировать вроде бы и не нужно. Даже странно как-то было ощущать отсутствие необходимости куда-то спешить, о чем-то переживать, лихорадочно рассчитывать последствия своих действий. Но с этим я справлюсь! Спрятав парадный мундир в сумку, я проверил свои вещи. Большую их часть составляли деньги и драгоценности, были еще и два эльфийских клинка и книга, которую я планировал подарить Алоне. Машинально отметив, что теперь безденежье мне вообще не грозит, я сел на землю и просто размышлял на разные отвлеченные темы, задумчиво глядя в степь.

Внезапно меня отвлек от мыслей шум, который зародился где-то в начале лагеря, и по мере приближения все нарастал и набирал обороты. Заинтересовавшись, я поднялся и пошел посмотреть, в чем дело. Любопытством страдал не я один, поэтому все солдаты, которые закончили заниматься сборами, отправились на источник этого шума. Когда я подошел поближе, то увидел, что все воины растянулись двумя длинными цепочками, образовав своеобразный коридор, по которому шла компактная группа людей, провожаемая смехом, свистом и улюлюканьем.

Мне не нужно было гадать о том, что происходит. Было ясно, что это альтары привели в наш лагерь пленного Викерна. Сперва я хотел просто развернуться и уйти, но мне вдруг стало интересно понаблюдать за реакцией сына императора. Поэтому я осторожно прошел туда, где народу было поменьше, и принялся рассматривать приближающуюся группу. Альтаров было шестеро, все маги, помимо амулетов вооруженные мечами и кинжалами. Они окружили плотным кольцом невысокую фигуру Викерна, словно защищая его от толпы. Сын императора не был связан, он шел спокойно, сохраняя невозмутимое выражение лица, и только по его глазам можно было догадаться, чего это ему стоило.

Я почувствовал легкое сочувствие и уважение к этому человеку, ведь прекрасно понимал, каково это — идти под градом насмешек и оскорблений. Каким бы он ни был гадом, но всегда оставался сильным противником, у которого можно было кое-чему научиться. Поэтому я не чувствовал к нему ни ненависти, ни презрения, которое доносилось от стоящих рядом солдат, а просто смотрел на его лицо и думал, что вряд ли когда-нибудь Викерн сможет забыть тот позор, который переживает сейчас. И если он однажды вернется в Империю, то для Нового Союза это будет лишь означать начало новых неприятностей.

Внезапно Викерн словно что-то почувствовал и уставился прямо на меня. Я не отводил взгляда, и спокойно смотрел, как он приближается. Поравнявшись со мной, высочество резко остановился, вынудив сопровождающих его альтаров напрячься, и сделал несколько шагов мне навстречу. Конвоиры предупредительно развели руки в стороны и стали на его пути, загораживая проход и заставляя пленника остановиться. Слегка задумавшись над тем, что двигало этим порывом, я сделал несколько шагов навстречу и положил руку одному из горцев на плечо, а потом взглядом попросил его слегка подвинуться. Конвоир безропотно подчинился и отошел в сторону. Стоя напротив Викерна, я ощутил, как крики солдат становятся тише, а потом и вовсе смолкают, уступая место напряженной тишине. Рассмотрев меня внимательно с ног до кончиков ушей, Викерн наконец заговорил:

— Значит, ты и есть тот маг, который уничтожил половину войска кочевников?

Не «моего войска», отметил я машинально. А как же иначе, если кочевники для него были всего лишь пешками на шахматной доске?

— Нет, всего лишь четвертую часть, — скромно ответил я.

— Но почему вы пошли против нас? Разве Фантар имеет свои планы на Мардинан?

Он что, думает, что я темный эльф? Ах, да, что ж ему еще думать…

— Нет, ты ошибаешься. Я не подданный Фантара, и во всей этой заварушке принял участие лишь по воле случая.

— Но тогда зачем ты вмешался в схватку? Тебя нанял Фариам? — спросил Викерн.

— Нет. Боюсь, истинную причину ты не сможешь понять, — ответил я.

— И все же? Неужели настолько сложно объяснить?

Я улыбнулся и сказал:

— Объяснить просто — я ввязался в войну потому, что в Мардинане, Фантаре и Гномьих горах были мои друзья. Я просто защищал их, вот и все.

Викерн на краткий миг позволил ошеломлению проступить на своем лице, но тут же опомнился и вернул маску невозмутимости.

— Что ж, этого я действительно не учел, поэтому и сделал несколько ошибок в оценке ситуации. Поздравляю с убедительной победой, ведь как я понял из разговоров, она досталась Мардинану именно благодаря тебе?

— Всем пришлось поработать. А вот скажи, что ты планировал делать с кочевниками в Мардинане, если бы все получилось? Попросил бы убраться восвояси?

— Нет, конечно, — ответил Викерн. — Империя просто отправила бы свои войска и выбила бы степняков из королевства.

Я кивнул, найдя подтверждение своим догадкам, а Викерн снова спросил меня:

— Это ведь ты говорил со мной от имени Алусия?

— И не только от его имени.

— Значит, все маги мертвы? — уточнил Викерн.

— До единого, — ответил я. — А ты думал, что мне удалось убедить их разорвать контракт?

— Вроде того.

А вот теперь еще один мелкий камушек нашел свое место в стене. Я-то думал, что маги выступают одним фронтом и могут начать беспокоиться, когда их коллеги вдруг ни с того ни с сего исчезают, а оказывается — они были обычными контрактниками, и даже не думали поднимать этот вопрос. Похоже, что месть со стороны Магических Академий Союзу не угрожает, а я уж начал было об этом беспокоиться.

— Что ж, это была интересная игра, — сказал Викерн. — Я до этого момента никогда не сталкивался с таким умелым противником. Приношу тебе свой комплимент по поводу грамотно проведенного сражения. Не знаю, как ты добился такой слаженности действия различных отрядов, но я понимаю, что даже без твоей поддержки Мардинан все равно одержал бы верх. Поздравляю!

Викерн протянул мне руку, но я только посмотрел на него и четко сказал:

— Для меня это не было игрой, и для людей, которых я защищал — тоже. Вот именно поэтому победа досталась нам. Ты сидел в комфорте и просчитывал ходы, а я спал на голой земле и сутками не вылезал из седла, ты отдавал приказы и выслушивал донесения, а я обагрял свои клинки кровью, ты лишь двигал фигуры на доске, а я умирал на поле боя вместе с моими ребятами… Но это все лирика, а сказать я тебе хотел лишь одно: запомни на будущее — если ты вдруг когда-нибудь окажешься дома, не вздумай затевать новую игру, потому что тогда я уничтожу тебя и всю твою семью. Как думаешь, долго ли после этого просуществует Империя?

Викерн опустил протянутую руку и твердо посмотрел мне в глаза, не думая отвечать. Но я хорошо чувствовал его ненависть и едва различимый страх, поэтому добавил:

— Вижу, что ситуацию ты понимаешь прекрасно, поэтому мой тебе совет — будь паинькой, тогда будет хорошо всем без исключения.

Кивнув конвоирам, я развернулся и направился к строю солдат, которые почтительно расступились передо мной. Ну, блин, я и выдал! Столько пафоса, столько героики. Демоны меня раздери, я ведь только хотел припугнуть Викерна, да притушить немного его пламя ненависти к Мардинану, для этого и обратил его внимание на себя. Но вот то, что я буду толкать речь, как герой какой-нибудь фэнтезийной саги… Мда, такого я от себя не ожидал. Какой экспромт получился! Самому теперь стыдно. Нет, нужно научиться контролировать словоизлияния и быть в выражениях поаккуратнее. Одно хорошо, теперь Викерн будет знать, что пока не устранит непонятную угрозу, исходящую от меня, в Союз ему лезть не стоит. Это даст нам еще немного времени на укрепление связей и прочую подготовку… Нет, ну я выдал! И тем более на глазах у стольких свидетелей! Тьфу!

В расстроенных чувствах я вернулся назад и, подхватив свои сумки, отправился к ребятам. Кэльвов на месте не оказалось, видимо, тоже побежали полюбопытствовать на пленного, поэтому я остался у вещей их поджидать. Вскоре прозвучал сигнал рожка, и солдаты быстро начали собираться в отряды, мои парни тоже подошли и стали усаживаться на лошадей. Мне подвели знакомую флегматичную кобылу, на которую я погрузил сумки и запрыгнул сам. А когда армия приобрела более-менее слаженный вид, прозвучал другой сигнал, и отряды скорым маршем отправились к Мардинану.

Эльфы и гномы двигались с людьми, так как до приграничной полосы было решено дойти всем вместе. Ваз, Фариам и Мирин скакали во главе войска, а я был рядом со своим отрядом, не спеша забивать голову проблемами, которые обсуждали братья. Целый час я старательно игнорировал выжидательные взгляды, которые кидали на меня парни, сделав морду кирпичом, но, в конце концов, не выдержал и недовольно произнес:

— Ну, спрашивайте уже, хватит глазки строить!

Крот, неизменно ехавший рядом, удивленно ответил:

— Вообще-то это мы ждем от тебя, когда же ты поинтересуешься, что мы решили.

— А-а-а… Так вы по этому поводу… Ладно, не тяните кэльва за уши!

— Алекс, мы остаемся в отряде! — с ноткой торжественности сказал Даркин.

Ну, от наемников я другого и не ожидал, поэтому перевел взгляд на Крота, гадая, что скажет он. Тот смотрел на меня, не понимая, чего я хочу, но потом расплылся в улыбке.

— И чего ты на меня глядишь?

— Жду, что ты скажешь. Кто решил уйти из «стариков»?

— Командир, — укоризненно покачал головой Крот. — Ты не понял. Мы ВСЕ остаемся!

Я сильно удивился, а потом выдохнул, обернувшись к веселым лицам парней:

— Но почему? Глен, ты ведь должен был к невесте возвращаться, разве не так?

— Алекс, ты же сказал, что король предоставит нам жилье в столице, вот я туда Лару и перевезу, после того, как свадебку справим.

— А ты, Трит? Как там твои мечты о трактире, или уже подзабыл совсем?

— Командир, а кто ребятам готовить будет? Они же без меня совсем с голоду помрут, — добродушно ответил парень.

— Ну, ребята…

У меня действительно не хватало слов. Отряд остается на службе в полном составе, просто поразительно! Я на это даже и не надеялся. Не знаю, что там будет за жилье, обещанное Фариамом, но если вдруг это окажется банальной казармой, уж для Глена с невестой я смогу выхлопотать домик. А за остальных можно было только порадоваться, причем искренне. Парни выбрали себе будущее. Не могу сказать, что светлое и абсолютно безопасное, но это их выбор. И теперь я за них полностью спокоен, ведь вместе они и без меня точно никуда не пропадут!

Глава 3. Долгая дорога в Мард

Следующие два дня прошли в однообразном движении с редкими привалами. Было скучновато, и даже не помогло соревнование певцов, с моей подачи затеянное среди воинов. Спустя некоторое время стало ясно, что под мелодичные песни особо не помаршируешь, поэтому эльфам пришлось разочарованно заткнуться, зато гномы показали себя во всей красе. Их удалые куплеты быстро разучивали и пели хором. Да и некоторые песни людей нашли отклик в сердцах бородачей, поэтому культурный обмен протекал живо и с толком. Даже я сумел отличиться, и после этого подгорные латники слаженно топали, горланя «Волю и разум» моей любимой «Арии».

Через сутки пути нас покинули эльфы и гномы, свернув, кто на юг, кто на север. Напоследок Ваз еще раз напомнил о моем обещании заехать в Фантар, а Мирин про обряд принятия в семью, который все ждет меня, не дождется. Намекнув о том, что принимать нужно вообще-то не только меня, я понимания не добился. Мир только махнул рукой и ответил, что всех остальных в семью будут включать заочно. Недоумевая, почему это такая честь выпала именно мне, я тепло попрощался с братьями, и дальше поехал с Фариамом, периодически действуя ему на нервы вопросом о еде. Дело в том, что наши запасы подошли к концу, а обозники не собирались делиться, помня наше недавнее нападение. Поэтому королю пришлось лично решать вопрос с продовольствием, которого и в обозе осталось не так много. Кончилось дело тем, что ночевали мы с пустыми желудками, не дойдя всего несколько часов до Карнаша.

А уже к обеду третьего дня нашего пути этот город узнал, что означает нападение голодной армии. Я, как самый предусмотрительный, подумал об этом заранее и с рассветом вместе с парнями отправился на рекогносцировку, предварительно спросив разрешения у Фариама, которому, в отличие от нас, удалось поужинать. Спустя несколько часов скачки мы въехали в Карнаш и оккупировали один из трактиров, обеспечив его хозяину месячную выручку. А потом, сытые и довольные, мы только лениво наблюдали за тем, как остальные вояки разбегаются по городу, словно голодные тараканы. После хорошего завтрака, а затем не менее хорошего обеда мы вылезли из трактира и узнали, что нам пора выдвигаться дальше. Закупить еды не удалось, все продуктовые рынки были практически опустошены голодными солдатами, так что пришлось ограничиться несколькими сумками с припасами, проданными нам втридорога трактирщиком.

Спустя несколько часов изрядно уменьшившаяся армия вышла из ворот Карнаша. Но это произошло не только потому, что некоторые вояки чрезмерно обожрались и утратили возможность передвигаться, просто Фариам решил половину войска отправить в пограничные города, укрепляя тамошние гарнизоны. Несмотря на то, что степь уже была в руках альтаров, еще сохранялась вероятность нападения разозленных кочевников. Так что дальше мы отправились всего четырьмя тысячами, из которых две были конными. Этим количеством Фариам решил ограничиться, а когда я спросил, почему бы не распустить всех, пояснил:

— В столице будет парад по случаю победы, а если мы пройдемся по центральной улице жалкой сотней, народ может не понять.

Моментально заткнувшись, я больше не возникал и не заикался о том, что пехоту можно было бы бросить и верхом добраться до Марда всего за трое суток. Да и вообще, нам в самом начале несказанно повезло, что у нас не было балласта — раненых, которые сильно замедлили бы передвижение. Нет, это не значит, что после боя их вообще не было, просто, как я узнал впоследствии, не только я, такой умный, знаю рецепт лимэля. Эльфы, которые прихватили с собой из Фантара большой запас этого целебного зелья, вылечили всех пострадавших в бою, а по пути назад Ваз даже предложил начать торговлю этим напитком, что было активно поддержано остальными. Дело в том, что лимэль являлся одним из государственных секретов Фантара, поэтому о нем в Мардинане и Гномьих горах никто не знал, но мой ушастый братишка пообещал добиться у своего отца разрешения включить лимэль в список экспортируемых товаров.

На четвертый день нашего пути меня всерьез одолела скука. За долгое время привыкнув к весьма напряженному графику, я ощущал дискомфорт, неторопливо плетясь вместе с войском, чувствовал острую потребность заняться чем-то полезным и интересным. Вот только ничего на ум не приходило. Даже заниматься магией было лень, в основном, из-за понимания бесперспективности попыток улучшить известные мне плетения, которые все равно будут слабым аргументом в схватках с опытными имперскими магами. Так что я трясся в седле и думал, куда мне девать столько свободного времени. Не в спячку же впадать?

Но вскоре я понял, что далеко не одинок в своем чувстве. Фариам также маялся от безделья и, давно разобравшись с помощью своих разговорников с делами в столице, размышлял, куда бы направить свое внимание. В общем, две родственные души нашли друг друга, и после этого король переместился из группы командиров в отряд Кэльвов и дальше ехал рядом со мной, убивая время долгими разговорами. Тем нашлась масса. Я, пользуясь возможностью, пополнял свои знания о здешнем мире, а брат пытался выведать ценную информацию о мире соседнем. Разумеется, в технологии я был если не полным нолем, то величиной близкой к этому, поэтому ничего полезного сообщить не мог, зато сильно подтянул знания Фариама в сфере политики, экономики будущего, психологии, социологии и других предметах, которые изучал в вузе.

Конечно, заучкой я не был, поэтому большая часть информации, которую во время своего обучения я искренне считал бесполезной, уже давно «выветрилась» у меня из памяти. Но и того, что смог вспомнить, хватало с избытком. Отъехав от основной массы солдат вместе со мной, чтобы избежать любопытных ушей, король жадно впитывал новые знания и просил добавки. Многое из того, что я ему рассказал, Фариам брал на заметку, а кое-что даже пообещал реализовать в ближайшем будущем в своем королевстве. Ну что ж, флаг ему в руки!

За разговорами время летело незаметно, поэтому еще день пути промелькнул быстро, а на шестые сутки я рискнул затронуть опасную для себя тему и спросил Фариама:

— А скажи, почему в твоем войске нет священников?

Брат, все еще находясь под впечатлением моего пересказа книги Макиавелли, отреагировал не сразу, а когда я повторил вопрос, сильно удивился и спросил:

— А зачем?

И тут я стушевался.

— Ну как же так? Ведь подавляющее большинство солдат, насколько я знаю, верят в Единого, так почему же у войска нет своих святых отцов, своего рода духовных наставников, которые могут поднимать боевой дух, вселять уверенность, или на крайний случай, отпускать грехи перед смертью?

Фариам в ответ хмыкнул и поинтересовался:

— Алекс, а что ты вообще знаешь о церкви Единого?

Я почесал в затылке и признался:

— Немного. Встречался всего с двумя церковниками, но ничего полезного от них не узнал. Один пытался обратить меня в свою веру, а второй советовал прогнать тьму из моей души, ну а с остальными я на эту тему вообще не разговаривал, потому что сам — закоренелый атеист.

— Ну, тогда понятно, — кивнул брат и пояснил: — Заповеди Единого не разрешают убийство, даже для самозащиты, поэтому никто из священников не станет поднимать боевой дух солдат. Наоборот, они наверняка будут уговаривать их щадить врагов в схватке, не очернять свою душу убийством… ну и проповедовать прочие бредни. Так что в армии Мардинана никогда не было священников, и даже погребение павших бойцов проводится безо всяких очистительных ритуалов. А почему ты спрашиваешь?

— Да так, хочу разобраться… — уклонился я от прямого ответа. — А объясни мне тогда, почему даже бойцы моего отряда в свободное время посещают церковь, если это идет в разрез с армейским уставом?

— Не идет.

— То есть? — не понял я.

— В уставе армии Мардинана нет никаких упоминаний о вероисповедании. То есть, солдаты могут верить, во что захотят, если это не вредит их службе. И даже посещение церкви никак не запрещается, потому что вера — это личное дело каждого.

— Та-а-ак! — выдохнул я.

Что-то не сходится! Насколько я понял, церкви Единого стоят почти во всех городах Мардинана. Ну, во всяком случае, в тех, что посетил я, они были. И тут сам король утверждает, что ему по барабану, в какого бога верят его солдаты. А как же Инквизиция? Ведь в той же Империи, судя по рассказам Снежаны, она свирепствует не по-детски.

— Слушай, можешь объяснить мне, какое место в королевстве занимает церковь? — попросил я брата, отчаявшись разобраться сам.

— Ты имеешь в виду церковь Единого? — переспросил Фариам.

— А что, у вас еще и другие есть? — удивился я.

— На севере стоит эльфийский монастырь детей матери-природы, а возле Кирвана расположен Храм Света. Думаю, они также могут считаться церквями, так как их регулярно посещают тысячи верующих.

— И как же к этому относится святоши Единого? Не пытается извести еретиков на корню?

— Как всегда, — пожал плечами Фариам. — Пакостят, гадят по мелочи, переманивают верующих, но выжигать «оплоты скверны» дотла уже не пытаются. Если тебе интересно, то во время правления моего отца было нападение на Храм Света, после которого тот был частично разрушен, но храмовникам удалось доказать, что это дело рук служителей Единого, поэтому последним пришлось восстанавливать Храм на свои средства. Инцидент замяли, и после того случая подобного больше не повторялось. Ну, а эльфийский монастырь стоит уже лет триста и наверняка простоит еще столько же… Кстати, надо бы напомнить Квазиленду, что он собирался построить у нас еще два, да и церковь в столице не помешала бы…

— А зачем? — не понял я.

Фариам в ответ так удивленно на меня посмотрел, что я почувствовал себя неуютно.

— Алекс, ты же сам мне рассказывал, как у вас обстоит дело с религией. Так почему спрашиваешь?

Я начал въезжать в ситуацию.

— То есть, и монастырь, и Храм, и церковь Единого платят в казну за право находиться на землях Мардинана?

— Разумеется!

Я буквально выпал в осадок. Вот вам и средневековье! Это на Земле была обязательная церковная десятина, охота на ведьм, инквизиция, а здесь все намного цивилизованнее. Хочешь нести свет веры в души людей — плати!

— А можно поподробнее? — попросил я брата.

В ответ тот обрисовал мне реальное положение дел в королевстве между двумя структурами — церковью и государством. Да, это в Империи церковь сейчас занимает важное положение, имеет право вмешиваться во все дела государства, и даже император без благословения святых отцов не может принять корону, а в Мардинане с этим все просто. Церкви и храмы платят в казну определенный налог, который рассчитывается исходя из занимаемой ими площади. Как добываются средства на этот налог — никого не волнует. Они могут собираться из пожертвований верующих, целиком являться спонсорской помощью, или быть результатом любых торговых операций. Так, например, за монастырь детей природы платит Фантар, Храм Света живет за счет продажи зерна и овощей, выращиваемых прихожанами на храмовских полях, а церкви Единого активно занимаются торговлей с Империей и содействуют другим купцам в налаживании рынка сбыта.

Конечно, так было далеко не всегда. Перед войной с Темным магом ситуация в королевстве напоминала имперский порядок. Церковь Единого была единственной и имела большие возможности и длинные руки. Нередко проводились казни еретиков, которых сжигали в очистительном пламени, священники активно вмешивались в дела государства и считались силой, с которой не решались конфликтовать даже короли. Вот только после войны, унесшей много жизней, положение церкви пошатнулось. Вернувшиеся из степи «победители» рассказывали страшные вещи и жалели, что все они поддались на громкие лозунги святош, призывавших уничтожить Алкиса. Эти ветераны Великой войны породили недовольство, которое священники сперва попытались задушить. Но когда недавних героев войны стали отправлять на костры, народ начал роптать и уже не слушал объяснения церковников, пытавшихся уверить остальных в том, что выжившие «заразились скверной на землях Темного».

Последней каплей стал голод, несколько лет после войны свирепствовавший на землях Мардинана. Засуха и последовавший неурожай вызвали слухи о посмертном проклятье Темного мага, и даже убедительные святые отцы не могли избавить от страха своих прихожан. Тут и возникла маленькая искорка, из которой впоследствии разгорелось пламя новой войны за веру. Дело в том, что, несмотря на неурожай, церковь исправно собирала с жителей королевства свою долю, причем святош отчего-то совсем не волновало, что люди умирали с голода. Я так и не выяснил у Фара причину такого наплевательского отношения служителей Единого к народу, и могу лишь предполагать, что после победы над Темным у руководства местной церкви совсем отказали тормоза. Это понятно — ведь, по сути, Алкиса удалось завалить неким божественным оружием, а значит, святые отцы имели повод для гордости. Вот только их гордость плавно перешла в эйфорию от вседозволенности, поэтому церковь осмелела настолько, что решила поднять свой налог, стала активно лезть в политику, совсем не обращая внимания на тогдашнего короля Мардинана.

В конце концов наступил такой момент, когда в одной из бедных деревень жители просто отказались платить церкви. Что уж там произошло, покрыто мраком неизвестности. В некоторых источниках говорится, что местный святой отец отправил многодетную мать-одиночку на костер только за то, что она не смогла выплатить церковную подать, в других рассказывается, что голодающие жители обнаружили в подвалах церкви сотни мешков с зерном, но в одном факте все они сходятся — прибывший наряд инквизиторов, попытавшийся урезонить бунтарей, был уничтожен доведенными до отчаянья людьми.

И это было лишь начало. Бунт быстро перекинулся на соседние деревни и города, и вскоре годами зревшее недовольство выплеснулось наружу. Церковники уничтожались безжалостно, разрушались храмы, монастыри, грабились дома священнослужителей. И вот тогда святые отцы прибежали на поклон к королю и попросили — защити нас! Тогдашний правитель оказался довольно мудрым мужиком с хорошей памятью. Он оценил ситуацию и, видя, что бунтом охвачено уже полстраны, приказал всех святош казнить, а их имущество забрать в пустовавшую казну, причем даже выслал народу в помощь регулярную армию. В общем, вскоре церковники были окончательно уничтожены, и Мардинан стал праздновать победу. А как же иначе? Ведь были повержены тираны и деспоты, которые годами наживались на собственных прихожанах!

Но и это еще не конец истории. Как я уже говорил, король был мудрым, и прекрасно понимал, что совсем без веры народу жить нельзя. Тогда он и придумал хитрый ход — выставил всех убитых святош еретиками и обратился к Империи с просьбой выслать несколько своих специалистов для восстановления авторитета церкви Единого. Естественно, на определенных условиях, которые сохраняются до сих пор. Разумеется, имперцы сразу согласились на предложение короля (не упускать же реальную возможность расширить сферу своего влияния!), и выслали отряд матерых святых отцов.

Священники, прибывшие в Мардинан, действительно оказались профессионалами, и сумели не только погасить пламя ненависти народа к церковникам, но и завоевать его доверие. Каким образом, история умалчивает, но Фариам выразил догадку, что применялись примитивные пиар-технологии, о которых я ему только недавно рассказывал. В общем, церковь Единого опять стала белой и пушистой, а в Мардинане наступило время возрождения. Население постепенно увеличивалось, королевство приходило в себя от потрясений, а церковники набирались наглости и в один прекрасный миг попросили короля, внука того самого мудреца, изменить договор. Естественно, король не согласился, так как терять такой источник дохода не желал. Тогда святоши пригрозили отлучить правителя от церкви, но тот в ответ только посмеялся.

И вот тогда церковники рискнули начать обливать короля грязью перед прихожанами, говоря, что в его душу закралась тьма, что в дворцовых подвалах замучены тысячи невинных людей, что… В общем, король терпел недолго. Ровно до того момента, когда узнал об этих проповедях. А после велел привести с полсотни окрестных священнослужителей и лично повел их в свои подвалы на экскурсию. В живых из этой полусотни осталось всего двое, которым удалось заверить короля в своей лояльности. Они пообещали подобных ошибок больше не совершать, и были отпущены на свободу, громко проповедовать всем о том, что правитель Мардинана — самый мудрый и справедливый в мире. А вот теперь конец истории. Да, когда в королевстве появились иные религии, пришедшие с востока и от эльфов, церковники попробовали было возмутиться, но им сразу же объяснили в доступной форме, чем это чревато. Вот после этого они и перешли к пакостям, на которые король обычно закрывал глаза, так как мелкие склоки его никоим образом не волновали, пока не нарушались интересы государства.

— Ну что, ты узнал, что хотел? — спросил Фариам, когда рассказ подошел к концу.

— Ага, — улыбнулся я.

Да, я выяснил все, что было необходимо. Ведь меня волновал всего один вопрос — что будет, если в королевстве кто-нибудь пронюхает о том, что я являюсь Темным магом? Ведь несмотря на то, что Ренард пообещал сохранить тайну о Повелителе, кто-нибудь особенно дальновидный вскоре все равно сможет сложить два и два. Про отношение церкви к Тьме в целом и Темному магу в частности не буду упоминать, и так все понятно, поэтому мне было нужно понять — смогут ли церковники Мардинана пойти против короля, или будут молчать в тряпочку, если правда когда-нибудь откроется.

Ну а теперь можно было вздохнуть с облегчением, ведь в королевстве церковь подконтрольна государству, а значит, лишних телодвижений делать точно не будет, что меня полностью устраивало. И хоть я все равно не собирался кричать на всех углах о своем цвете, неприятностей с этой стороны теперь можно было не опасаться и всецело сосредоточиться на Империи. Вот ее инквизиция — штука серьезная, ведь если она не стесняется казнить даже графа, то что тогда говорить об ее отношении к простолюдинам! Мда, хорошо, что Снежане тогда каким-то чудом удалось избежать смерти, хоть и оказаться в рабском ошейнике…

— О чем задумался? — прервал мои мысли Фариам, все это время с любопытством наблюдавший за моим лицом.

— О Снежане, — честно признался я, не догадываясь, чем это мне грозит.

— Так я и знал! — улыбнулся брат. — То-то у тебя выражение лица стало таким счастливым и радостным! Говорил же, что в душу запала, а ты еще отнекивался… Так может, обручить вас, когда приедем в столицу?

— Да ну тебя! — отмахнулся я от его плоской шутки.

— Нет, я серьезно! Могу вам даже отличное любовное гнездышко предоставить, а тебе титул герцога заодно, — продолжал издеваться Фариам, широко улыбаясь.

Я ничего не ответил и пришпорил лошадь, догоняя ушедшее вперед войско.

Следующий день пути был весьма однообразным. Мы уже давно не останавливались в крупных городах, только закупали там продукты, но вскоре мне приелась эта однообразная пища, и я решил свернуть с пути и остановиться на часок в одной из ближайших деревень. Меня с ребятами вызвался сопровождать Фариам, сказав, что и он сам уже устал от походной кухни. Несколько часов езды прошли весело — король болтал с моими парнями на разные темы и даже успел завоевать их расположение, без стеснения выдав одну бравую песню, о которой сказал, что это была колыбельная, которую пел ему его дед. Я понимал, что он банально налаживал тесные и доверительные отношения со своими подчиненными, поэтому не мешал, всецело одобряя его действия. Ему ведь с моими парнями работать еще долго, а без доверия больших результатов не будет.

Заехав в одну из деревень, так удачно выскочившую нам навстречу, мы основательно перепугали местных, но быстро договорились о плотном обеде на четыре десятка человек. Деятельный староста быстро построил всех окрестных баб и накрыл нам десяток столов, порадовав наши желудки отменной домашней кухней. Причем стоило нам это всего три золотых! Король без стеснения ел вместе со всеми, продолжая поддерживать образ «своего парня». Мои парни поначалу пытались вести себя прилично, не чавкать, есть аккуратно и неторопливо, но потом, увидев, с каким смаком Фариам обгладывает куриные кости, плюнули и набросились на еду.

После сытного перекуса мы с королем позволили себе по бокальчику вишневой настойки, а парни удовлетворились квасом. Потягивая хмельной напиток, я рассматривал детей, которые облепили забор напротив нас и вовсю таращились на Фариама. И хотя он не представлялся, но все деревенские уже давно были в курсе, что у них остановился пообедать настоящий король. С улыбкой оглядев восторженные детские лица, я заметил еще кое-что. Толкнув брата в бок, я кивнул на забор:

— Видишь гавриков?

Глянув на детей, Фариам уточнил:

— И что?

— Двое из них одаренные, — пояснил я. — Из девочки, вполне возможно, может получиться сильный маг, а пацан при хорошем обучении может достичь среднего уровня.

Король, глянув на детей уже внимательнее, задумался, но потом спросил:

— И что ты предлагаешь? Забрать их прямо сейчас? И кто же их учить будет?

— Эльфы, — пожав плечами, ответил я.

— Ты планируешь отправить их прямиком в Фантар?

— Нет, будет лучше вызвать несколько наставников сюда.

— Из-за двух одаренных?

Я вздохнул.

— Слушай, Фар, ты иногда начинаешь так тупить… Представь, что я обнаружил в захудалой деревеньке, где даже сотни домов нету, двоих одаренных. А теперь прикинь, сколько деревень в королевстве? А сколько одаренных может быть в городах? Ведь они даже не знают, что обладают способностями. Это ведь совсем не то, что можно вычислить опытным путем. Если человек не подозревает, что у него есть дар, разве может он развивать его? И поэтому эти способности со временем просто отмирают, так себя и не проявив. Нет, может быть, у некоторых случаются неконтролируемые выбросы силы в процессе жизни, но даже это не всегда можно понять. Поэтому я полагаю, что в Мардинане есть очень много одаренных детей, которые так и просятся обучаться магии. И я даже могу объяснить, почему их до сих пор еще никто не пытался искать — у вас же хороших магов не было, а слабым совершенно незачем проверять ауры простых людей. Вот теперь и думай!

Фариам молча допил свою кружку, внимательно разглядывая ребятишек, словно пытаясь определить, кто из них — одаренные, а потом уточнил:

— Алекс, если я тебя правильно понял, ты хочешь создать школу магии в Мардинане, в противовес имперским Академиям?

— Почти угадал. Но моя задумка несколько иная. Подумай, если собрать со всего Мардинана несколько тысяч детей, одаренных и обычных, не делая между ними разницу, организовать несколько огромных школ-детских домов, привлечь талантливых воспитателей, учителей, мастеров своего дела, которые будут обучать их грамоте, истории, магии, политике, искусству боя, ремеслам… Да мало ли еще чему, но обязательно с нравственным уклоном, чтобы действительно воспитывать детей. То в результате лет через десять ты получишь молодое поколение магов, чиновников, воинов и прочих, которые, мало того, что будут являться профессионалами своего дела, так еще и станут безгранично преданными короне. Как тебе такая идея?

— Идея неплоха, но почему ты думаешь, что они смогут конкурировать с детьми знати? С теми, кто получил домашнее образование?

— А ты сам подумай и представь, с одной стороны, ребенка богатых родителей, которому учителя с трудом запихивают знания, просто отрабатывая свой хлеб, а с другой — сына обычных деревенских людей, который не только прекрасно понимает, что если он будет плохо учиться, то отправится назад коров пасти, но еще и равняется на сотню таких же, как он, и стремится быть среди них лучшим. Как думаешь, где процесс обучения пойдет быстрее?

Фариам надолго задумался, но потом признал:

— Знаешь, ты прав. Но у меня вопрос — зачем детям с магическими способностями учиться вместе с обычными людьми?

— Все просто. Потому что после обучения они должны остаться людьми.

— Поясни, — попросил король.

— Я встречался с имперскими магами и знаю, что они простых людей ни во что не ставят, видят в них быдло, разумных животных. А если ребенок все детство и юность проведет среди своих сверстников, которые хоть и не одаренные, но будут его друзьями, товарищами по играм и шалостям? Откуда тогда у него возьмется презрение к обычным людям? Нет, он будет видеть в каждом человеке личность, и не станет пользоваться своими способностями, чтобы благодаря страху или ненависти завоевать авторитет… Я понятно объясняю?

— Вполне, — ответил Фариам и покачал головой. — Ох, Алекс, опять ты находишь мне множество проблем на мою голову!

— Стараюсь, ваше величество, — потупился я.

И мы вместе с братишкой расхохотались, а я внезапно понял, что и его чувства стал ощущать также сильно, как в случае с Алоной. Похоже, начал проявляться результат смешивания крови, что грозило мне очередными переменами в характере. Как там говорится? Все перемены к лучшему? Что-то я очень в этом сомневаюсь!

Отсмеявшись, король снова задумался, продолжая разглядывать детей, а потом признался:

— Слушай, я даже не представляю, смогу ли это все сейчас устроить. В подобном вопросе нельзя ограничиваться озвучиванием приказа советникам, здесь все нужно будет контролировать самому… Ладно, допустим, одну школу можно организовать прямо по приезду. Есть у меня загородная резиденция, там можно поселить сотни четыре детей, но вот кому бы это все доверить?

Фариам внимательно посмотрел на меня, но я сразу покачал головой.

— Даже и не думай. У меня своих проблем по горло! Но посоветовать одну кандидатуру могу.

— И кого?

— А ты представь — женщина, серьезная, ответственная, из древнего рода, владеет пятью языками, хорошо управляется с детьми, хозяйственная и практичная, имеет врожденные качества лидера и прирожденный талант руководителя, отличается умом и сообразительностью…

— Достаточно, Алекс, — перебил меня Фариам. — Знаешь, я даже не думал, что эта Лисецкая настолько тебе понравится, что ты будешь отзываться о ней в таком восторженном тоне. Точно не собираешься на ней жениться?

— Вот только не нужно ерничать! Она замечательная женщина, и если бы я хотел завести семью, то она стояла бы первой в списке претенденток!

— Ладно, извини, — примирительно поднял руки король. — Если ты так говоришь, то действительно, лучшей кандидатуры мне не найти.

Он поднялся с лавки и махнул рукой детям:

— Эй, ребятишки, идите сюда!

Реакция оказалась вполне предсказуемой — дети спрятались за забором.

— Да не бойтесь, король не съест вас! Топайте поближе! — подключился я.

Спустя минуту ожидания из-за забора показалась стайка детей. Младшей было около пяти, а старшему, которого я определил как будущего среднего мага — около восьми. Они шли, боязливо поглядывая на Фариама, и остановились в пяти шагах от нас, не решаясь подойти ближе.

— Дети, — улыбнувшись, начал король. — А вы хотите поступить ко мне на службу?

— Мы еще маленькие, — серьезно ответила девочка лет семи.

— А когда вырастете?

— Так это же еще не скоро будет, — сказал старший.

— Ну а все-таки? — настаивал Фариам.

— А что делать-то надо? — спросил пацан.

— А вот ты сам и реши, — ответил король и пояснил: — Я собираюсь открыть школу для самых смышленых и умных детей, чтобы там они могли учиться, тренироваться, а потом, как подрастут, поступить ко мне на службу. Вы желаете научиться грамоте, счету? Или вы мечтаете стать самыми лучшими воинами королевства? А может быть, хотите вырасти великими магами, лечить людей и защищать нашу страну?

Я видел, как загорались глаза детей, и думал, что Фариам правильно построил разговор. Теперь все они уже мечтали о том, чтобы оказаться в этой школе.

— В общем, если хотите учиться в моей школе, если желаете стать умными, грамотными, сильными людьми и поступить после обучения ко мне на службу, то идите сейчас за своими родителями и просите их отпустить вас со мной, — закончил Фариам.

Дети прыснули в разные стороны, и только девочка лет шести, пробежав немного, остановилась и спросила:

— А в вашей школе учат готовить?

За Фариама ответил я:

— А как же! Ведь каждый человек просто обязан этому научиться, чтобы не помереть с голоду!

Девочка радостно улыбнулась и унеслась прочь, а Фариам вновь сел на лавку рядом со мной.

— Это она одаренная?

— Еще какая, — подтвердил я. — Так что тебе придется нанимать в числе учителей еще и хорошего повара.

Спустя некоторое время дети вернулись и привели своих родителей. Повторилось объяснение, но уже с подробностями насчет проживания и оплаты за обучение. После того, как родители узнали, что их детей будут учить бесплатно, все тут же принялись благодарить короля, а некоторые даже попытались всучить нам еще парочку своих отпрысков. Я уточнил, что принимаем мы пока всех детей от шести и до десяти лет включительно, так как не хотел осложнений с великовозрастными балбесами. Переговоры закончились тем, что я тихонько отправил своих парней к выходу из деревни, а сам заявил, что все желающие могут отправиться с нами немедленно. Желающих набралось всего пятнадцать, потому что я учитывал желания детей, а не их родителей. Приходилось даже помогать тем, кто с криком цеплялся за материнскую юбку и не хотел куда-то ехать, не поддаваясь ни на какие уговоры своих предков. В таких случаях я говорил огорченным родителям, что это будет не единственный набор в новую школу, поэтому не стоит так переживать.

Выехали мы не скоро. Целый час родители собирали своих детей, обеспечивая их запасной одеждой, продуктами и прочими необходимыми вещами. Подождав, пока все окажутся готовыми к путешествию, я уточнил еще раз, не хочет ли кто отказаться, а потом, когда дети нестройным хором подтвердили свое согласие, скомандовал всем выдвигаться. Удивленные парни, уже сидящие в седлах, пораженно смотрели на то, как я и Фариам вместе со стайкой веселых ребятишек выходили за ворота деревни.

Предвкушая гадость, я улыбнулся и подошел к парням, а потом обратился к детям, картинно указав рукой на замерший отряд:

— Ребята, познакомьтесь. Это Королевские Кэльвы — лучшие воины королевства, с победой возвращающиеся в столицу. На время путешествия они станут вашими защитниками и воспитателями. Попрошу слушаться их и не капризничать, потому что иначе они не станут вам рассказывать о своих славных боевых подвигах.

Дождавшись, пока восхищенные возгласы поутихнут, я обратился к своим парням:

— Бойцы, разбирайте детей и заботьтесь о них, как о своих собственных! Это значит, не материтесь, не жалуйтесь, следите за подопечными и вообще, ведите себя культурно и показывайте им во всем пример!

Бойцы смутились, но никто не рискнул первым выполнять мой приказ.

— Вы что, испугались? — изумился я. — Как кочевников тысячами бить, так не страшно, а как за детьми посмотреть — боязно?

На этот раз отреагировал Крот. Он соскочил с лошади и подошел к нам.

— Ну, командир, я тебе еще это припомню, — мрачно шепотом пообещал он мне, а потом наклонился к одной девочке и спросил ее с улыбкой:

— Малая, тебя как зовут?

— Рика, — сказала та в ответ.

— Рика, хочешь на лошади покататься?

— Хочу, — расплылась та в улыбке.

Подхватив одной рукой девочку за руку, а второй забрав у нее мешок, Крот повел свою подопечную к лошади. Следом и остальные начали нерешительно подходить к детям и разбирать их, выслушивая их вопросы и отвечая, да, они действительно били кочевников тысячами, да, они хорошо могут стрелять из лука, да, они были в степи, да, они зовутся Кэльвами, потому что ловкие и сильные… Проводив взглядом последнего пацана, подобранного Тритом, я повернулся к Фариаму и увидел, что тот едва сдерживается, чтобы не расхохотаться.

— Ну да, тебе смешно, — тяжело вздохнул я. — А вот мне парни это точно припомнят!

С этого момента наше путешествие намного оживилось. Когда мы присоединились к общей армии, у остальных солдат глаза на лоб полезли. Но потом, узнав о «гениальном плане его величества», все прониклись и даже старались не выражаться в присутствии детей. А те поначалу вели себя скромно, но потом освоились и начали вовсю теребить своих временных воспитателей, прося тех рассказать о всяких разных вещах. За один только день парни устали настолько, что когда малолетки, наконец, угомонились и заснули, просто выпали рядом с ними и капитально вырубились.

А наутро я взял ситуацию в свои руки и поднял всех спозаранку, заставив делать зарядку, причем как детей, так и бойцов. Весь лагерь хихикал, когда мы всем скопом начали разминаться, даже вместе с девочками, которые тоже решили не отставать, особенно после того как я рассказал, что в горах есть женщины-воительницы, ни в чем не уступающие мужикам. Вот только после того, как мы с парнями в завершение разминки провели пару тренировочных спаррингов, заткнулись все, а восхищенные дети еще долго спорили, кто из Кэльвов лучше всех сражается.

Завтрак готовили один на всех, Триту пришлось капитально потрудиться, чтобы из наших запасов сделать что-то приличное, да так, чтобы всем хватило. А потом армия вновь начала движение. Мы ехали впереди, сопровождаемые веселыми детскими голосами. Фариам лишь посмеивался, глядя на нас, но я не обращал на это внимания. В обед было решено заехать в еще одну деревню и подкрепиться. Ох, что там началось, когда все узнали, что король организовывает школу… В итоге наш детский сад увеличился еще на десятерых, из которых один был одаренным.

Вечером, расположившись на отдых, я провел первый урок магии с тремя детьми, а остальные в это время приучались к тяготам походной жизни — готовили ужин, устраивали лежанки и вообще были очень заняты. Когда у всех троих стали получаться светляки, радости и визгу было очень много, поэтому я решил пока этим ограничиться. Ну а после ужина парни все мне припомнили и поручили рассказывать малолеткам о моих приключениях в горах, а сами банально заснули. И вот на протяжении часа я занимал детей тем, что рассказывал сказки о диких, но очень симпатичных горцах.

Утром все повторилось, а в обед мы заехали в ту самую деревню, где жила невеста Глена. Посмотрев на бурную встречу, я отметил, что Ларе через месяца два-три уже пора будет рожать. Пообедав, мы опять увеличили поголовье детей в нашей компании, но уже никто из кэльвов не выглядел недовольным. Наоборот, некоторые даже умудрились поспорить из-за одного мальчишки. Наказав обоих, я поручил пацана вниманию Даркина, на лице которого сразу появилась смущенная улыбка. Кстати, Фариам еще в первый день этого цирка связался с Вазом и пересказал ему все, что тут у нас происходило. Тот смеялся долго, но потом все же признал, что такая идея не лишена смысла и впоследствии может дать весьма неплохие результаты. Несмотря на то, что Ваз еще не добрался домой, он пообещал немедленно направить тройку эльфийских учителей-воспитателей в Мард.

Вот так и проходило наше путешествие, со смехом, долгими разговорами у костра и веселыми детскими голосами. Парни тоже раскрепостились, стали живее, общительнее. Когда мы останавливались на ночлег, к нашему костру подходили бойцы из других отрядов, чтобы послушать наши байки, песни, сказки. Даже Фариам иногда присоединялся к нам и рассказывал о своих шалостях во дворце, когда он еще был ребенком. Дети проникались и мотали на ус, а я качал головой, понимая, что их учителям еще предстоит испытать на себе все эти розыгрыши и шутки.

Когда количество детей достигло сорока, было решено на этом пока остановиться. Среди них пятеро были одаренными, их я на стоянках учил азам магического оперирования. После трех уроков у самой сильной девочки уже начал получаться воздушный кулак, а остальные вполне овладели ночным зрением, светляками, простейшей иллюзией — в общем, теми приемами, которые не требовали создания сложных плетений. Фариам от них не отставал, но, разумеется, наедине со мной, чтобы никто из солдат не видел обучение своего монарха.

А спустя еще день пути мы, наконец, достигли цели нашего путешествия.

Глава 4. Столица

Немного не дойдя до столицы, мы сделали последний привал и пообедали, после чего армия занялась наведением лоска и праздничного блеска. Фариам извлек свой белый парадный мундир, я тоже от него не отставал. Хоть мой и выглядел несколько менее парадно, был слегка помятым и просился в стирку, я утешал себя тем, что внешний вид — это не самое главное. Парни вытащили припрятанные в вещмешки доспехи и протерли их от грязи, а все дети только умылись и, как могли, причесались. Наблюдая за тем, как мой отряд постепенно приобретает торжественный вид, я не заметил, что ко мне подошел задумчивый Фариам.

— Алекс, — спросил он. — А скажи, зачем ты все это устроил? Почему нельзя было ограничиться одной идеей, зачем обязательно надо было тащить с собой всех этих детей?

— Да хрен его знает! — честно ответил я. — Может, мне хотелось отвлечь своих ребят от мыслей о войне, чтобы они не ощутили резкого перехода от напряжения ежедневных битв ко вполне мирной жизни. Может, мне захотелось немного оживить скучное однообразие нашего передвижения и заняться чем-нибудь полезным. А может быть, после всех убийств, которыми я занимался в последнее время, у меня вдруг возникло сильное желание сделать что-нибудь доброе, светлое, радостное… Причин много, выбирай, какую захочешь.

Я снова посмотрел на ребят, которые стояли рядом со своими подопечными и всерьез доказывали тем, что их броню не пробьет никакая стрела.

— Кстати, ты доспехи павших кэльвов прибрал? — уточнил я у Фариама. — А то мне ребята что-то говорили по этому поводу, а я и не обратил внимания.

— Не беспокойся, не пропадут, — ответил брат.

— Смотри, все-таки эльфийская сталь, как-никак!

— Алекс, я все забываю спросить — ты их сам сделал?

— Нет, кузнец помог, — ответил я с улыбкой.

— А сталь?

— Вот сталь — это моя работа. А что?

— А ты не мог бы для Мардинана еще этой стали наделать? — застенчиво попросил король.

— Ну, уж нет! — не оправдал я его ожиданий. — Обходись тем, что есть. Ведь там одних только клинков больше трех десятков, а все пластины доспехов можно сделать намного тоньше, что даст еще немного лишнего металла. Пойми, мне-то не сложно, но как ты потом все это будешь контролировать? Эта сталь пока ценится едва ли не на вес золота, а если ее будет много — цена упадет, клинки могут попасть не в те руки, обратятся против твоих подданных… Нет, лучше путь будет дефицит. Так намного проще.

— Ладно, убедил, — кивнул король. — Что ж, пора выдвигаться.

И мы выдвинулись. Я оглядывался на войско и не узнавал его. Куда делась та толпа, которая шла со мной все это время? Позади нас ровными четкими колоннами двигались подразделения и отряды. Всадники в чистой и опрятной форме ехали ровно, корпус к корпусу, пехота строго чеканила шаг. Откуда-то появились знамена, вылез на свет Викерн, которогоусадили на одну из лошадей. Даже в обозе, который следовал далеко позади, немного навели порядок. Большой нарядной гусеницей мы подползали к Марду. Впереди двигалась конница, потом следовали мы с Фариамом, далее конвоиры с Викерном, пехота, и в самом конце медленно плелся обоз.

Столица встретила нас радушно, цветами и восторженными криками. Пока ехали по пригороду, мне не раз и не два приходилось уворачиваться от летящих прямо в лицо букетов. По закону подлости, цветы были колючими, что кое-кто из всадников успел ощутить на себе. На городской стене толпился народ, который радостно приветствовал победителей. Когда мы проезжали под аркой ворот, откуда-то сверху на нас посыпался дождь из пахучих разноцветных лепестков. Это было красиво, но мне совсем не понравилось, потому что я еще долго потом вытряхивал эти листочки из одежды и терпел одуряющий цветочный запах. К слову, на нашу группу все таращились с немалым удивлением. Наверняка у всех на уме был лишь один вопрос — почему это король вместо того, чтобы возглавлять свою пышную свиту, едет в окружении каких-то латников с детьми, да и сам при этом везет маленькую девочку. Уверен, слухов и толкований по этому поводу будет ходить масса, но полагаю, брат сумеет даже из них извлечь максимальную пользу.

Спустя долгий час неспешной езды по широким улицам мы добрались до дворца с гостеприимно распахнутыми воротами, где и закончилось наше торжественное шествие. Первым делом Фариам устроил детей, приказав хорошо их накормить, потом отправил мой отряд в дворцовую казарму, а Викерна под арест, меня же попросил следовать за ним и поучаствовать в приеме поздравлений от знати. Моя попытка отмазаться успеха не имела, поэтому пришлось подчиниться и идти во дворец.

Следуя за Фариамом, я прошел через путаницу коридоров и внезапно оказался в роскошном зале, где находился шикарный трон и куча богато одетых людей. При появлении короля они наперебой стали поздравлять Фариама с победой, восхищаться его талантами полководца и говорить прочую ерунду. Этот всеобщий галдеж родил у меня неприятное ощущение, будто я находился в центре оживленного рынка. Усилием воли я нацепил на лицо вежливую улыбку и стиснул зубы. Никогда не любил бывать в подобных местах, и вообще многолюдные сборища не жаловал, так что теперь у меня появилось лишь одно желание — оказаться подальше отсюда. Король, приветливо помахивая рукой и отвечая на некоторые приветствия, стал продвигаться к трону, а я попытался затеряться в толпе и не отсвечивать, но Фариам быстро пресек мои поползновения и злым шепотом приказал не отставать. Поняв, что сейчас будет цирк, я приготовился к худшему.

Мои опасения оправдались. Фариам подошел к трону, находившемуся на небольшом возвышении типа подиума, ну, а мне ничего не оставалось, как последовать за ним. Следующие минут двадцать король толкал речь, поздравляя жителей Марда с окончанием войны. Смысл речи сводился к словам: «Наше дело правое, мы победили!», но король умудрялся долго растекаться мыслию по древу, в то время как я стоял и изображал безмолвную мебель на заднем плане. Наконец Фариам завершил речь, пригласив всех на торжественный прием, который должен состояться сегодня вечером. В этот момент я ехидно подумал о том, что если бы Фар еще полчасика помолол языком, то ему осталось бы только объявить о начале этого самого приема, поэтому не сразу понял, что король перешел к представлению меня.

— …великолепный маг, оказавший неоценимую помощь в решающей битве, превосходный разведчик, побывавший в самом сердце вражеского лагеря, умелый дипломат, наладивший взаимопонимание с дикими горцами, командир элитного подразделения Мардинана, мой брат Алекс!

Прослушав начало фразы, я не придумал ничего умнее, чем легонько поклониться. Ни аплодисментов, ни другой реакции не последовало, и я уж было хотел осведомиться у Фариама, должно ли так быть или это я облажался по незнанию, но он опередил мой вопрос и быстро закруглился, напомнив всем, что до приема осталось не так много времени. После король развернулся и пошел обратно через пеструю толпу, а я пристроился следом, но, лишь только выйдя из зала, поинтересовался:

— Слушай, может я сделал что-то не то? Или у вас после того, как представляют человека, по традиции положена мертвая тишина?

— А, не принимай близко к сердцу, — отмахнулся брат. — Просто для всех них новость оказалась слишком ошеломляющей. Я ведь еще никому не сообщал, что неожиданно приобрел кучу родственников… И тебя в том числе.

— Подумаешь, большое дело! — фыркнул я. — Как будто их это сильно задевает!

Ведя меня по коридорам, король пояснил:

— Для них — это действительно большое дело. Они внезапно обнаружили, что внезапно появилась новая фигура на политической арене, с неизвестными намерениями, пристрастиями, убеждениями. Теперь им будет нужно полностью переоценивать всю сложившуюся расстановку сил, заново возводить мосты с учетом нового действующего лица, наводить о тебе справки, пытаться прощупать…

— Мать твою! А ты раньше сказать не мог?! — перебил я Фариама.

— А ты бы тогда в Марде вообще не появился! — ехидно ответил брат.

— Тьфу! — плюнул я на ворсистый ковер под ногами.

— Ну, извини, Алекс, — улыбнулся Фариам. — Мне просто нужно было срочно чем-нибудь занять всю это дворцовую мелкоту, чтобы в тиши и спокойствии вместе с нужными людьми разобраться с действительно важными делами. Так что я просто кинул сладкую косточку всей этой знатной своре, чтобы выиграть немного времени.

— Ну, блин, утешил! — вздохнул я. — Мне же теперь придется линять отсюда, пока действительно не съели!

— Что, против десятков тысяч степняков выйти не боялся, а перед сотней знатных особ показаться — уже коленки дрожат? — иронично припомнил мне мой довод брат.

— Кочевников хоть бить можно было, а этих нет! Что мне в случае чего делать? Я же во дворце всего раз был, правил этикета не знаю, со знатью не общался, да и вообще, ляпну что-нибудь, а ты потом краснеть будешь!

— Не переживай, прием — это не смертельно!

Я только вздохнул.

— А можно я появлюсь на нем в самом начале, покрасуюсь, а потом тихонько исчезну?

— Нет, — обломал меня Фариам. — После приема состоится совет, на котором будут присутствовать все самые влиятельные торговцы Мардинана. С ними я собрался обговорить создание новых торговых путей в степь и расширение товарооборота с соседями, а также кое-что еще из твоих идей. Вот на этом совете тебе нужно быть обязательно!

— Но я в экономике не силен! — попробовал было возразить я. — И вообще, я же рассказывал тебе только то, что помнил из всего курса, а сам-то даже в этом не очень разбираюсь! Понимаешь, многие правила и определения я учил наизусть, часто не вникая в их смысл, потому что тогда не видел от этих знаний никакой пользы, а значит, на совете буду вам только мешать!

— Не страшно. Если не разбираешься в торговле, то хотя бы думать умеешь, а свежий взгляд мне совсем не помешает. В общем, хватит ныть! Пока с делами не разберемся, из дворца ни ногой!

Я только протянул:

— Мля-я-я…

Не было печали! Выйдя живым из одной заварушки, сразу же попал в другую, причем намного хлеще! И надо же было такому случиться как раз в тот самый момент, когда я уже собрался расслабиться и предаться спокойной жизни. Мда…

Фариам посмотрел на мое кислое лицо, а потом улыбнулся.

— Не волнуйся, я планирую управиться всего за несколько дней, а потом будешь свободен, как дракон в небе.

— Хоть это радует, — только и смог ответить я.

Брат привел меня в роскошные покои с ванной, большой кроватью, мягким ковром на полу и шикарными картинами на стенах. Проследив за моим взглядом, которым я окинул кровать, Фариам строго предупредил, что прием начнется через час, и ушел. Первым делом я проверил маленькую едва заметную дверцу в одной из стен и обнаружил там унитаз почти привычного вида. После опробования этого достижения цивилизации я скинул одежду, залез в ванну и с наслаждением погрузился в теплую воду, радуясь возможности смыть с себя многодневную грязь. Когда я уже увлеченно намыливал голову жидким и весьма пахучим мылом, с трудом выдирая из волос какие-то колючки, неизвестно как прицепившиеся ко мне на стоянках, то услышал легкий стук двери. Мои рефлексы сработали быстрее мозгов, все еще находящихся в состоянии блаженства, поэтому я подскочил и схватился за мечи, лежащие на краю ванны, и только потом понял, что это просто симпатичная девушка-служанка принесла мне чистую одежду.

Посмотрев на ее испуганное лицо, я расслабился и продолжил мыть голову, подумав о том, что в последнее время совсем потерял осторожность. Сел в ванну спиной к двери, потом вместо того, чтобы активировать магическую защиту, сразу схватился за мечи, да и вообще никакой сигналки на дверь не поставил. Вот, что мирная жизнь с людьми делает! Нет, я не страдаю паранойей, но было неприятно осознавать, что меня, Темного мага, вместе со всеми моими регалиями, которые только недавно озвучил Фариам, можно банально кокнуть, когда я принимаю ванну. Позор!

— Господин, разрешите, я вам помогу? — подала голос служанка, которая положила одежду и подошла ко мне.

Окинув взглядом смазливенькую мордашку и стройную фигурку, я решил не развивать свои мысли в этом направлении, пока не получу должных консультаций от Фариама. Ведь, быть может, помощь в интимных делах здешние работницы сервиса оказывать вовсе не должны, и для этого существуют совсем другие пути. С королем — все понятно, у него просто обязана быть целая группа фавориток, развлекающих его по ночам, но что прикажете делать простым… э-э… принцам? Демоны, даже не знаю, какой у меня после всех этих братаний появился титул!

— Нет, спасибо, помощь мне пока не нужна, — ответил я служанке. — Но вот получить хоть какую-нибудь расческу я бы не отказался.

Девушка легким движением вытащила из складок платья большой деревянный гребень и протянула мне. Оценив предложенную вошегонялку, я поблагодарил служанку и принялся дальше заниматься своими волосами. Когда же я, наконец, сумел их кое-как вымыть и распутать, прошло довольно много времени. Взяв полотенце, я вытерся, а потом принялся одеваться, периодически отгоняя девушку, пытавшуюся мне помочь. Нет, я был бы не против, чтобы меня одевали со всякими почестями, но как только представил, что ее нежные руки будут прикасаться к моему телу, едва смог удержать понятную реакцию. Нет, по этому вопросу срочно нужно проконсультироваться с Фариамом!

Когда я оделся и оглядел себя в большое зеркало, то с трудом смог узнать. Передо мной стоял эльфийский франт. Пышные волосы собраны сзади в хвостик и перевязаны веревкой, остроконечные уши оттеняют молодое лицо с аристократическими чертами, одежда черно-серебристого оттенка только подчеркивает принадлежность к богатству и роскоши. Нет, таким я себе жутко не нравился! И главное, что мне пришлось оставить все свое оружие, так как оно, по словам той же служанки, не подходило к этому одеянию. Хорошо хоть в данном маскарадном костюме кармашки были, в один из которых я тотчас сунул мешочек с колечком. Это сразу придало мне уверенности, причем даже не знаю, почему. Вздохнув, я подумал, что теперь Фариам точно мне будет должен! Да, сейчас я постараюсь занять эту дворцовую свору изо всех сил, чтобы он спокойно смог уладить все дела, а за это получу полное право в будущем попросить что-нибудь у брата лично для себя. И пусть только попробует отказать!

Повертевшись перед зеркалом и хмыкнув на восторженный комплимент девушки, я прикинул, что час вроде бы прошел, но самому отправляться блуждать по дворцовым коридорам в поиске зала проведения приема было лень. Принц я или хрен собачий? По всем правилам дворцового этикета меня должны были туда проводить под белы рученьки, ну или хотя бы просто показать дорогу, поэтому я решил подождать. Служанка, все еще вертевшаяся вокруг меня и поправляя складки на моей одежде, опять поинтересовалась:

— Ваше высочество, вы еще что-нибудь желаете?

Прислушавшись к себе, я понял, что больше всего хотел бы испытать на мягкость роскошную кровать рядом со мной. Эх, развалиться бы сейчас на ней, да вздремнуть часов десять, послав прием к демонам! Но я прекрасно осознавал, что Фариам этого не оценит, поэтому ответил девушке:

— Разве что немного перекусить перед приемом.

Служанка улыбнулась, пообещала все устроить и, подхватив мой парадный мундир, покинула комнату, окинув напоследок весьма заинтересованным взглядом. Вздохнув, я еще раз оглядел кровать и присел на ее краешек, не в силах противиться искушению. Перина оказалась воздушной и нежной, она так и манила меня нырнуть в свои объятия, но я еще раз тяжело вздохнул и подумал о том, что Фариам точно со мной не рассчитается! Какие муки ради него я испытываю! Чтобы хоть как-то отвлечься от печальных мыслей, я принялся оглядывать комнату. Мда, шикарно живут короли! Резная мебель, мягкий ковер под ногами… а это что? Нагнувшись, я извлек из-под кровати пару весьма знакомых предметов и принялся их внимательно рассматривать. Нет, ну это надо же!

— Эта обувь называется домашними тапочками, — донесся голос Фариама из дверного проема. — Она появилась в столице пару месяцев назад. Насколько я знаю, именно тогда один из местных сапожников осмелился ввести обычай, бытующий где-то на Дальнем востоке, разделять обувь для улицы и для дома.

Я отвлекся от рассматривания затейливой вышивки на меховых тапочках и с улыбкой посмотрел на короля. Сейчас он был при полном параде, в шикарном одеянии, с красивым кинжалом на поясе и изящной короной на голове, которая (корона, а не голова!) представляла собой причудливое переплетение золотых нитей, украшенных драгоценными камнями.

— И что, неужели прижилось? — поинтересовался я, вертя тапочки в руках.

— Сам удивляюсь, — пожал плечами король. — Вроде бы глупость несусветная, но всей знати Марда отчего-то пришлась по душе, поэтому и мне пришлось завести у себя подобное, чтобы не прослыть отставшим от новых веяний культуры… Ну что, ты уже готов?

— Всегда готов! — бодро ответил я и вскинул руку в приветствии пионеров.

— Тогда пошли!

Окинув прощальным взором кровать, я вышел из комнаты. И мы вновь зашагали с королем по хитро…вымудренному лабиринту дворцовых переходов. Несмотря на то, что уже через несколько минут я полностью потерял ориентацию, все равно умудрился отметить, что шли мы не к тому залу с троном, а совсем в другом направлении.

— Слушай, а где все мои сумки? — поинтересовался я у брата. — Просто там золота немеряно, да и драгоценностей тысяч на сто будет, не хотелось бы этого всего лишиться нечаянно.

— Алекс, и где же тебе удалось так разбогатеть? — удивленно спросил Фариам.

— Места надо знать! — ответил я с хитрой улыбкой.

Король напряг первого попавшегося по пути лакея, чтобы сумки с моей лошади срочно доставили во вторую комнату для гостей. На мой вопрос, не свистнет ли, Фариам только заверил, что все будет путем. Так что, решив столь важную проблему, я топал по ковровой дорожке и думал над задачкой посложнее, а именно — как вести себя с присутствующими? Какую маску надеть? Что говорить? Ведь раньше мне никогда не приходилось участвовать в сборищах столь высокопоставленных особ, поэтому я ничего не мог предполагать наверняка.

Отчаявшись, я напрямую поинтересовался у брата:

— Фар, подскажи, как себя вести, чтобы, с одной стороны, дать твоим гостям пищу для размышлений, а с другой — не опозорить тебя перед лицом общественности?

— Да не переживай ты так и просто будь собой, — посоветовал брат. — Я уверен, что это у тебя получится. Если уж я тебя не мог полностью понять многие месяцы, то уверен, что успехи остальных будут не лучше.

Мне осталось только вздохнуть и ответить:

— Ладно, я постараюсь.

Войдя в большие двери, предупредительно распахнутые перед нами лакеями, мы неожиданно для меня очутились в просторном летнем саду с большой ровной площадкой посередине, красивыми беседками по краям, небольшим оркестриком у дальней стены, игравшим что-то мелодичное, и столами с разными вкусностями. Учуяв ароматы еды, разложенной на них, я почувствовал, насколько проголодался и пожалел, что так и не дождался возвращения служанки.

Наше появление было встречено восторженными возгласами. Фариам поприветствовал всех собравшихся, и сразу был окружен знатными особами, которые разве что не толкались локтями, пытаясь добиться его высочайшего внимания. Решив последовать совету брата и быть собой, я оставил его отдуваться в одиночестве, а сам направился к столам, чтобы заморить червячка. Вот только мои намерения были грубо прерваны одним мужичком с зализанными назад волосами, который серьезно поинтересовался у меня:

— Ваше высочество, не правда ли погода сегодня — просто чудо?

Этот мужик был первой ласточкой. За ним последовали еще трое, а потом меня окружили со всех сторон, как только что Фариама, и попытались разговорить на отвлеченные темы, надеясь, что я раскрою им страшную тайну о том, кто я такой, и как стал братом короля. Помня об обещании, я охотно отвечал на любые вопросы, нацепив доброжелательную улыбку, но как только дело каким-то боком касалось интересующей всех темы, напускал такого тумана, что и сам переставал что-либо понимать. Короче, в образ я вжился капитально, и даже стал получать удовольствие от этой игры словами. Например, в ответ на тщательно завуалированный вопрос о моем статусе при дворе, я умудрился поведать, что мне доступны такие полномочия, что все советники просто мелочь по сравнению со мной. Но, само собой, в не менее завуалированной форме, с использованием оборотов высокой словесности, полунамеков и якобы случайных оговорок.

Кончилось все дело тем, что спустя где-то час я основательно запутал своих надоедливых собеседников, так что они по очереди стали желать мне много всего хорошего, а сами медленно удалились, чтобы собраться невдалеке мелкими группами и обсудить, кто что понял из моих слов. Но только рано я обрадовался. Не успев сделать и нескольких шагов к вожделенным закускам, я подвергся второй волне нападения. На этот раз она была женской. Девушки, дамы и даже некоторые престарелые матроны окружили меня и снова подвергли допросу. На этот раз более тяжелому, потому что он в основном касался моей личной жизни, да еще и прерывался смехом по поводу и без, откровенными заигрываниями и прочими дуростями. Поначалу все это меня страшно нервировало, и я с трудом сдерживался, чтобы не рявкнуть и не разогнать всю эту стайку пестрых бабочек, освободив себе проход к столам с едой, но потом понял, что здесь тоже ведется своя игра. Игра интересная, напряженная и не менее безжалостная.

Как мне удалось установить после получаса наблюдений, во дворце существовала группа официальных фавориток короля, возглавляемая Мирайей, и группа опальных, но все еще на что-то надеявшихся дам во главе с Делерой, а все остальные стремились так или иначе пробиться в эти две стаи. И не стоило недооценивать всех этих хищниц, ни в чем не уступающих мужчинам. У любой из них влияния при дворе было предостаточно. Как я понял из веселой болтовни придворных дам, достигалось это благодаря интригам, случайным связям с нужными людьми, охмурению важных персон, легкому шантажу, не переходящему за грань дозволенного, и всему прочему. Так вот сейчас все эти охотницы возвели меня в ранг добычи, которая по весу ничуть не уступала самому королю. В общем, раскидав все для себя по полочкам, я опять почувствовал, что могу противостоять этим атакам, и даже парировать некоторые выпады. К сожалению, виртуоза изящной словесности в этом случае из меня не получилось, так как намеки собеседниц были уж очень тонкими, и я иногда не угадывал истинный смысл вопроса даже приблизительно.

Спустя о-о-очень много времени стайка женщин вокруг меня слегка поредела. К этому моменту на сад опустились сумерки, и пестро наряженные слуги зажгли множество фонарей, разгонявших подступающую ночную темноту, а моим вниманием всецело завладела Делера — аристократка бальзаковского возраста. Выжив остальных соперниц, она трещала без умолку, строя мне глазки, наклоняясь при смехе и показывая мне платье на груди, открывающее разве что плечи и точеную шейку, так как все остальное в этом мире наверняка было не принято демонстрировать в приличном обществе.

Вообще, на внешнем виде окружающих можно было бы остановиться и подробнее, но я что-то упустил это из виду, целиком погрузившись в словесные игры. Так, можно отметить, что вся одежда присутствующих очень напоминала земное западно-европейское средневековье, за редким исключением. Платья женщин не имели никаких глубоких вырезов, обтягивающих юбок и прочего — все выглядело чинно и пристойно. Хотя наряды, надо признаться, были весьма изысканными и не содержали кучи больших юбок типа парашютных куполов, которые я привык видеть в исторических фильмах. Либо здесь этот изыск моды еще не начался, либо уже давно прошел. Мужские костюмы были не менее нарядными и поражали своим разнообразием форм и отделки. Одни напоминали вышиванки, другие блестели металлическими вставками, производящими впечатление доспехов, третьи брали своей причудливой раскраской, да так, что мой наряд на их фоне был весьма скромным. В общем, посмотреть было на что.

Пока я размышлял, не посетить ли мне здешних портных, чтобы попытаться внести пару свежих идей в мир моды (ведь если с тапочками прокатило, то и с одеждой могло получиться), вцепившаяся мне в руку Делера с придыханием спросила:

— Алекс, а можно вас попросить о небольшом одолжении?

Я едва сумел удержать огорченный вздох. Ну, началось! Неужели она предполагает, что уже подцепила меня на крючок? Нет, я принимал заинтересованный вид, когда она своими приемчиками пыталась пробудить во мне самца, но лишь потому, что отсутствие реакции на ее действия было бы очень странным. А на самом деле в подобные моменты я старался не улыбнуться и думал только о том, что до профессиональных стриптизерш ей как до Луны. Да, именно так, и я вовсе не забыл, что в этом мире ее нет.

В общем, я вежливо ответил, всеми силами изображая повышенное внимание:

— Разумеется. Что вы хотели?

— Давайте потанцуем? — попросила интриганка и кивнула в сторону площадки, на которой уже кружились несколько пар.

— Я не великий знаток танцев, — сказал я, надеясь отвязаться от надоедливой собеседницы. — Быть может, вы выберете кого-нибудь опытнее меня?

Ага, а я в это время утихомирю начинающий подавать негодующие звуки желудок.

— Не скромничайте, Алекс, в этом нет ничего сложного! — сказала Делера и со смехом потащила меня на площадку.

Музыканты заиграли нечто вальсообразное, поэтому я скопировал позу других мужчин, танцевавших рядом, и принялся кружиться с партнершей, легонько покачиваясь. Стараясь копировать движения профессионалов, я не сразу заметил, что Делера ко мне обратилась.

— Что вы сказали? — переспросил я.

— Я говорю, что вы великолепно танцуете. Наверняка у вас были превосходные учителя?

— Нет, это мой первый танец подобного рода, — ответил я, вроде бы разобравшись со всеми движениями.

— Ох, вы, наверное, шутите? — сказала Делера, разыграв удивление на лице, а потом снова рассмеялась.

Пользуясь случаем, я повторил движение танцующих рядом и слегка отошел от партнерши, держа ее ладонь на вытянутой руке. Она сделала реверанс, как это предполагал танец, и вновь шагнула ко мне, а я в это время позволил себе оглянуться на такие недостижимые столы с угощениями вдалеке и сглотнуть слюну. Слушая щебетанье Делеры, я медленно вальсировал, смотря по сторонам, чтобы хоть как-то отвлечься от мыслей о еде, а потом вдруг наткнулся взглядом на знакомое лицо. Повернув голову, я с удивлением разглядывал красивую женщину в строгом черном платье и думал о том, как же она похорошела с момента нашей встречи.

— На что вы смотрите? — поинтересовалась моя партнерша, а потом, проследив за моим взглядом, добавила: — Ах, вы заметили эту потаскушку?

— Кого? — удивленно переспросил я.

— А вы с ней не знакомы? — Делера предвкушающее улыбнулась. — Ну что ж, позвольте просветить вас. Это Снежана, королевская содержанка, бывшая имперская графиня. Ходят слухи, что ее бросил муж, заподозрив в измене, и после большого скандала она несколько месяцев шастала из одной постели в другую, но потом порядочным людям во дворце императора это надоело и они вышвырнули ее вон из Империи. А наш сердобольный правитель подобрал несчастную, которая, пользуясь случаем, сразу прыгнула к нему в ложе и таким способом получила средства к существованию. Поверьте на слово, это никчемная женщина. Она не стоит вашего внимания. Давайте лучше поговорим о птицах. Вы знаете, в нашем королевстве водятся…

Дальше я не слушал, находясь в легком шоке от нравов, царящих в этом дворце. Теперь мне стало ясно, почему Фариам сравнивал их всех со сворой собак. Но в своре хотя бы не грызутся по поводу и без, а эта матерая сучка готова буквально перегрызть горло любой своей сопернице. Представляю, как нелегко пришлось здесь Снежане! Ведь, несмотря на то, что у нее есть большой опыт вращения в высшем свете, я могу предположить, что все ее знания в битве с этими шавками без сильной поддержки не стоили ни гроша. Ладно, Делера, мы бы расстались по-хорошему, но ты покусилась на святое. За друзей я всегда был готов убить любого, но тебе приготовлю кое-что похуже. Ведь согласно здешним правилам, тебя можно только подтолкнуть, а дальше упавшего вожака загрызет своя же стая.

Дождавшись, пока танец кончится, я поклонился партнерше.

— Ах, Алекс, это был восхитительный танец! — проворковала та.

— Не стоит благодарности, мне это совсем ничего не стоило, — ответил я с улыбкой.

Подхватив меня под ручку, как бы заявляя на меня свои права, Делера проглотила оскорбление и повела меня к своей свите, восторженно и завистливо на нее поглядывающей.

— Так на чем мы с вами остановились? Кажется, мы с вами беседовали о мохнокрылках…

Но я перебил Делеру, так как больше не хотел выслушивать ее ересь, да и прошли мы уже достаточно, чтобы все девушки из ее компании могли услышать каждое мое слово.

— Прошу меня простить. Я был бы очень рад узнать подробности об этих созданиях, но поспешу вас покинуть.

— Почему же? — изумленно вскинула густые брови женщина.

— Я бы очень хотел пообщаться со своей давней подругой Снежаной. Да-да, именно той, которую вы так неласково обозвали никчемной потаскушкой, и всячески старались облить грязью в моих глазах. Сказать по правде, я слегка ошарашен вашими словами. Мне даже страшно подумать, что если бы я не был знаком с этой смелой и поистине достойной женщиной, то вполне мог бы поверить вам. Но теперь-то я прекрасно понимаю, что и все, сказанное вами ранее, может также оказаться ложью чистейшей воды. И эти ваши мохнокрылки могут в действительности быть не такими, как вы их описывали, а очень уродливыми и страшными созданиями. Поэтому я, как говорил ранее, спешу вас покинуть, чтобы избежать вашей дальнейшей лжи и обмана, который не терплю вовсе. И напоследок, рискну заметить, что если бы вы были хотя бы наполовину такой же… никчемной, как Снежана, этого вполне хватило бы, чтобы говорить о вас, как о прекрасной женщине. Мне жаль, что это далеко не так. Всего хорошего!

Легонько поклонившись замершей в изумлении Делере, я развернулся и пошел к своей знакомой. Что ж, теперь во дворцовой своре наверняка наступит смена лидера. Не думаю, что после такого моего экспромта кто-то захочет быть в команде Делеры. Нет, все подруги теперь будут старательно втаптывать ее в грязь, соревнуясь друг с другом и стремясь этим обратить на себя внимание. А в том, что все так и случится, я нисколько не сомневался, так как держал краем глаза лица этих дам и теперь точно знал, что подобного шанса они не упустят. Вряд ли Делера еще когда-нибудь взойдет на местный Олимп.

Одиноко стоящая Снежана в этот момент наблюдала за каким-то спором в одной из беседок. Спор был малоинтересен, но, видимо, достойного собеседника на этом приеме для Лисецкой не нашлось, так что ей пришлось удовлетвориться ролью слушателя. Или же пущенные придворными слухи сделали из нее прокаженную, или же она, также как и я, являлась гостем на этой вечеринке. Вероятно, графиня заметила мое приближение, потому что повернула голову и взглянула мне в глаза. В них я заметил лишь печаль и тоску, и подумал, что здесь ей живется весьма несладко. Если бы я не подал Фариаму идейку о создании школы, пришлось бы мне забирать ее отсюда самому, так как оставлять женщину на растерзание дворцовым шавкам было бы подло. Совесть не позволит. А надеяться на то, что она сможет завоевать уважение среди этой псарни, хоть и с моей помощью, было глупо. Поэтому я лишь искренне улыбнулся и, подойдя к Снежане, галантно поцеловал ей руку.

— Алекс! А я все гадала, когда же вы меня заметите? — улыбнулась графиня в ответ.

— А я уж было начал думать, что этот вечер безнадежно испорчен! — радостно сказал я. — И лишь ваше присутствие на приеме подарило мне надежду, что я смогу дожить до его конца… Тьфу! Простите, с этим придворным диалектом я совсем разучился разговаривать. Очень рад вас видеть. Как добрались? Как устроились?

— Прекрасно, — ответила графиня, хотя по ее глазам я бы так не сказал. — Король приказал выделить мне жилье, подобрать слуг, так что сейчас я ни в чем не нуждаюсь… А вы? Осознали свою истинную сущность, или все еще пытаетесь свернуть со своего пути?

— А вы все никак не успокоитесь? — иронично заметил я. — Ладно, можете расслабиться, я действительно многое узнал и многое понял, так что теперь не собираюсь отрекаться от самого себя.

— Значит, вы примете мою клятву? — напрямик спросила Снежана.

— Приму, — кивнул я.

Лицо графини оживилось, на нем появилась искренняя улыбка, а я ощутил ее эмоции радости и облегчения.

— Тогда давайте ненадолго покинем этот прием. По пути сюда я видела несколько комнат, которые сейчас наверняка пусты…

— Постойте, вы хотите принести клятву прямо сейчас? — удивился я.

— А есть какие-то препятствия? — нахмурилась графиня.

— Есть, — серьезно ответил я. — Во-первых, мне нужно кое о чем с вами поговорить, а во-вторых… я уже три часа не могу добраться до еды, и если сейчас же не закину что-нибудь в желудок, то точно кого-нибудь прибью!

Снежана усмехнулась, а потом подхватила меня под локоток и вместе со мной направилась к столам с закусками. Как я понял, к ним особо никто не притрагивался, поэтому у меня была масса вариантов для набивания желудка. В основном, на подносах лежали маленькие порции чего-то съедобного, которое можно было подхватить одной рукой и быстро отправить в рот. Решив, что определению эти закуски не поддавались принципиально, я потер руки и принялся пробовать все подряд. Остановившись на пятом подносе, закуски с которого на вкус напоминали вареную курятину с фруктами и сливками, я услышал, что Снежана задумчиво обронила:

— А вы ничуть не изменились.

— Разве что самую малость, — ответил я с набитым ртом.

— Я слышала, что вы успели стать братом короля, это правда? — спросила графиня, когда я закончил поедание этого замечательного блюда, кусочков которого было на подносе не так много.

— У меня вообще в последнее время дикое прибавление количества родственников. Стыдно признаться, но я даже самых близких точно перечислить не могу.

Перейдя к следующему блюду, напоминающему на вид конфеты, я взял одну и кинул в рот. Это было нечто хрустящее, сочное, напоминавшее одновременно жареные семечки и дыню. Опустошив половину подноса, я все же отметил, что к нему до моего появления почти не притрагивались. Недоумевая, почему бы это, я поинтересовался у Снежаны, в глазах которой плясали смешинки:

— А вы не подскажете, что это за блюдо?

— А вам нравится?

— Очень вкусно, никогда раньше такого не ел, — признался я, кинув еще пару хрустящих конфеток в рот.

— Это липусы, — пояснила Снежана.

— Что-что?

— Личинки особого вида древесных жуков, водящихся в некоторых лесах.

Я перестал жевать и уставился на «конфету» в своей руке, а графиня рассмеялась серебристым смехом. Нет, точно — крупная личинка! И как же я раньше не догадался? Поворочав языком во рту, я подумал, а какая, собственно, разница? Главное, что вкусно! Кинув личинку в рот, я сочно захрустел.

— Знаете, Алекс, а некоторые даже не могут заставить себя их попробовать, — сказала Снежана.

— Я не слишком брезгливый, а эти липусы действительно замечательная штука. Угощайтесь, я не жадный, — кивнул я графине.

Съев еще десяток личинок на пару со Снежаной, мы переместились дальше, а я почувствовал, что первый голод утолил и уже обрел способность говорить на серьезные темы, поэтому перешел к делу:

— Послушайте, Снежана. У нас с Фариамом есть для вас одно серьезное и весьма ответственное дело. Король собирается открыть Школу, где будут учиться дети небогатых родителей, чтобы в будущем стать элитой Мардинана. С подбором учителей и воспитателей проблем возникнуть не должно, но вот во главе этой школы должен стать очень ответственный человек, который хорошо ладит с детьми, разбирается в хозяйственных вопросах и не согнется под тяжким грузом ответственности. Я считаю, что лучше вас найти кого-нибудь на должность начальника этой школы будет сложно, поэтому мне нужно узнать, хотите ли вы заняться этим делом? Быть главой королевского учебного заведения и одной из наставниц будущего этого государства?

— Алекс, вам было достаточно только попросить, — ответила Снежана.

— Нет, так дело не пойдет, — покачал головой я. — Поймите, Снежана, я не хочу заставлять вас, потому что от этого не будет пользы. Если человек работает из-под палки, результат всегда выходит гораздо хуже, чем тогда, когда он действительно увлечен своим делом. А ведь это дети! Одна единственная ошибка, один просчет — и полететь к демонам может буквально все, а я не хочу, чтобы это случилось. После войны у нас появилось будущее и я знаю, что выпускники этой школы смогут сделать его намного светлее. Поэтому я не прошу вас занять место начальника Школы, я спрашиваю, хотите ли вы этого?

Графиня задумалась, а потом неуверенно спросила:

— Вы думаете, я смогу учить детей?

— Это не так сложно, как кажется на первый взгляд, — ответил я. — По дороге сюда мы набрали четыре десятка ребятишек из деревень. Они сейчас во дворце, а некоторым я даже дал несколько уроков магии. Признаюсь честно, для меня было большим открытием, что я так легко смог найти с ними общий язык, и побыть для них наставником, хоть и временным. Но мне это понравилось.

— А где сейчас эти дети?

— Фариам приказал поселить их где-то во дворце, спросите у него сами.

Графиня немного помолчала, пока я опустошал какое-то блюдо с рыбой, а потом ответила:

— Да, я хочу этим заниматься. Все равно во дворце для меня нет подходящего занятия, в королевскую библиотеку у меня нет доступа, а продолжать оставаться посмешищем в глазах придворной толпы я не хочу… Но Алекс, а как же клятва?

— Сейчас я перекушу, и мы с вами быстренько проведем обряд, не торопитесь так.

— Нет, я не об этом. Разве после клятвы я не должна буду всегда находиться у вас под рукой?

Я улыбнулся и ответил:

— Ну, во-первых, это наверняка будет жутко неудобно, а во-вторых, это совсем не обязательно.

Бросив в рот еще несколько кусочков чего-то, я увлек Снежану за собой. Настало время выполнять обещание.

Глава 5. Клятва, танцы и все остальное

Оглядев собравшихся, я понял, что Фариам-то уже давно куда-то слинял, но вот остальные расходиться не спешили и вовсю общались между собой. Направившись к дверям, мы вскоре вышли из сада, немного прошли по коридору, а затем отыскали комнату, в которой никого не было, но стояли удобные мягкие кресла. Зайдя внутрь, я зажег светляк, усадил перед собой графиню и поинтересовался:

— У вас заколка есть? Мне нужно несколько капель крови, а свой кинжал я оставил в гостевой.

Сняв с платья красивую серебряную брошь в виде бабочки, Снежана протянула ее мне. Я оглядел острие булавки и одобрил, а затем приступил к обряду клятвы. Графиня уколола палец и выдавила каплю крови, одновременно торжественно произнося текст. Я отметил, что ее клятва намного отличается от стандартного образца. В ней было даже что-то типа «защищать принявшего клятву до последнего вздоха» и «умереть по его первому требованию». Когда же Снежана дошла до «…и в мыслях не пытаться противоречить приказам…», мне это надоело, и я прервал ее:

— Хватит нести чушь! Это клятва верности, а не кодекс будущей рабыни-наложницы! И вообще, можете заканчивать, плетение я уже сформировал, а текст, чтобы вы знали, при данной процедуре вообще не обязателен.

Затем я внедрил плетение обратной связи и почувствовал, как нас соединил прочный канал, а в моей ауре появилось свеженькое магическое образование, практически затерявшееся в ее энергии. После обряда я попросил графиню посидеть спокойно, а сам аккуратно скопировал ей в память свои знания эльфийского стража, навыки рассветной школы, языки гномов и эльфов и, само собой, мою интуицию. Если она стала моей подопечной, то пусть ее шансы выжить в критических ситуациях будут максимально высокими. Объяснив графине, что теперь в ее голове поселились многие полезные умения, я попросил разрешения скопировать знания известных ей наречий и спустя несколько минут стал счастливым обладателем нескольких мертвых языков, парочки, распространенных в империи, одного южного, трех диалектов и еще некоторых знаний, касающихся лингвистики. Когда и где они мне понадобятся, я не знал, но решил взять сразу все, тем более что объем знаний был невелик и привнести путаницу в мою голову не должен был.

— Все, — сообщил я Снежане и со вздохом поднялся.

— Вы хотите вернуться на прием? — уточнила графиня.

— Не хочу, — кисло улыбнулся я. — Но Фариам сказал, что после приема состоится какое-то совещание, где я просто обязан присутствовать, так что придется снова идти к этой своре. Но вы вполне можете уйти, вас ведь никто не заставлял развлекать придворную толпу.

— Нет, — графиня поднялась со своего кресла и решительно заявила: — Я вас не брошу. Думаю, легкая поддержка вам совсем не помешает. Тем более что я за время своего пребывания здесь успела хорошо изучить большинство тех, кто сейчас развлекается на приеме.

— Развлекается? — переспросил я. — Что-то особого развлечения я там не видел. Это не тусовка, не собрание, не бал, а нечто совсем непонятное. Такое впечатление, что все люди пришли на этот прием, чтобы всласть пообщаться, поинтриговать, полицемерить, а если удастся, то и облить кого-нибудь грязью, растоптать и унизить. И они называются цветом мардинанской знати?

— Как вы правы, Алекс. Но почему вы так этому удивляетесь? Ведь вы же принц, должны были уже во всех подробностях изучить главные цели подобных сборищ.

Я взял графиню за руку и направился к выходу.

— Признаюсь вам откровенно, это первое мое посещение придворных мероприятий. Поэтому все для меня в новинку.

— Не может быть! — воскликнула Снежана.

— Еще как может, — ответил я и потушил светляк, а выйдя в коридор, добавил уже мысленно: «И я был бы вам очень благодарен, если вы мне подскажете некоторые элементарные вещи, которых я, по своей дремучести, не знаю».

«С радостью!» — так же мысленно откликнулась Снежана.

И мы вернулись в сад. А там меня поджидала следующая волна нападений. На этот раз мужчины, видимо что-то для себя уяснили и выбрали стратегию поведения, поэтому пустых разговоров было мало. Как я и предполагал, начались завуалированные просьбы, предложения. Некоторые вообще отзывали меня на пару слов в одну из беседок и там уговаривали стать другом/партнером/соратником, причем всячески обливая других грязью, совсем как Делера. На этот раз нападение было отразить гораздо легче благодаря графине, которая серьезно подошла к исполнению обязанностей моего консультанта. Во-первых, она давала краткую характеристику каждого человека, в общих чертах описывая источник доходов, сферу влияния, интересы, так что мне было легче понять, чего он от меня добивается. Во-вторых, она оказалась профессионалом словесной игры, так что по ее подсказкам мои ответы перешли на качественно новый уровень. Ну и, в-третьих, мне было несложно дожидаться конца приема, чувствуя надежную поддержку подруги.

В общем, мне опять удалось всех запутать и показать, что все то, что я говорил ранее, складывается в совершенно иную картину, чем есть на самом деле. Фариам наверняка будет доволен моей работой, вот только я сейчас никакого удовлетворения не получал, а наоборот — начинал все больше нервничать. Причем сперва даже не понял, отчего. Но, в конце концов, мне удалось разобраться и найти то, что так меня раздражало и злило во всей этой тусовке.

Чувства. Они не являлись таковыми и были всего лишь игрой, когда искусной, когда не очень. Словно маска они закрывали истинные эмоции людей, которые только сейчас начали проявляться. Может быть, потому что присутствующие немного устали, может, потому что подходили ко мне группами, а не толпой, но я вновь ощутил, что стали проявляться мои способности эмпата и не был этому рад. Я видел, как смеется мужчина, и чувствовал его раздражение от неудачной шутки, я видел, как мягко уговаривает своего собеседника седой старик, и чувствовал его ненависть, я видел, как радушно улыбается мне парень и чувствовал его злость и зависть… Это было для меня действительно тяжело, но зато я понял — чтобы ни случилось, я не хочу стать одним из них. Я не хочу так жить и не буду!

Ведь для меня маски означали не просто выражения лиц — для меня это было нечто большее. Да, я также пользуюсь масками, это для меня привычно и весьма удобно. Вот только, надевая маску, я полностью вживаюсь в образ, подчиняю все свои мысли и чувства внешнему виду, поэтому никто из окружающих не может распознать моей фальши. Но здесь было совсем иначе — все присутствующие тоже носили маски, но они были грубыми, картонными, вызывающими у меня только отвращение, когда за ними внезапно начинало проступать истинное лицо человека.

Вероятно, Снежана уловила мое раздражение, поскольку спросила мысленно:

«Что с вами?»

«Я чувствую их всех и поэтому начинаю злиться» — ответил я.

«Но почему?»

«Потому что все чувства, которые они показывают, кардинально отличаются от тех, что они ощущают на самом деле, а для меня это тяжеловато вынести, ведь я слышу — вы отличный человек, а ощущаю — из какой норы ты выполз, червяк?»

«А раньше вы этого не замечали?»

«Нет. Как выясняется, я не чувствую эмоций разношерстной толпы. И только при сосредоточении на ком-то одном, я могу его ощущать. И вот теперь, когда они говорят со мной поодиночке, я чувствую их, а как отключить свою способность, увы, не знаю. Их эмоции слишком яркие, чтобы от них можно было закрыться».

«Кажется, я знаю, что вам может помочь» — сказала Снежана, и, дождавшись, пока мой собеседник сделает паузу, уже вслух спросила:

— Алекс, вы не подарите мне танец?

— С превеликим удовольствием! — ответил я, едва скрывая облегчение.

Мы прошли в танцевальный круг, где уже собирались десятки пар. Судя по всему, предстоял групповой танец, и мне придется постараться, чтобы не ударить в грязь лицом. Музыканты заиграли нечто бодренькое, пары выстроились в рядок и началось.

В принципе, ничего сложного, это я понял уже через минуту. Главное остается тем же — следить за всем, что делают остальные, и повторять их движения. Вот только этот танец был немного быстрее и размашистее, чем вальс, поэтому пришлось постараться, чтобы держать в уме перемещения всех людей, стараясь не столкнуться с проходящими мимо парами. Да еще и движения танцоров были подчинены строгой схеме — то они делились на две шеренги и проходили мимо, то гребенкой проникали друг в друга, то смещались в шахматном порядке, то крест-накрест и все это притопывая, пританцовывая и делая обязательные реверансы и поклоны в конце куплетов. Действительно, это был танец не из легких, но я с ним справился.

Проходя со Снежаной один раз между всего строя, я заметил, что Делера тоже участвует в танце, взяв в качестве партнера какого-то молодого парня. Это меня насторожило, но всерьез не обеспокоило, а зря. Первый казус случился, когда, проходя мимо, Делера попыталась якобы случайно задеть Снежану, но я шагнул в сторону и уберег подругу от нападения. Собираясь предостеречь графиню, чтобы та была настороже, я бросил взгляд на ее лицо. Оно искрилось счастливой улыбкой, а ее чувства, которые я ощутил, лишь ослабив контроль за всеми остальными, говорили о том, что она действительно получает огромное удовольствие, танцуя со мной. Поэтому я не стал портить ей наслаждение и сам стал внимательнее следить за Делерой, чтобы не допустить подлянки с ее стороны. Вот ведь, неугомонная! Решила отыграть позиции, пока есть такая возможность. Посмотрим, что у нее получится!

Я не знал, что мои мысли окажутся действительно пророческими. В какой-то момент пары разделились и образовали две группы — мужчин и женщин, которые начали танцевать отдельно. И если у мужчин это были притопы и прихлопы, то у женщин в этот момент были довольно сложные вращения и хороводные элементы. После одного круга Делера сместилась в ряду и стала прямо за Снежаной. Я сразу мысленно обратился к подруге, чтобы предупредить об опасности сзади, но успел только произнести «Осторожно!..», как эта тварь подставила графине ножку и легонько толкнула вперед. Снежана не успела отреагировать, выполняя сложный поворот, поэтому упала, задевая еще четверых девушек, и нарушая все построение. Я кинулся к ней и аккуратно поднял, ругая себя на все лады за то, что не решился сообщить об угрозе заранее.

— Вы не ушиблись? — спросил я графиню, пытаясь отряхнуть ее платье от мусора.

— Нисколько. Оставьте, Алекс.

Я почувствовал, что вся ее радость исчезла, снова уступив место тоске и обреченности. Танец был прерван, музыканты постепенно замолкли, и в этой тишине раздался громкий голос Делеры:

— Нет, эти имперцы ничего не понимают в ладоре! Для их разума этот танец чрезвычайно сложен, что, согласитесь, уже говорит о многом!

Вот тварь, зло подумал я. И что теперь с ней делать? Убить? Так ведь не поймут, скоты! Уже намереваясь ляпнуть какую-нибудь грубость в ответ, я внезапно нашел решение, которое могло не только разрулить эту ситуацию, но и утопить Делеру окончательно и бесповоротно.

— Да, вы правы, мы с подругой ничего не понимаем в ладоре, — сказал я торжествующе улыбающейся гадине. — Мы привыкли к совсем другим танцам, но среди вас вряд ли найдется человек, который сможет составить нам компанию. Наши развлечения не для слабых людей.

— И что же за танец вы имеете в виду? Арраз, вавар или кельвен? — с тщательно скрываемым превосходством спросила Делера. — Да я могу их танцевать с закрытыми газами!

— Нет, я имею в виду танец с ветром, — ответил я. — Он, как я уже говорил, для сильных духом, поэтому вряд ли вам посчастливилось его хотя бы увидеть.

— Так продемонстрируйте, будьте так добры! — попалась на мою удочку Делера. — Покажите нам всем, какой танец вы считаете лучше и сложнее ладора!

Все присутствующие поддержали высказывание бывшей фаворитки и начали упрашивать меня продемонстрировать этот танец с ветром.

— Что ж, я удовлетворю ваш интерес, — кивнул я и обратился к Снежане: — Я вас оставлю только на мгновение.

Быстро подойдя к одному из лакеев, я шепотом приказал ему:

— Во второй гостевой комнате лежат четыре меча. Два из них на кровати, а два — в одной из сумок. Срочно принеси их сюда!

— Слушаюсь, ваше высочество! — поклонился слуга и сорвался с места.

«Что вы задумали, Алекс?» — спросила меня мысленно Снежана, когда я шел к музыкантам.

«Не волнуйтесь, — ответил я. — Просто потанцевать. Обещаю, вам понравится!»

Подойдя к музыкантам, я начал объяснять, что от них хочу. После минуты разжевывания они, наконец, поняли, что я желаю танец, быстрый, задорный, ритмичный, в народном стиле. Осознав задачу, они заверили, что все будет, как нужно, и приволокли откуда-то еще два больших барабана. Тем временем я подошел к Снежане и дождался, пока запыхавшийся лакей появится с моими клинками. Когда принесли мечи, на приеме наступила тишина. Исчезли разговоры, шепотки, люди даже дыхание задержали, а я молча извлек два клинка покороче из ножен и кинул графине. Та с ловкостью их поймала за рукояти, но не выказала удивления на лице, хотя сама при этом была очень ошеломлена неизвестно откуда взявшейся реакцией. Сам же я достал свое оружие и мысленно обратился к ней:

«Сейчас я возьму под контроль ваше тело, чтобы вы поняли принцип этого танца, а потом буду постепенно ослаблять контроль, тогда вы начинайте двигаться сами. В этом нет ничего сложного, просто доверьтесь мне, доверьтесь своим знаниям и получайте удовольствие».

«Хорошо» — покладисто согласилась графиня

Я кивнул музыкантам и, услышав четкий ритм, скользнул через канал в разум Снежаны, мягко подчинив ее тело себе, а потом постарался разделить свое сознание, как тогда в бою на развалинах. Первый взмах клинков мы произвели синхронно, затем последовал поворот, рождающий небольшое колыхание воздуха, затем еще взмахи, поднимающие легкое дуновение ветерка, затем вращение, ускорение движения, и вот вокруг нас струится ветер, рождающийся на наших клинках, обтекающий наши тела и ласково развевающий волосы. Дождавшись того момента, когда ветерок стал устойчивым, я пошел на сближение и атаковал Снежану. Нет, я не хотел причинять ей вред, я просто делился с ней своим ветром, отправляя его на острие лезвий вперед, а затем сам же в ее теле подхватывал его и возвращал назад.

Постепенно я почувствовал, что графине это начало нравиться. Она уже сама пыталась подхватывать мои удары, отводя их в сторону и нежась в струях воздуха. Спустя некоторое время я скользнул в свое тело и стал наращивать темп, чувствуя восторг и радость, но потом опомнился и понял, что Снежана просто не выдержит той скорости, на которой привык работать я. У нее и так завтра будут болеть руки и все тело после этого танца, так что не стоит излишне увлекаться. Но я чувствовал и ее радость, доносящуюся до меня, поэтому просто отдался на волю эмоциям, и мы закружились вдвоем под веселую музыку, танцуя с ветром, рожденным всполохами наших клинков.

Постепенно я начал чувствовать легкую усталость графини и понял, что танец пора заканчивать, а завершить его нужно было эффектно и красиво. Но маг я или не маг? Постоянно себе об этом напоминать приходится! Легкий поток силы и вот ветер вокруг нас крепчает, становясь более жестким, настойчивым. Он уже поднимает частички земли и закручивается смерчем вокруг нас. Мы вертимся в них, не поддаваясь напору, а ветер становится все сильнее. И тогда мы делаем шаг навстречу друг другу и два смерча сливаются в один, который окружает нас и пытается схватить за верткие лезвия клинков. Но мы стоим спина к спине, и с радостными улыбками не даем ему к нам прикоснуться. Ветер еще усиливается, становится злым и непослушным, сжимая свое кольцо, но мы стоим на месте, вращая мечи и отбивая все его удары.

Наконец ураган вокруг нас теряет терпение и крепко сжимает свои объятия, но мы бросаемся в разные стороны и прорываем его завесу. Обернувшись, мы наблюдаем, как ветер бессильно угасает на том месте, где мы только что танцевали, теряет свою злость и снова превращается в легкий ветерок, который ластится к нам и просит прощения за свою выходку. Медленными неторопливыми движениями мы касаемся его, лаская и выражая благодарность за великолепный танец, а потом все замирает. Умолкают музыканты, уносится вдаль наш невидимый партнер, остаемся только мы со Снежаной, глядя в глаза друг другу и чувствуя непередаваемый восторг и умиротворение.

Подняв ножны с земли, я вложил в них свои клинки и сказал ошеломленным зрителям:

— Вот так танцуем мы. Ну а все ваши танцы для нас — не более чем детские забавы!

Снежана засмеялась, радостно и искренне. Ее серебристый смех словно снял какую-то невидимую завесу молчания и все разом принялись аплодировать, выражать свое восхищение, делиться впечатлениями друг с другом. Делера стояла в гордом одиночестве, молча и обреченно глядя на меня, но мне совершенно не хотелось ее жалеть. Она получила то, что заслуживает. Подойдя к Снежане, я протянул ей ножны, в которые она вложила мечи и вернула мне с легким сожалением.

— Оставьте их себе, — улыбнулся я. — Вдруг вам еще захочется потанцевать?

— Спасибо, Алекс, — прошептала она, прижав клинки к груди.

Внезапно раздался голос короля, который разом заставил шум стихнуть:

— Что ж, брат, я думаю, это было великолепное завершение сегодняшнего вечера. Спасибо всем собравшимся за то, что пришли, напоминаю, что завтра в обед на главной площади состоится торжественная церемония, на которой будут отмечены достойные, а сейчас я прощаюсь с вами и желаю спокойных снов.

Сказав это, Фариам подошел ко мне и тихонько заметил:

— Я, конечно, догадывался, что от тебя многого можно ожидать, но чтобы такое… Графиня, а вас кто научил так мастерски владеть клинками?

— Алекс, — ответила Снежана.

— А он не забыл вам сообщить о своей задумке по поводу Школы?

— Своей? Вообще-то, он говорил, что это целиком ваша идея. Но могу заверить, что я приложу все свои силы для ее осуществления.

— Отлично! — обрадовался брат. — Тогда мне остается только забрать вашего кавалера, так как нас ждут неотложные дела, и еще раз выразить восхищение вашими умениями.

Графиня сделала реверанс, а Фариам подхватил меня и потащил к выходу, даже не дав толком закрепить на спине перевязь с мечами.

— Ну как тебе прием? — осведомился он уже в коридоре.

— Отвратительно! — признался я. — Если ты еще раз заставишь меня участвовать в чем-то подобном, я сразу свалю отсюда подальше. И даже не буду интересоваться, что там за артефакт лежит в твоей сокровищнице.

— Ладно, не беспокойся. Больше участвовать в приемах я тебя заставлять не буду, но на церемонии ты быть обязан.

— Да ну? И зачем это? Или ты всерьез решил возвести меня в ранг национального героя?

— Ну, до этого не дойдет, — улыбнулся Фариам. — Просто как командир Кэльвов постоишь в строю, посмотришь на то, как твоим бойцам будут вручать награды и все.

— Зная тебя, что-то верится с трудом, — вздохнул я.

Мы свернули в какой-то длинный полутемный коридор, где даже стражников не было, и направились к дверям в самом его конце. Брат, мимолетно оглянувшись, снял свою золотую корону и принялся массировать лоб.

— Что? Жмет или натирает? — поинтересовался я.

— И то и другое. За время войны уже отвык порядком, так что теперь вот мучаюсь.

— Так она же вроде легкая? — удивился я.

— Сам попробуй! — протянул мне корону Фариам.

Я взял ее в руки и удивился. Действительно, на вид такая ажурная, а весит порядка двух кило. И впрямь таскать такое украшение на голове не слишком удобно. Фариам дошел до двери и взялся за ручку, а я ради эксперимента надел корону и вошел вслед за ним в комнату. Мда, создатели этого атрибута королевской власти явно что-то недоглядели. Во-первых, она не желала наподобие кепки ровно держаться на голове, во-вторых, сразу стала резать лоб острой кромкой, а у меня ведь там волос не было, как у Фариама, ну и, в третьих, тяжесть на голове сразу начала вызывать дискомфорт.

Попробовав повертеть корону и так и эдак, потом вообще сместить на бок, я плюнул, снял ее и вручил Фариаму.

— Держи свое пыточное приспособление! Не знаю, зачем вообще ты так мучаешься? Издай указ, что корона больше не является символом власти и ходи себе спокойно.

— Люди не поймут, — ответил Фариам, ехидно улыбаясь.

Задумавшись над причинами его улыбки, я огляделся. Оказалось, что мы пришли в библиотеку. В большом темном помещении рядами стояли стеллажи с книгами, уходя во мрак и там теряясь. Единственным источником света была лампа, стоящая на столе, за которым сидело с десяток серьезных мужчин разного возраста. Одного взгляда на них было достаточно, чтобы понять, что ждут они именно нас. Что ж, все понятно — это и был тот самый совет, и опять Фариам надеется, что я буду изображать из себя некую неясную фигуру. И нельзя отрицать, пока у меня это хорошо выходит, хотя данная фигура моими стараниями отчего-то превращается в клоуна.

— Я тебе это еще припомню! — зло прошептал я Фариаму.

— Я и не сомневаюсь, — также тихо ответил он, а потом подошел к столу и безо всякого стеснения сел на один из свободных стульев.

Больше стульев возле стола не было, но у дальней стены находилось несколько мягких кресел. Я решил, что если роль шута удается мне лучше всего, то буду играть ее дальше, поэтому подцепил одно из кресел магическим захватом и перенес его к столу, а затем опустился в него, комфортно развалившись на мягком бархате и положив мечи рядышком.

— Позвольте вам представить моего брата Алекса, — начал Фариам, а затем начал называть мне всех собравшихся.

Одного из них я узнал — это был мой знакомый Кариэль ден Варен, сына которого я спасал, а последним представленным мне оказался Ринальд Тровель, отец одного из моих парней. После того, как брат представил мне всех присутствующих, я сказал:

— Очень приятно с вами познакомиться и, кстати, господин Ринальд, как там Кад? Есть какие-нибудь нарекания?

— Что вы, Алекс, этот мальчишка — просто находка. В скором времени я собираюсь сделать его своим помощником, ведь мало того, что он лошадей любит, так еще и в торговом деле смекает быстро. Спасибо вам за него!

— Господа, — холодно сказал Фариам. — Может быть, поговорим о делах?

И мы начали. Сначала король рассказал все о создании Нового Союза, о проблемах и новых возможностях, а потом все сообща начали думать, как налаживать новые торговые связи, каким должен быть товарооборот, что потребуется для отправки караванов, сколько времени займет подготовка, какие выгоды получат первопроходцы… Короче, сотни всяких разных моментов, некоторые из которых я вообще не понимал. В конце концов, мне надоело выслушивать все эти экономические споры, и я даже начал задремывать, но меня разбудили громкие голоса.

Прислушавшись, я понял, что идет горячий спор о том, нужно ли отправлять с первыми караванами в горы одежду, или лучше сделать упор на изделия из глины. Это меня настолько развеселило, что я решил вмешаться:

— Уважаемые, прошу прощения, но вы хотя бы подумали, прежде чем предлагать подобное?

— А что тебя не устроило? — удивился Фариам, но я почувствовал донесшуюся от него волну одобрения.

— Все, — решительно ответил я. — Вы полагаете, что альтарам нужна ваша одежда или посуда? Разумеется, нет. В первую очередь им нужны изделия из металла — доспехи, оружие, предметы быта. У них даже с иглами дефицит, а вы тут планируете завалить их дешевыми горшками. И не нужно рассчитывать, что можно добиться у них права продавать весь привезенный товар списком, они на такое не пойдут и будут совершенно правы. Ведь альтары не дикари, как тут некоторые предполагают, они народ, который ничуть не уступает населению Мардинана, а в чем-то даже и превосходит его. Поэтому оставьте ваши нерациональные предложения, сейчас и в ближайший год из этого ничего не выйдет. Да, у горцев хватит денег, чтобы заплатить за ваши совершенно ненужные товары, но это золото им сейчас будет необходимо для того, чтобы налаживать добычу руды, строить города, развивать свое хозяйство. Поэтому лучше оставьте намерения обогатиться за их счет. Сейчас наша главная задача — помочь им стать на ноги и окрепнуть. И чем быстрее это произойдет, тем быстрее наладится торговля всем перечисленным вами.

— То есть, пока мы будем торговать в убыток себе? — уточнил один из присутствующих.

— А если вы сразу выжмете из горцев все золото, то через несколько лет торговля прекратится совсем. Им просто нечем будет расплачиваться за ваши товары, так как у них не останется даже дешевого сырья. И после этого Мардинан потеряет огромный рынок сбыта, который восстановлению подлежать уже не будет. Вы хотите именно такого будущего?

После моего заявления Фариам сказал, что моя точка зрения наиболее выгодна с позиции торговли, и предложил обсудить уже мои предложения. И все понеслось по новой, а потом были вопросы о Фантаре, варианты торговых соглашений с гномами… Короче, я сидел и всеми силами старался не уснуть, чтобы не выглядеть полным лопухом. Пару раз ко мне обращался Фариам с такими заковыристыми вопросами, что я даже не вникал в их суть, а просто давал ответы исходя из его эмоций. Например, когда брат чувствовал раздражение, я говорил «Это полный бред», а вот когда нетерпение, то я кивал головой и произносил что-то типа «Это даже обсуждать не нужно», а он уже рулил советом дальше.

Через несколько часов эта пытка, наконец, закончилась, и я смог облегченно вздохнуть и расслабиться. Торговцы покинули совет, пожелав нам с Фариамом доброй ночи, а брат, дождавшись их ухода, повернулся ко мне, покачал головой и выдохнул:

— Ну, Алекс, ты даешь!

— Что? Налажал сильно? — удивился я.

— Нет, совсем наоборот. И почему ты говорил, что ничего не понимаешь в торговле? Это уже не скромность, а я даже не знаю что! Как ты умудрился одной фразой заткнуть всех недовольных ввозными пошлинами, надо же! И самое главное, как в точку попал. «Понять необходимость этого может даже ребенок», — произнес он, явно цитируя меня. — Да после этого никто даже заикаться про этот вопрос не стал, чтобы не выглядеть посмешищем!

— Фар, ты меня извини, но я спросонья и не такое мог ляпнуть. Рад, что тебе понравилось, но я действительно порол отсебятину, а половину совета вообще дремал, так что в экономике я тебе не помощник.

— Мда… Ты не перестаешь меня удивлять, — снова покачал головой Фариам.

— Ты мне лучше скажи, это все? А то я уже начинаю подозревать, что этот день никогда не закончится.

— Все, все! — успокоил меня брат. — Теперь можно идти отсыпаться.

Подхватив мечи, я вышел с ним из комнаты и опять попал в лабиринт коридоров. Чувствуя, что встреча с мягкой кроватью откладывается, я недовольно поинтересовался:

— Кто ж так строит? Это просто невозможно! Тут же у вас можно месяцами кругами ходить, даже не подозревая об этом. И, что самое непонятное, для чего все это нужно? Чтобы захватчики запутались, или местные развлекались?

— Все претензии к гномам. Это у них такое своеобразное чувство юмора, — пояснил Фариам.

Затем он пожелал мне сладких снов, и, поймав одного из слуг, приказал проводить меня в мои покои. Дошли мы быстро, всего через две минуты, а потом слуга, доведя до двери знакомой гостевой комнаты, поклонился и удалился восвояси. И только зайдя внутрь, я почувствовал, как сильно устал. Нет, не физически, а морально. И как Фариам всю жизнь может подобным заниматься, я просто не представляю, но искренне сочувствую братишке.

В ванне была чистая вода, но я не стал полоскаться, а, посетив потайную комнату, сел на мягкую кровать. Сняв сапоги, я понял, что раздеваться уже нет сил, и просто откинулся назад, чувствуя, что начинаю засыпать. Но моим мечтам еще не суждено было осуществиться. Робкий стук в дверь вырвал меня из объятий Темноты.

— Войдите! — сказал я, понимая, что нужно бы встать, но вот только желания это делать не было никакого.

Дверь открылась и на пороге появилась Снежана.

— Алекс, вы еще не спите?

Ага, как же, заснешь тут!

— Нет, заходите. Вас не будет смущать то, что я лежу на кровати?

— Нисколько, — ответила графиня.

Я зажег для удобства небольшой светляк и повесил его под потолком.

— Присаживайтесь, — хлопнул я рукой по мягкой перине. — И расскажите, чем я могу вам помочь?

Снежана на мое приглашение отреагировала как-то странно. Вначале ее посетило недоумение, а потом оно сменилось решимостью и какой-то обреченностью. Недоумевая, я сделал титаническое усилие и приподнялся на локтях. Графиня присела на краешек кровати и полушепотом сообщила:

— Я просто пришла поблагодарить вас.

Она положила руку мне на грудь, а потом медленно наклонилась и поцеловала меня в губы. Я ответил на поцелуй, а затем взял ее за руку и привлек к себе на грудь, не переставая целовать. Что ж, такая форма благодарности очень уместна, хоть я и не предполагал ничего подобного. И вообще странно получается, ведь я считал, что Снежана не из тех, кто легко прыгает в койку. Проведя по ее шейке, я внезапно решил прислушаться к ее чувствам, которые в этот момент были целиком подавлены моим возбуждением. Все-таки графиня была очень красивой женщиной, а танец с клинками позволил мне прочувствовать ее тело. Вот только, нырнув в ее эмоции, я обнаружил сожаление, растерянность, легкую обиду и никакого признака страсти или чего-нибудь подобного.

Я аккуратно взял Снежану за плечи и уложил на кровать, а сам слегка отодвинулся и внимательно на нее посмотрел:

— Почему вы остановились? — спросила графиня.

— Да вот, пытаюсь понять, зачем вы это делаете, но так как очень хочу спать, ничего путного на ум не приходит.

— Почему?.. — переспросила она. — Алекс, но вы же сами хотели этого!

— С чего вы взяли?

— Но вы же велели мне разделить с вами ложе!

— Это когда? — удивился я. — Нет, ничего подобного я точно не говорил… Или вы мое предложение присесть приняли за намек?

Снежана в ответ смущенно потупилась.

— Ну вы, блин, даете! — возмутился я. — А если бы я не прочитал ваши эмоции? Что тогда было бы?

— Вы провели бы хорошую ночь со мной.

— А потом? Наутро, когда я все-таки разобрался бы в том, что вы прыгнули ко мне в постель не по своему желанию, а по недоразумению?

— Ваше желание для меня важнее, — ответила Снежана. — Утром я просто была бы рада, что смогла доставить вам удовольствие.

— Мля-я-я… — протянул я.

И ведь опять я наступаю на те же грабли. Опять я не додумался объяснить суть клятвы верности, которая нас связывает, и теперь графиня все еще думает, что находится на положении моей рабыни… или служанки. Опять я чувствую себя идиотом! Нет, ну сколько можно!

Я встал с кровати, подошел к ванне, зачерпнул воды и плеснул ее себе в лицо, прогоняя сон, а потом обратился к графине:

— Итак, слушайте меня внимательно. То, что мы с вами провели обряд клятвы, ни в коем случае не означает, что вы получили статус рабыни, а я превратился в господина. Это совсем другой тип клятвы, когда между двумя людьми образуется связь, наподобие кровной… Да, именно так. И теперь мы с вами стали почти как брат и сестра, вдобавок получив несколько полезных возможностей. Так, например, я теперь всегда могу знать, где вы находитесь, и все ли с вами в порядке. Я могу общаться с вами мысленно, невзирая на расстояние между нами. Я могу в трудную минуту просто взять вас под контроль и помочь действием или магией. Да и мои знания вы получили только благодаря связывающей нас клятве, ведь без нее очень сильно рисковали умереть от перегрева мозга. Благодаря практике я знаю это доподлинно. Также есть еще несколько десятков полезных возможностей, но они более мелкие и внимания не заслуживают. В общем, эта клятва не обязывает вас выполнять любую мою прихоть, она лишь обеспечивает между нами плотную и неразрывную связь. Ясно?

Я вздохнул и продолжил:

— Знаете, я не думал, что вы так низко меня оцениваете. Я считаю вас своей подругой, но никогда не желал превращать в любовницу. Да, скажу прямо, вы мне нравитесь и как женщина, но я не хочу потерять то доверие и ту дружбу, которые, как мне кажется, между нами появились.

Я сел на кровать, повернувшись к Снежане спиной, и подумал, что секса мне сегодня не обломится. Ну и ничего, переживу как-нибудь, не впервой. Но главное, что я сказал правду — я действительно боялся потерять доверие графини. И даже не потому, что в моих дальнейших планах она занимала важное место, а просто потому, что она мне нравилась, как человек.

— Простите, Алекс, я не подумала… я не хотела…

— Ладно, тогда давайте забудем этот эпизод и просто вычеркнем его из жизни. Я и сам виноват, потому что не рассказал все подробности раньше, но это как раз можно списать на тяжелый день.

Я повернулся к ней лицом и продолжил:

— Давайте представим, что вы только-только сели на мою кровать, и я спрашиваю вас — чем могу помочь?

— О, не волнуйтесь, Алекс, ничего серьезного, — приняла мою подачу графиня. — Я просто пришла поблагодарить вас за все. За знания, за клятву, за то, как вы ловко помогли мне выйти из непростой ситуации, за…

— Не стоит благодарности, — перебил ее я. — Всегда рад помочь.

— Скажите, а могу я сегодня что-нибудь для вас сделать?

Сказав это, Снежана вопросительно посмотрела на меня. В ее глазах я заметил легкий намек на улыбку и серьезно ответил:

— Можете. Пожелайте мне доброй ночи.

Графиня улыбнулась и ласково сказала:

— Доброй ночи, Алекс. Доброй ночи и сладких снов.

Она поднялась и подошла к двери, а я в этот момент с улыбкой на лице откинулся на мягкую подушку и тихо произнес:

— Спасибо… Вот только Темным магам не снятся сны.

Что сказала в ответ Снежана, я уже не слышал, так как появившаяся Темнота, наконец, подхватила мое сознание, утомленное тяжелым трудовым днем, и позволила окунуться в блаженную мягкую черноту.

Глава 6. Подарки и прогулка по городу

Вообще-то я планировал поспать до самой церемонии как минимум, но меня разбудил настойчивый стук в дверь. Пришлось вставать, впускать служанку, которая принесла мою выстиранную и выглаженную парадную форму, а затем узнавать, где тут кормят. Как мне сообщила девушка, еду вполне можно заказывать в комнату, поэтому я только попросил ее заняться этим, а сам принялся принимать ванну. Холодная вода меня совсем не смутила, поэтому к тому времени, как лакеи принесли завтрак, я уже был бодрым, свежим и одетым в чистый мундир. С аппетитом уплетая нежную и воздушную выпечку, я смотрел на блюдо с яблоками и гадал, откуда они взялись? Ведь сезон дождей только-только подходит к концу. Неужели они так рано созревают в этом мире? Или же у них в Мардинане вообще за год три урожая успевают собирать? Постоянно забываю об этом уточнить.

Но и поесть спокойно мне тоже не дали. Явился Фариам, весь при параде, с Черным мечом за спиной, короной на голове, и с порога поинтересовался:

— Тебя долго ждать?

— Что, уже и позавтракать спокойно нельзя? — буркнул я с набитым ртом.

— Алекс, какой завтрак? Уже полдень наступил, церемония вот-вот начнется!

— …! — выругался я.

С сожалением окинув взглядом недоеденный зав… обед, я все же поднялся, нацепил свое оружие и пошел за королем. По пути успел прихватить несколько яблок со стола, чтобы занять зубы пока будем шагать по коридорам.

— Не переживай, брат, набить желудок ты еще успеешь, — иронично приободрил меня Фариам, глядя на то, как я с хрустом вгрызаюсь в сочное яблоко.

— С тобой я в этом совершенно не уверен, — огрызнулся я, работая челюстями.

Шли мы недолго, по пути захватили с собой еще каких-то нарядных служак, а затем торжественно вышли из парадного входа на площадь, где уже собралась большая толпа, при появлении короля разразившаяся приветственными криками. К этому времени я успел сжевать только одно яблоко, а второе сунул в карман, чтобы не позориться, чавкая у всех на виду. Увидав солдат, выстроившихся на площади и, заметив среди них знакомые лица, я кивнул королю и пошел к своим парням, размышляя над тем, почему все это шоу не проводится во дворце? Ведь в главном зале наверняка хватило бы места всем отличившимся. Но когда я оглядел восторженные лица горожан, собравшихся на площади, то понял, что все было правильно — страна должна знать своих героев.

И вот началась церемония награждения. Большую ее часть я простоял вместе с моими ребятами, которым ради такого случая выдали новую форму, причем совершенно иного образца, чем был принят в регулярной армии. Она была ярко рыжей с красными вставками, так что в этом одеянии парни смотрелись несколько пестровато. Строй солдат был длинным и состоял из нескольких шеренг. В нем находились как командиры, так и простые рядовые, что было весьма демократично. Рядом с бойцами обреталась группа знатных горожан, которые, хотя и не стояли в строю, но вид имели не менее торжественный. Напротив всех кандидатов на вручение ценных призов находился стол с бумагами и деревянными коробками, за которым сидели трое писарей. Возле стола на длинной палке болталось роскошное знамя, которое караулили несколько незнакомых мне людей и присоединившийся к ним король. Вот и весь антураж церемонии.

Когда приветственные крики толпы поутихли, Фариам по традиции толкнул речь, где подробно рассказал об успехах в войне, про образование Нового Союза и все прочее, а потом начал вручать награды. Вначале шли простые солдаты, которые удостоились медалей, новых званий, орденов, затем командиры, заслуги которых описывались куда длиннее. Их награды были побогаче и покрасивее. Потом настал черед Кэльвов, каждый из которых удостоился ордена «Доблесть и мужество». Он представлял собой украшенную мелкими рубинами золотую кругляшку с выгравированными на ней щитом и перекрещенными мечами, висевшую на белой шелковой ленте. Парни были безумно рады своей награде, а мне было очень приятно наблюдать за их довольными лицами. Кстати, мне этот орден не вручили, но я совсем не расстроился, так как в герои никогда не рвался.

После нашего отряда пошли вручения наград гражданским. Советникам, знатным особам и даже торговцам, которые оказали неоценимую помощь армии — всем им вешали на шею красивые кругляшки. Я был весьма удивлен, когда орденом храбрости была награждена Снежана Лисецкая, но мысленно только поаплодировал Фариаму. Когда все награды нашли своих владельцев, и я уже предвкушал, как вернусь к себе в комнату и опять засну, братишка устроил мне неприятный сюрприз. После того, как затихли овации, сопровождавшие вручение последней награды, король торжественно сказал:

— А теперь я хочу вручить орден «Героя-защитника» тому, без которого эта война была бы проиграна, тому, кто добился создания Нового Союза, тому, кто…

— Мля-я-я… — протянул я под недоуменными взглядами парней. — Постоишь в строю, посмотришь, как будут вручать награды… Ага, как же! Вот ведь гад!

Тем временем Фариам после долгого перечисления моих заслуг, наконец, закруглился:

— …моему брату Алексу! Герою Мардинана!

Кэльвы буквально взорвались радостным ревом. Его подхватила толпа на площади, а я, нацепив на лицо бесстрастную маску, вышел из строя. Подойдя к королю, вытянулся по струнке, отдал честь и дождался, пока брат повесит на меня большой украшенный алмазами орден на алой ленточке. Когда я уже хотел развернуться и вновь занять место в строю, Фариам прошипел:

— Куда? А ну, стой смирно! — и уже обычным голосом торжественно объявил: — Это была награда, которую я вручал от всего народа Мардинана, а сейчас я хотел бы вручить герою Алексу подарок от себя лично.

Он махнул рукой и из главных ворот четверо слуг вывели Коня. Именно так, с большой буквы, потому что на него стоило посмотреть! Большой сильный красавец, с роскошной гривой, в самом расцвете сил, украшенный седлом и уздечкой, которые сами по себе стоили целое состояние, он привлекал внимание и заставлял восхищаться собой. Все бы хорошо, но только он был белым! Без единого темного пятнышка! Была бы моя воля, я бы сразу же отказался от этого подарка, но при стольких свидетелях не стал возмущаться.

— Как видишь, я не забыл о нашем уговоре, — тихо сказал мне Фариам.

Я даже не нашелся, что ему ответить, и просто смотрел на красавца, которого подводили ко мне слуги. Ну, теперь уж точно отвертеться не получится, ведь дареному коню…

— Ты хоть бы сказал что-нибудь, а то не поймешь тебя — понравился конь, или лучше другого подыскать, пока не поздно? — вывел меня из задумчивости брат.

— А нет такого же, но с перл… черного? — спросил я.

— А чем тебе этот цвет не угодил?

— Алона смеяться будет. Я ей не так давно упорно доказывал, что я не принц на белом коне, а теперь выходит — совсем наоборот!

Ну не признаваться же, что мне просто не хочется выглядеть законченным пижоном, разъезжая на таком шикарном средстве передвижения.

— К сожалению, в моих конюшнях подобных скакунов больше не осталось, ни черных, ни какой либо другой масти. Так что придется тебе брать этого, уж прости. Только будь осторожен, он слегка строптив, поэтому даже я на нем побаиваюсь ездить… Хотя что-то мне подсказывает, что ты быстро найдешь с ним общий язык.

Фариам с хитринкой в глазах посмотрел на меня.

— Ваз растрепал? — подозревая худшее, спросил я.

— Ага, — довольно ответил брат.

— Бестолочь! Сам — начальник разведки, а язык за зубами держать не привык.

— Не переживай, никто, кроме меня, об этом знать не будет.

— Ваз обещал то же самое, — огорченно сказал я и пошел к коню.

Мой подарок стоял в окружении слуг, и выглядел весьма грозно. Вблизи он оказался просто гигантом, намного крупнее обычных лошадей. Не знаю, какой «растишкой» его кормили, но нужного результата добиться смогли. Подойдя к нему вплотную, я протянул руку, чтобы коснуться шеи жеребца, но тот фыркнул и мотнул головой, отступив на шаг в сторону. Точно, строптив, Фариам не соврал, подумал я, и обратился к коню:

— Не бойся, малыш, не укушу. Ты яблоки любишь?

Одновременно я посылал жеребцу волны дружелюбия и дублировал речь мысленными образами, не особо надеясь на успех. Все-таки это не кошка. Но, к моему удивлению, на образ яблока конь отреагировал живо. Он повернул ко мне голову и послал в ответ свое желание перекусить вкусным плодом.

— Держи, голодающий! — сказал я, протягивая вынутое из кармана яблоко.

Жеребец осторожно откусил от него добрую половину и стал хрустеть, а я погладил его по мощной шее, посылая ему мысли о том, какой он красивый, сильный и быстрый. Когда яблоко кончилось, мы уже вполне нашли общий язык. Во всяком случае, когда я поинтересовался, хочет ли жеребец называться Ветерком и послал ему образ скорости, воздушного порыва и свиста, тот выразил одобрение.

— Ну что, Ветерок, прокатимся? — спросил я и, дождавшись согласия, одним движением взлетел в седло.

Толпа заорала от восторга, а я поднял уздечку и направил коня по площади. Помахав на прощание рукой на все стороны, я под крики многих сотен людей въехал в ворота дворцовой стены. Не фиг больше красоваться, свое дело я сделал, церемонию простоял, пора бы и подкрепиться! Отдав Ветерка подбежавшим конюхам, я пообещал ему принести еще яблок, а сам пошел в свои покои. К сожалению, в них уже не осталось ни следа от моего недоеденного обеда, поэтому я только помянул демонов и отправился на кухню, поймав в коридоре одного из лакеев и разузнав у того дорогу. Нашел я ее быстро, всего через пятнадцать минут. Удивленные повара быстро сообразили, чего я хочу, и накормили голодного, дав на закуску с десяток яблок, любезно просветив меня, что фрукты доставлены из Фантара специально для королевского дворца, так как местные созреют еще не скоро. Вот в таком виде, с яблоками в руках, карманах и под мышкой, я столкнулся с Фариамом, который возвращался с церемонии.

— Ты куда?

— К Ветерку, налаживать отношения, — ответил я. — Знаешь, а Ваз, оказывается, был прав. Я умею находить с животными общий язык… Да, раз уж я тебя встретил, не просветишь, когда пойдем заряжать твой артефакт?

— Не сегодня, Алекс. У меня еще куча неотложных дел, а ты пока можешь по дворцу побродить или заняться чем-нибудь еще, но вечером будет праздник влюбленных, на нем ты просто обязан присутствовать!

— Как? Опять? — возмутился я.

— Опять, — подтвердил Фариам. — Он каждый год проводится.

— Не увиливай! Ты же говорил, что вчерашний прием будет последним, который я посещу?

— Так оно и есть, но ведь сегодня не прием, а праздник! Это — совсем другое дело! Алекс, ну пожалуйста, выручи меня, будь другом! У меня сегодня намечается совещание по делам имперцев, так что на празднике я появлюсь только в самом начале, а дальше руководить всем придется тебе.

— Я тебе такого наруковожу, год разгребать будешь, — мрачно пообещал я.

— Да не переживай, справишься! Там главное — закончить его и выпроводить всех по домам, а остальное — мелочи… Алекс, я тебе подарю все, что только пожелаешь, только побудь на празднике, ладно?

Я только поморщился, но отказаться не сумел.

— Ладно, уговорил, демон языкастый, займу твоих гостей. Ты со Школой думаешь начинать или нет?

— Я начал еще вчера, — серьезно ответил Фариам. — Мою загородную резиденцию уже заканчивают готовить к приему детей, трое воспитателей и четверо учителей вместе с малышней отправились туда сегодня утром. Не беспокойся, они — лучшие наставники из тех, кого я смог найти. Двое учили меня, а об остальных ничего плохого не известно. Эльфийские мастера магии прибудут прямо туда, но скажи, как ты в дальнейшем предполагаешь определять одаренных детей? Ведь эльфы по деревням ездить точно не будут.

— Есть у меня одна задумка. Она пока еще в стадии идеи, но если дельце выгорит, я настрогаю тебе кучу амулетов, которые будут показывать, кто обладает способностями, а кто нет. Это будет проще, чем вызывать на отбор мага и значительно упростит поиск.

— Хорошо, Алекс. Тогда удачи, и смотри, не опаздывай на праздник, а мне еще со Снежаной нужно решить парочку вопросов.

Фариам беззастенчиво свистнул у меня одно яблоко, впился в него зубами и быстро зашагал по коридору, а я все смотрел ему в след и думал, почему же позволяю вертеть собой во все стороны? С одной стороны, брат все-таки, нужно помочь, но с другой — какого хрена я должен вникать во все эти королевские дрязги? Решив, что после этого праздника больше ни на какие мероприятия соглашаться не буду, а после зарядки артефакта тут же смоюсь, я пошел в конюшню, где накормил Ветерка сочными яблоками. Расстались мы с жеребцом лучшими друзьями, после чего все оставшееся время до приема я провел в библиотеке, лишь чудом отыскав ее.

Ничего особо интересного я в ней так и не обнаружил. Может, потому, что плохо искал, либо просто не повезло, но два часа пришлось коротать за книгой по истории. Мардинан — это не соседняя степь, эпохальных событий в нем происходило мало. В основном, в хроники попадали смены династий, бунты, гражданские войны и политические склоки, иногда заканчивавшиеся резней. Короче, никаких особенных событий, заслуживавших пристального внимания, я не отметил, но обратил внимание на то, что церковь Единого начала устанавливать свои порядки в Мардинане около тысячи лет назад, а до этого на территории королевства был совсем иной пантеон богов, очень похожий на древнегреческий. В нем присутствовали боги любви, войны, охоты, красоты и им подобные, полный список содержал больше тридцати имен. После прихода Единого они слегка подзабылись, но радикально искореняться все же не стали. Так, например, остался и праздник влюбленных, которым ранее покровительствовал некто Валиант.

— Надо же, какое имечко! Почти как Валентин, — хмыкнул я, закрывая книгу, и с сожалением покинул библиотеку.

Когда я появился в саду, там уже была куча народа. Праздник давно начался, но, к моему большому сожалению, ничем особенным от вчерашнего приема не отличался. Разве что женские платья были с весенней тематикой — украшенные разными лепесточками, цветочками, венками и всем прочим. На празднике присутствовали все знакомые лица, которые сейчас усиленно изображали влюбленных. Это смотрелось весьма комично, но мне вскоре стало совсем не до смеха, так как мое появление не прошло незамеченным, и все понеслось по накатанной — начались те же самые словесные баталии со знатью, разве что первый раунд знакомства был пропущен.

Однако в этот раз болтовня протекала гораздо легче, потому что неизвестно откуда вынырнувшая Снежана сильно мне помогала, как практическими советами, так и морально. Когда она ощущала, что я начинаю раздражаться от трепа всех этих знатных шавок, сразу же приглашала меня на танец, давая возможность немного передохнуть. Несмотря на то, что все с нетерпением ждали, что мы будем повторять вчерашний танец с ветром, я совсем не планировал устраивать представление. И даже когда сама графиня робко попросила меня об этом, я отказался, так как по связывающему нас каналу чувствовал ее боль в натруженных руках и не хотел причинять новую.

Услышав мой ответ, Снежана искренне расстроилась, но я постарался ее успокоить и посоветовал начать на досуге тренироваться самостоятельно, чтобы слегка укрепить свое тело. Кроме того, я вспомнил об одной маленькой детальке и посоветовал, чтобы в королевской Школе мальчишек и девчонок всех вместе обучали искусству боя, взяв за основу опыт альтаров. Графиня сперва попробовала упираться, но я напомнил про вчерашний танец и о том, что не всем традициям нужно слепо подчиняться, чем в итоге сумел ее убедить. Так что теперь осталось только ждать, что же из этого всего получится.

Под конец праздника появилось еще одно его отличие от вчерашнего приема — на площадку, где только что танцевали несколько пар, вышел певец с какой-то арфой и затянул мелодичную балладу под тихий перебор струн. Балладу, естественно, о любви. Вокальными данными он обделен не был, отсутствием слуха не страдал, но сам текст был жутко нудным и повествовал о классическом любовном треугольнике. Я послушал пару куплетов, а потом был пойман двумя графами, которые очень сильно захотели узнать о положении знати у альтаров.

Я сперва удивился, так как вроде бы шел концерт, поэтому какие тут могли быть разговоры, но потом огляделся и понял, что выступающий певец был ровным счетом никому не интересен. Присутствующие, совершенно не стесняясь, общались между собой. Кто был покультурнее, понижали голоса, но некоторые совсем не обращали внимания на песню и позволяли себе даже смеяться. Хмыкнув, я решил, что столичные нравы находятся ниже плинтуса, и, чтобы не выделяться, все-таки объяснил надоедливым графам про знать в горах. Когда же певец закончил свою песню, убив всех троих из любовного треугольника, то удостоился лишь редких хлопков, однако совершенно невозмутимо покинул площадку. Видимо, ему тоже было наплевать на всех присутствующих, и он просто отрабатывал свой гонорар.

Вздохнув, я подумал, что весь этот праздник — один сплошной фарс, который абсолютно никому не нужен. Думаю, если бы убрать оркестр, певца, весь этот весенне-любовный антураж — ровным счетом ничего бы не изменилось. И вся эта разряженная толпа придворных все так же общалась бы между собой, флиртовала, занималась интригами и прочим, делая вид, что они ужасно нужны королевству. Нет, стоит срочно посоветовать Фариаму, чтобы он за вход на подобные тусовки начал деньги брать — хоть какая-то польза будет.

Когда на летний сад опустилась ночь и никто из присутствующих уже не требовал от меня уделить им пару минут моего драгоценного времени, я смог пообщаться со Снежаной, которая сообщила, что все хозяйственные вопросы она с Фариамом решила, и уже завтра отправится в Школу. В общем, нам снова предстояло расстаться на неопределенный срок, чему графиня была совсем не рада. Я поспешил развеять ее легкую грусть, напомнив о том, что если возникнет желание, она всегда сможет со мной поговорить. А потом поделился и своими планами, поведав, что через день-два тоже покину дворец и отправлюсь на юг к гномам.

В конце концов, этот долгий вечер подошел к концу, танцы всем наскучили, закуски кончились, поэтому я на правах хозяина объявил о завершении праздника, пожелал всем любви и прекрасной ночи, чем несказанно удивил присутствующих, а потом откланялся и смылся к себе в комнату. А там меня поджидал сюрприз — знакомая миловидная служанка, которая убиралась у меня в комнате. Именно она рассказала мне об одной хорошей традиции, которой все старались придерживаться. Она была простой — в праздник влюбленных обязательно нужно было с кем-нибудь переспать, поэтому она, слегка краснея и смущаясь, спросила меня, не хочу ли я разделить с ней ложе. Покопавшись в ее эмоциях, я не обнаружил никакого подвоха или сомнения, поэтому с радостью согласился и приложил все силы, чтобы Филия не осталась неудовлетворенной.

А проснувшись утром, я почувствовал себя просто восхитительно. Быстренько умяв принесенный сияющей Филией завтрак, я занялся созданием нового амулета, обещанного Фариаму. Идея была абсолютно правильной, а моих знаний оказалось достаточно, чтобы воплотить ее в жизнь, поэтому спустя час работы у меня получился «магоиндикатор» в виде серебряной монетки, которая начинала тускнеть, если в радиус двух метров от нее попадал человек со способностями к магии. Достигалось это элементарно — плетение амулета улавливало повышенную энергонасыщенность определенного типа ауры и таким способом сигнализировало о наличии способностей у человека. Причем, чем способности были сильнее, тем монетка больше темнела, это я испытал на себе, с помощью маскировочного плетения скрыв свою ауру, а взамен создавая излучение аур разной силы.

Когда я, радостный и довольный, отправился искать брата, чтобы сообщить ему приятную новость и поинтересоваться, когда же мы будем, наконец, заряжать его артефакт, то испытал лишь разочарование. Вначале потому, что понял — короля во дворце обнаружить практически нереально. Все встреченные мной слуги или придворные говорили одно и то же — либо он недавно проходил здесь, либо только что ушел. Отчаявшись его отыскать обычным способом, я нашел в кармане разговорный амулет.

— Алекс, у тебя что-то очень срочное? — без всякого приветствия спросил брат.

На заднем плане я услышал горячий спор десятка людей, поэтому понял, что сейчас к Фариаму лучше не лезть, и честно признался:

— Нет.

— Тогда позже поговорим, — быстро ответил брат и прервал связь.

Вздохнув, я спрятал монетку и вернулся к себе. Вот только бездумно лежать на кровати мне скоро наскучило, поэтому я решил пойти прогуляться. Естественно, не по дворцу, потому что прогулка по нему может окончиться тем, что я банально буду ходить кругами по его бесконечному лабиринту коридоров. Нет, я решил отправиться в столицу, посмотреть на Мард, прикупить себе нужных вещей в дорогу, а заодно навестить знакомого сапожника, чтобы поинтересоваться, как у него вообще идут дела.

Переодевшись в свои старые шмотки, извлеченные из сумок, я повесил за спину неизменные мечи, сунул в карман мешочек с несколькими монетами и направился к выходу. Ветерка брать не стал, так как не хотел привлекать к себе внимания, поэтому сразу пошел к черному ходу.

— Ваше высочество, вы куда? — догнал меня окрик.

Обернувшись, я увидел командира охраны дворца, с которым встречался еще при первом посещении Марда.

— Пойду по городу пройдусь, — пожав плечами, ответил я.

— Приказать вам оседлать коня, или готовить карету? — уточнил командир.

— Нет, я же сказал, собираюсь просто пройтись.

— Тогда прошу, задержитесь немного, сейчас подойдет отряд ваших телохранителей.

— Кого? — удивился я.

— Ваших телохранителей, — невозмутимо повторил командир.

Как только он это сказал, из двери одной из построек во дворе, сильно напоминавшей казарму, вышел отряд стражников, облаченных в начищенные до блеска доспехи, с копьями и щитами в руках. Глядя на то, как груда этого металлолома приближается ко мне, я тихо офигевал, но потом сумел вернуть себе дар речи и заявил:

— Мне они не нужны!

После этого я решил быстро смыться с черного хода, но командир стражников загородил мне путь и принялся уговаривать:

— Ваше высочество, всякое может случиться, а эти гвардейцы умеют действовать в любых ситуациях. Уверяю, вам лучше пойти с ними.

— В любых ситуациях? — ехидно спросил я. — Таких, как нападение имперского мага?

— Именно, — невозмутимо ответил командир.

Вот только сам он уверенности не ощущал и более того, ужасно нервничал. Это я чувствовал прекрасно, но никак не мог понять причину этого. Командир, видя, что я не нахожусь, что ответить на его «железный» довод, продолжил уговоры:

— Поверьте, они не помешают вам, будут совсем незаметны, но смогут защитить в случае чего.

Я улыбнулся, представив себе, как иду по Марду, а сзади на небольшом отдалении от меня, чеканя шаг, «незаметно» следует десяток стражников, при каждом движении издавая громкий металлический лязг. И вот именно эта картинка позволила мне догадаться о причине подобного поведения командира, поэтому я подошел к нему поближе и тихо поинтересовался:

— Это Фар приказал следить за тем, чтобы я не сбежал из столицы?

Эмоции, которые я ощутил в ответ, сказали мне о многом, поэтому я мысленно пообещал еще разобраться с братом, а вслух сказал:

— Если я поклянусь, что сегодня Мард не покину, вы продолжите настаивать на отряде телохранителей?

— Но, ваше высочество…

— Я прекрасно понимаю, что король приказал вам ни в коем случае этого не допускать, а также представляю, что вас ждет в случае невыполнения приказа. Но, взгляните на это с другой стороны — я бы мог просто плюнуть, воспользоваться своими способностями и уже давно бродить по столице, но вместо этого стою тут, как дурак, и пытаюсь вас уговорить. Это не кажется вам абсурдным? — командир гвардейцев только тяжело вздохнул, а я продолжил: — Так как вам вариант с клятвой?

Воин посмотрел мне в глаза и тихо ответил:

— Не нужно клятвы, ваше высочество. Вашего слова будет вполне достаточно.

— Отлично, тогда даю слово, что не собираюсь сегодня покидать столицу. А королю, если будет интересоваться, передайте, что вечером я с ним еще поговорю. Тоже мне, нашелся Цербер!

Командир махнул рукой стражникам, которые слаженно развернулись и потопали обратно в казарму, а сам провел меня к черному ходу и лично открыл дверь. Я кивнул ему и пошел по площади, погрузившись в свои мысли. Что ж, похоже, Фар задумал нечто на мой счет, но мне не говорит, опасаясь, что я сразу откажусь. Вот только что же это может быть? Он же наверняка прекрасно понимает, что долго меня во дворце удержать не сумеет, но отчего-то всеми силами оттягивает момент моего отъезда. Почему? Готовит очередной сюрприз, или мне стоит ждать нечто похлеще?

Так ничего не придумав, я направился по городским улицам к торговому кварталу, где, как я знал, можно было купить все, что душа пожелает. Вот только уже к пятой минуте понял, что мои планы не вызывать к себе внимания летят демону под хвост. Прохожие, встречавшиеся по пути, моментально узнавали меня и начинали почтительно кланяться, желать доброго здоровья, а некоторые вообще пристраивались следом, дабы выяснить, куда же намылился брат короля, Герой Мардинана и все такое прочее.

Вскоре мне это все надоело, и я решил сделать то, о чем нужно было вспомнить в самом начале — надеть маскировку. Неожиданно свернув в какой-то темноватый узкий сквозной проулок, я быстро активировал свое плетение, превратившись в самого обычного крестьянина с простой одеждой и густой черной бородой, а потом развернулся и вышел обратно на улицу. Моя маскировка прекрасно сработала — все любопытные, которым делать больше было нечего, кроме как следить за мной, бросились в проулок, едва не сбив меня с ног.

Похихикав тихонько им в след, я продолжил путь уже без надоедливых фанатов и вскоре входил в большую дорожную лавку. Там я прикупил небольшую кожаную сумку, куда сложил множество мелких, но чрезвычайно полезных мелочей, начиная от деревянной ложки с миской и заканчивая солью с перцем. Что интересно, поглядев на мой невзрачный вид, продавец не стал наглеть и отдал все по вполне приемлемой цене, поэтому я решил найти знакомый трактир и попробовать воспользоваться преимуществом своей маскировки еще разок. Отыскав то самое заведение, где подавали лучший в этом мире грибной суп, я зашел туда и присел за свободный столик.

Вот только на этот раз маскировка сослужила мне плохую службу, так как сперва пришлось доказывать местному вышибале, что я не попрошайка, а потом еще и спорить со служанкой, которая вначале долго убеждала, что все блюда здесь будут мне не по карману, а потом плюнула и заставила заплатить вперед. В общем, настроение было испорчено, поэтому грибной суп показался мне уже не таким восхитительным, как раньше, да и ел я без особого аппетита. А когда на столе остались лишь пустые тарелки, молча встал и покинул негостеприимное заведение.

В дверях я успел сменить образ, лежащий в основе моего плетения, и на улицу вышел уже в своем истинном облике, скрыв лишь уши и укоротив волосы, превратив их тем самым в аккуратную шевелюру. Маскарад удался, меня никто не собирался узнавать, а тем более кланяться, приветствовать, или вытворять нечто в том же духе, поэтому я спокойно дошел до того места, где находилась лавка мастера-сапожника, однако, знакомой вывески с сапогом не увидал. Подумав, что ошибся улицей, я прошел немного подальше, но понял, что место было правильным, вот только никакой сапожной лавки здесь уже не было. Тогда я решил постучать в дверь дома, чтобы прояснить ситуацию. На мой стук вышла пожилая женщина, к которой я и обратился со своей проблемой. В ответ она переспросила:

— Мастер Пароник? Так он переехал месяц назад и теперь со всей семьей живет в доме на Зеленой улице.

Поблагодарив за совет, я отправился на эту самую Зеленую улицу, где еще издали заметил большой двухэтажный дом с деревянной табличкой, на которой был прибит медный профиль сапога, начищенный и сиявший темным золотом. На этом чудеса не закончились. Зайдя в дом, я обнаружил, что весь первый этаж занимали стеллажи с различной обувью, большую часть которой составляли тапочки всех видов и размеров. Посетителей было десятка два. Одни из них примеряли обувку, другие общались с шустрыми пареньками, вооруженных небольшими дощечками с мелом. В общем, оглядев все это, я понял, что деятельному мастеру за два месяца удалось полностью преобразить свою лавку и сделать из нее обувной супермаркет.

— Я могу вам помочь? — спросил один из подошедших ко мне работников.

— Да. Мне очень хочется увидеть мастера Пароника, — сказал я.

— Но мастер сейчас очень занят. Может быть, вы сообщите мне, какую обувь вы хотите приобрести?

— Я не покупать сюда пришел, — возразил я с улыбкой. — Мне нужно увидеть мастера, поэтому либо проведите меня к нему, либо сообщите господину Паронику, что зашел его деловой партнер, с которым он два месяца назад заключил контракт.

— Подождите немного, — ответил парень и скрылся с глаз.

Чтобы скоротать время, я направился к стеллажам с тапочками и начал разглядывать результаты своей идеи и таланта мастера. Тапочки были разными, причем как стилей, которые подсказывал я, так и некоторых видов, изобретенных самим Пароником. Особо среди них выделялись модели с различной вышивкой и детские — в форме зверей. Кошки, мышки, тигры с бусинками вместо глаз вызывали лишь восхищение. Кролики удались особо и выглядели почти натурально, но ходить я бы в них не рискнул, уж больно велик был риск наступить на уши…

Меня заставил обернуться знакомый голос.

— Алекс? Это вы?

Пароник сейчас полностью преобразился и уже слабо напоминал того старого мастера, с которым я встретился в начале сезона дождей. В нарядной одежде, с аккуратной стрижкой и ухоженной бородкой, он словно скинул лет двадцать и выглядел живым и бодрым. На ногах его обретались тапочки, украшенные искусной вышивкой, создававшие дополнительную рекламу владельцу лавки.

— Это я, — ответил я с улыбкой. — Вижу, мои идеи пошли на пользу вашему делу.

Все посетители, услышав мое имя, сразу обернулись и принялись внимательно изучать мое лицо, но после тщательного осмотра быстро потеряли интерес. А после того, как подошедший мастер на радостях обнял меня и пригласил следовать за собой, даже самые недоверчивые перестали искать во мне сходство с «тем самым» Алексом. Зайдя в подсобку, мастер провел меня в подвал, который оказался большим цехом, где трудились не меньше трех десятков человек, как мужчин, так и женщин. С гордостью продемонстрировав свое хозяйство, Пароник рассказал, что ему поначалу было трудно собирать всех хороших мастеров Марда, но когда его тапочки быстро обрели популярность у знати, а сам он переехал на новое место, дело пошло гораздо веселее, и сейчас он являлся своеобразным монополистом в сфере обуви. Во всяком случае, конкурентов, способных с ним тягаться, в столице уже не осталось, а сапожники, которые не захотели переходить к нему в цех, сейчас отчаянно пытаются низкими ценами переманить клиентов. Вот только через месяц-два, их лавки точно позакрываются, потому что теперь все обращаются именно к Паронику, зная, что только у него можно найти любую обувь.

Демонстрация плавно превратилась в рассказ об успехах первого в Мардинане обувного предприятия. Оказывается, быстро приподнявшись на тапочках, деятельный мастер не остановился на достигнутом, а принялся завоевывать рынки сбыта в других городах. Например, в соседнем Вернаре уже открылся своеобразный филиал, где мастера, нанятые Пароником, наладили свое производство, а несколько купцов давно подписали с ним долгосрочные контракты и теперь развозят шедевры новой обуви по остальным городам, где знатные особы страстно желают приобщиться к столичной моде.

Закончилось дело тем, что мастер провел меня на второй жилой этаж и в торжественной обстановке отсчитал почти две сотни золотых монет. Я припомнил, что мы с ним договаривались на выручку с каждой двадцатой пары и спросил, почему же вышло так много, на что Пароник широко улыбнулся и ответил, что его мастера в последнее время работают день и ночь, так что количество проданных тапочек растет с каждым днем. В общем, мне оставалось только пожелать ему дальнейших успехов и посоветовать всю выручку, которая по контракту принадлежала мне, также пускать в дело. Ведь в планах Пароника было захватить не только рынок столицы, а и всего Мардинана.

Но когда я уже собирался уходить, мастер робко поинтересовался:

— Алекс, скажите, а вы не могли бы поделиться еще какими-нибудь знаниями о восточной культуре?

Я не сразу понял, о чем он говорит, а когда сообразил, что он ждет от меня еще обувных новинок, то вздохнул и ответил:

— Я могу вам рассказать о еще двух видах обуви, которых нет в Мардинане, но очень сомневаюсь в том, что они здесь приживутся.

— И все-таки, утолите мое любопытство, — попросил мастер.

— Ладно, но мне будет нужно рисовать. Можете дать мне какую-нибудь дощечку или…

Но мастер с готовностью усадил меня за стол и принес стопку пергаментных листов, перья и чернила. Взяв в руки перо, я начал выводить линии, одновременно объясняя мастеру:

— Эта модель обуви называется сандалиями. Состоит из подошвы и, чаще всего, небольших кожаных лямок, охватывающих ступню…

Когда я закончил рисовать, мастер с удивлением оглядел результат и уточнил:

— А для чего вообще это нужно носить? Тапочки — понятно, для дома, сапоги, ботинки и прочее — для улицы, а эти ваши «сандалии»… Такое впечатление, что они появились только потому, что какой-то мастер решил сэкономить на материале и изготовил их из оставшихся обрезков.

— Зато из них прекрасно песок высыпается, так что по пляжу ходить — самое то. Кроме того, в моем королевстве в жаркое время все предпочитают обуваться именно в них… Ладно, я понял, что этот вариант вам не по душе, поэтому смотрите на следующую модель. Итак, туфли на шпильках…

Однако, посмотрев на получившийся рисунок, Пароник лишь сказал:

— Это какое-то пыточное приспособление, а не обувь.

— Полностью с вами согласен, — кивнул я. — Но там, откуда я пришел, многие женщины отдают предпочтение именно таким моделям, чтобы казаться выше, стройнее и привлекательнее.

— А как же они не падают, когда ходят? — удивился мастер.

— Долгая практика, — пояснил я, пожав плечами.

Пароник почесал бородку и признался, что эти две модели точно не приживутся в Мардинане. Однако ничего более достойного моя память подсказать не смогла, поэтому мастер сильно расстроился. Чувствуя его острое разочарование, я и сам слегка погрустнел, но тут же нашел выход и поинтересовался:

— Мастер, а может быть, вы выслушаете одну мою идейку, хоть и не связанную с обувью, но также относящуюся к миру кожаных изделий?

— Говорите, — разрешил Пароник.

Я взял чистый лист и принялся рисовать, проводя краткий экскурс в историю моды:

— Как вы знаете, женщины любят, чтобы с ними постоянно находилась куча очень нужных вещей. Это и пудреница, и кошелек, и зеркальце, и духи… короче, много всякого барахла. Наверняка вы замечали, что, отправляясь на рынок, ваша жена или служанка обязательно берет с собой корзинку, которая изначально никогда не бывает пустой. А уж сколько вещей женщины носят в карманах… Шпильки, расчески, платки, ключи и прочее — все это аккуратно раскладывается по платью и достается в необходимый момент. А теперь представьте, что люди бедного сословия, как правило, часто не переодеваются в течение одного дня, тогда как представительницы знати постоянно меняют свои наряды. Вот и приходится им, бедным, постоянно перекладывать все эти очень нужные вещи по нескольку раз на дню… А теперь перейдем к новому предмету обихода, который еще не знают в этом королевстве — дамской сумочке!

Следующий час я увлеченно рассказывал мастеру, какими бывают женские сумки, и за что они ценятся. У меня в этом деле также был немаленький опыт, так как Натка однажды потащила меня покупать это магическое приспособление, необходимое каждой уважающей себя женщине. Почему магическое? А вы представьте, сколько вещей помещается в такой маленький с виду предмет! Можете даже провести небольшой эксперимент, рискнув своим здоровьем — возьмите сумочку жены (подруги, любовницы — не столь важно) и вытряхните все ее содержимое, не забыв проверить кармашки. Если вас не застукает за этим занятием владелица сумки, то вы можете наглядно убедиться, что размер всех предметов, находившихся в сумке, намного превышает ее саму. Как такое может быть? Это загадка производителей, которые наверняка при изготовлении помещают в свои изделия хитрый пространственный карман, делающий внутренний объем больше наружного.

Когда я закончил чертежи десятка разных моделей, подробно объяснив, какую важную роль в них играют застежки, ручки и карманы, а также изобразил пару защелок и замочков, надежно скрывающих содержимое от чужих взглядов, мастер заверил меня, что этот товар быстро найдет своих покупателей, но заметил:

— А вам не кажется, что он будет чересчур дорогим, чтобы все захотели его купить? Ведь работа кузнецов и кожевников будет стоить немало…

— Так мы и ориентируемся на знать, а не простых людей. Ведь для них несколько десятков золотых — не такие большие расходы. Только запомните главный принцип успеха — нужно делать все сумки непохожими одна на другую, иначе их хозяйки могут обидеться. Ведь сумками обычно хвастаются и гордятся, так что тот факт, что эта модель — не одна в целом мире, и какая-то обычная служанка тоже может приобрести себе похожую сумку, может здорово отравить жизнь ее обладательнице. Понимаю, звучит странно, но уж таковы особенности женской психологии. Также можно с течением времени делать сумки еще более сложными, украшенными ремнями, пряжками, косичками, чтобы вызвать у остальных зависть по отношению к счастливой хозяйке и желание приобрести себе модель еще красивее… Ну, думаю, вы и сами с этим прекрасно разберетесь, только первую партию придется подарить знати, как и в случае с тапочками, но это вложение в рекламу наверняка окупится в первую же десятицу.

— Как вы сказали? Реклама? То есть то, что приносит товару известность?

— Именно, — улыбнулся я и почувствовал, что в моем кармане активировался амулет.

Достав монетку, я сжал ее в кулаке и ехидно спросил:

— Неужели, наконец, надумал поговорить?

— Алекс, ты сейчас где? — спросил взволнованный Фариам.

— На Зеленой улице, — ответил я, предчувствуя неприятности.

— Ты срочно нужен во дворце!

— Что случилось?

— Тебя ждут святые отцы.

Глава 7. Святые и грешные

Та-а-ак! Уже успели пронюхать! Но тогда почему пришли сразу во дворец, а не начали добиваться всеобщей поддержки народа, призывая его спалить Темного мага? Хотя, если учесть, что я теперь герой и все такое прочее, то становится ясно, что в случае обнародования «страшной тайны» симпатии будут на моей стороне. Нет, разумеется, появятся и те, кто безоговорочно поверит в рассказы церковников, но их явно будет не большинство, а гражданская война в планы святых отцов вряд ли была включена. Ведь прецедент уже был, поэтому святоши не станут повторно наступать на те же грабли. Но тогда зачем…

— Алекс? — донесся голос Фара из амулета.

— Да, я понял, — ответил я. — Скоро буду.

— Мы ждем, — сказал брат и прервал связь.

Мда… Хочешь — не хочешь, а во дворец возвращаться придется. Да, свалить было бы лучшим выходом, ведь, как говорится, нет человека — нет проблемы! И пусть ищут! Но тогда за меня будет отдуваться Фариам, а этого я допускать не хотел. Так что сейчас в первую очередь необходимо узнать, какой информацией владеют церковники, и хотя бы попытаться просчитать их дальнейшие планы, а потом…

— Ваше… высочество?

Я оставил тревожные мысли и повернулся к мастеру. Тот стоял слегка побледневший, и настороженно разглядывал меня. Видимо, уже догадался, кто находится перед ним, но никак не находил подтверждения своим догадкам. Чтобы ему помочь, я деактивировал маскировку и сказал с улыбкой:

— Для вас просто Алекс.

Пароник слегка приободрился, заметив мои уши, а я продолжил:

— Мастер, как вы слышали, я вынужден срочно вас покинуть, поэтому о контракте поговорим в следующий раз. Кстати, я думаю, что будет вполне справедливо, если его условия останутся прежними — выручка с каждой двадцатой сумки достается мне.

— Разумеется, — быстро подтвердил Пароник.

Судя по его виду, он был согласен и на половину, но я уже не стал наглеть, так как этот деятельный мастер был мне очень симпатичен. Подумать только, за два месяца столько всего успеть!

— Тогда до скорой встречи, — попрощался я с ним и пошел вниз.

Мастер вызвался меня проводить до выхода, но когда я активировал маскировку, робко попросил ее снять ненадолго. На мой вопрос, а зачем, собственно, Пароник невинно развел руками и ответил:

— Ну, так, реклама же!

Хихикнув, я развеял плетение, и в торговый зал спустился уже Герой Мардинана, принц Алекс в сопровождении довольного хозяина. Чтобы все обратили на нас внимание, хитрый мастер громко обратился ко мне:

— Надеюсь увидеть вас еще раз в моей лавке, ваше высочество!

— В скором времени зайду непременно, — подыграл я Паронику, краем глаза наблюдая за ошеломленными лицами посетителей и работников лавки.

Ладно, реклама — это вещь нужная. А когда она еще и ничего не стоит, то почему бы не воспользоваться моментом? Уверен, уже завтра вся столица будет знать, где обувается королевская семья, что обеспечит магазину мастера еще больше клиентов, и соответственно, прибыли. И флаг ему в руки!

Выйдя на улицу, я снова накинул маскировку и поспешил во дворец, по пути обдумывая варианты своих действий и их возможных последствий для королевства. Ведь, как ни крути, сейчас от меня многое зависит, потому что я, сам того не желая, превратился в очень важную фигуру на политической арене, игнорировать которую сейчас у церковников вряд ли получится. Кстати, а может они торговаться пришли? Типа, скажут — мы знаем, кто ты такой, но будем молчать, если… А вот здесь начинаются варианты, ведь запросы святых отцов могут быть абсолютно безразмерными. Хотя, чего гадать, скоро все выяснится само собой!

Когда я достиг дворца, стражники в сияющих на солнце доспехах предупредительно распахнули передо мной дверь черного хода. Кивнув им, я вошел во двор, где столкнулся с их командиром, который при виде меня испытал громадное облегчение и вызвался проводить к брату. Я отказываться не стал, и уже через несколько минут входил в один из малых королевских кабинетов, где за столом мирно гоняли чаи церковники в количестве четырех штук и мой брат.

Святые отцы были довольно колоритными, поэтому я уделил им пристальное внимание. Их форма была стандартной — некое серое одеяние типа рясы, причудливо скрещенной с домашним халатом, и серебряные медальоны, висевшие на шеях — но вот содержание отличалось большим разнообразием. Первый церковник был маленьким и толстеньким старичком, однако, на его улыбчивом лице, обрамленном седыми локонами, выделялись глаза, про которые поэты могли сказать, что они «наполнены мудростью веков». Второй оказался высоким стройным парнем, у которого наверняка от девушек отбоя не было, судя по его миловидному лицу. Но он уже успел набраться важности, взирал на всех с превосходством, и даже в присутствии короля позволял себе с комфортом развалиться на кресле. Как такого вообще пустили в святые отцы, я не понимал, потому что их главным достоинством, как мне кажется, должно являться флегматичное смирение и кротость, но никак не нахальство.

Третий церковник отвечал всем требованиям и с виду казался образцом примерного святоши. Дородный, с густой черной бородой и одухотворенным лицом, он напоминал православного попа и сразу вызывал симпатию. Вот только пристальный взгляд, которым он уставился на Фариама, портил всю картину. Именно так обычно смотрят цыганки на вокзалах в лица доверчивых лохов, которые в результате за какие-то минуты лишаются всех денег и драгоценностей, а потом еще долго приходят в себя от потрясения. Но Фариам лохом точно не являлся и, судя по всему, удачно сопротивлялся воздействию непрошенных гипнотизеров.

Последний святой отец был главным. Именно он вел с королем разговор, когда я появился в комнате, именно он находился к Фариаму ближе всех, в так называемой «зоне доверия» (святошам без навыков психологии точно нельзя!), именно он, в отличие от остальных, так же пристально изучил меня в ответ. Поэтому я сразу отметил «главнюка» и подумал, что если дойдет до конфликта, данного святошу необходимо валить в первую очередь. Почему я после первого беглого осмотра сразу же начал думать о схватке? А это элементарно — присутствующие священники были магами. Все до одного!

Ауры церковников были яркими и насыщенными, что позволяло говорить о них, как о весьма неплохих магах. Не таких, конечно, как имперские магистры, но уж эльфийским магам они по силе точно не уступали. Про их умения я так сразу ничего конкретного сказать не мог, но мгновенно понял, что угрозу они представляют весьма немаленькую.

— А вот и мой брат! — радостно сказал Фариам, вставая со своего кресла. — Именно он и окажет вам посильную помощь в предстоящем мероприятии, а мне нужно спешить, уж простите.

— Да, мы прекрасно понимаем, ваше величество, — степенно произнес главный священник.

Мероприятии? Это в смысле очистительном костре, на котором будут сжигать Темного мага? Да, в нем уж точно без меня не обойтись!

— Фар, ты мне ничего не хочешь рассказать? — спросил я у брата, который собирался проскочить мимо меня к дверям.

— Отец Рехош введет тебя в курс дела, — ответил тот и попытался миновать преграду в моем лице, неожиданно появившуюся на его пути.

— А ты в общих чертах, — настаивал я.

Фар оставил попытки обойти меня и тяжело вздохнул.

— Алекс, у святых отцов есть очень ответственное дело, помочь в котором можешь только ты. Именно поэтому попросил тебя отложить все свои заботы и прийти сюда, — король внезапно меня обнял и доверительно сказал: — Только не нужно бояться! Братишка, ты же знаешь, что я тебя очень люблю и поэтому никогда не допущу, чтобы с тобой произошло что-то нехорошее.

— Эй, что с тобой?! — забеспокоился я, пытаясь освободиться от крепких объятий.

«Неужели церковники успели что-то с ним сделать? Загипнотизировали до потери личности! Вот твари!» — эти мысли быстрее молнии пронеслись у меня в голове. Но не успел я в общих чертах прикинуть структуру будущего боя с церковными магами, причем с обязательным условием, чтобы один из них остался в живых для допроса, как Фариам внезапно опустил руки, а потом, пользуясь моим замешательством, прошмыгнул к двери, и уже открывая ее, бросил с улыбкой:

— Пока, Алекс! Вечером поговорим!

— Вот стервец! — выдохнул я в сторону захлопнувшейся двери и повернулся к святым отцам.

Мда… Все-таки изменения в характере брата дают о себе знать, и его железная невозмутимость дает трещины прямо на глазах. Видимо, моя кровь делает свое черное дело и придает поведению Фариама легкую сумасшедшинку, заставляя отступать от дворцовых канонов и идти на поводу у собственных эмоций. Ведь я — псих еще тот, так что можно было не сомневаться, что часть моего характера сразу займет доминирующие позиции… Ладно, вечером поговорим, а сейчас нужно разобраться со священниками.

— Итак, здравствуйте, уважаемые, — сказал я, слегка поклонившись присутствующим, а потом занял кресло, нагретое Фариамом. — Поясните мне, что имел в виду мой брат, когда говорил, что вам нужна помощь в каком-то мероприятии?

— Приветствую тебя, сын мой, — ответил главный священник распевным мягким голосом. — Меня зовут отец Рехош, это отцы Варлех, Исдин и Левор, который был посвящен в сан не так давно. Мы все обратились сегодня к его величеству, чтобы просить короля поприсутствовать на празднике Всех Святых и Великомучеников. Вот только, к сожалению, его величество сейчас не может оставить очень важные государственные дела, но он пообещал, что вы не откажете в нашей маленькой просьбе.

— …! — не сдержался я.

— Не оскверняй свои уста уличной бранью, сын мой! — преувеличенно гневно воскликнул Рехош.

— Прошу прощения, — повинился я. — Просто я только вчера присутствовал на празднике влюбленных, от которого у меня остались одни неприятные воспоминания, поэтому любое упоминание о торжествах сейчас вызывает в моей душе искреннее отвращение.

— Могу тебя понять, сын мой, — важно кивнул церковник. — Ведь этот древний языческий праздник является восхвалением лживого бога Валианта, и изначально не может нести в себе ничего светлого. Поэтому я искренне обрадован тому факту, что твоя душа не принимает нечестивые пережитки прошлого и открыта истинной вере.

Ох, как он все удачно повернул-то! Всего одно мое оправдание дало возможность святоше не только очернить чужую «неправедную» веру, но и сделать попытку завоевать мое доверие, похвалив и посочувствовав, а также забросить крючок для будущего обращения в свою веру. Блестяще! Окажись на моем месте обычный человек, он бы уже чувствовал к святоше искреннюю симпатию, и в лепешку расшибся бы, выполняя его просьбу. Вот только я обычным не являлся, и лишь понял, что никакие словесные баталии с Рехошем затевать не стоит. Лучше молчать в тряпочку и не возникать по пустякам, потому что это просто не мой уровень. Святой отец любое мое слово обратит себе на пользу, а буду возмущаться — выставит дураком. Подозреваю, в этом он мастер.

— Да, отец Рехош, вы правы, — кивнул я в ответ и уточнил: — Это действительно нечестивый праздник, который одним своим фактом проведения показывает уровень падения нравов знати Мрдинана. Но это к слову, а пока не могли бы вы объяснить, зачем я вам понадобился?

— Сын мой, ты верно отметил, что знать королевства уже давно отвернулась от лона истинной веры, и вот поэтому народу Мардинана нужно подтверждение. Подтверждение того, что церковь Единого еще сильна, что она все так же продолжает нести свет в души людей. А когда они увидят, что сам брат короля, герой и защитник королевства, во время праздника Всех Святых находится у святого алтаря, то сразу же поймут, что законы, данные нам Единым, все еще соблюдаются. Что их есть, кому охранять, что милость Единого безгранична, что…

Ага, понятно! Не только магазину мастера Пароника нужна реклама. Вот и церковь Единого, в последнее время начинающая терять позиции, наконец-то начала задумываться о «пиаре», а лучшего способа, чем присутствие члена королевской семьи на всенародном празднике, точно не найти. Что ж, Фариам оказался редкостной сволочью (прямо как я!) и опять подложил мне свинью, отмазавшись от весьма сомнительной перспективы. Ну, он еще за это ответит, а мне, пока святой отец разливался соловьем, оставалось только решить, удовлетворять их просьбу или вежливо послать подальше? Лучше все-таки последнее, поступив по примеру брата. Я даже и причину знаю уважительную.

— Отец Рехош, простите, что вас перебиваю, но вы упускаете из виду одну маленькую деталь. Дело в том, что я являюсь темным эльфом и с самого детства поклонялся Матери-Природе. Разве это не введет ваших прихожан в сомнение? Ведь представитель другой веры, другой расы будет находиться у святого алтаря, участвовать в церемонии и все такое прочее, а это вызовет много различных вопросов, которые могут впоследствии…

— Сын мой, я вижу, ты обладаешь незаурядным мышлением, раз так быстро сумел обнаружить небольшое противоречие в нашей просьбе, — степенно ответил святой отец. — Но не переживай об этом, в церемонии тебя принимать непосредственное участие никто не заставит, а обычаи церкви Единого никогда не запрещали находиться там представителям ложных убеждений. Наоборот, это всегда приветствовалось, потому что именно так заблудшие могли узреть лик Единого, познать его милость и приобщиться к истинной вере.

Не прокатило! А больше у меня никаких отмазок предусмотрено не было, так что даже не знаю, что теперь делать. Культурно отказаться не получится, потому что недовольство священников в результате достанется не только мне, но и Фариаму. Ведь это он пообещал, что я буду присутствовать, а обещания короля должны цениться всегда. Нет, брат наверняка поймет, но это от проблем в будущем никак не избавит, да и конфликтов с церковью мне вообще не хотелось допускать. Так что придется соглашаться, ведь отстоять религиозную церемонию — много сил не нужно, это ведь не общение с сотней придворных клоунов! Заодно проясню некоторые очень интересные моменты.

— Хорошо, отец Рехош. Я согласен поприсутствовать на вашем празднике, — заявил я священнику, который в ответ важно кивнул и заметил:

— Это не наш праздник, это праздник всех людей в мире. Именно в этот день мы вспоминаем всех великих героев прошлого, которые своими благими поступками во имя Единого снискали себе почет и уважение, и после смерти были признаны святыми.

Ага, «всех людей», а не «всех разумных» Эту оговорку я запомнил, чтобы осмыслить в дальнейшем. Ведь гномы также верят в Единого, судя по Алоне, так почему же святоша использовал именно эту фразу? Что-то в этом странное, но данных для четкого вывода было явно недостаточно, поэтому я ответил:

— Простите, я недостаточно точно выразился. Но, может быть, перейдем к деталям? Скажите, что вообще мне нужно будет делать на празднике?

— Пойдем, сын мой, — сказал Рехош, поднимаясь. — Я объясню это по дороге в храм.

Последовав его примеру, поднялись и остальные святые отцы, так и не проронившие ни словечка за время нашей беседы. Вместе с ними я вышел из комнаты и стал слушать инструкции по поведению на празднике. Рехош говорил долго и нудно, но вся его речь сводилась к одному тезису — мне нужно было весь праздник стоять с умиротворенным выражением лица и сильно не отсвечивать. Сам факт моего присутствия уже сработает должным образом, а речи, поздравления, ритуальные действия — все это было не для меня. Этому я был только рад, поэтому, когда мы подошли к Храму Единого, расположенному напротив дворца, уже смирился с перспективой потратить несколько часов своего времени впустую.

Судя по всему, церемония должна была вот-вот начаться, потому что перед Храмом толпился народ. Увидав нас, прихожане подходили к святым отцам, просили благословить и с блаженной улыбкой стояли на коленях, пока святоши возлагали на свои длани на их головы, призывая милость Единого. Я втайне опасался, что нас просто сомнут или затопчут, потому что слишком многие оказались охочи до халявной милости, но все проходило чинно и культурно. Возле священников выстроилась живая очередь, и начался конвейер. Ко мне, понятное дело, за благословением никто не обращался, но люди все равно подходили, желали доброго здоровья, удачи, короче — всячески жаждали пообщаться. Это быстро мне надоело, поэтому я только обрадовался, когда Рехош прекратил раздачу милости Единого и направился прочь, перепоручив меня заботе отца Варлеха. Тот попросил не отставать и пошел к главному входу, тогда как главный священник удалился куда-то в сторону.

Но я не стал над этим задумываться и уделил все внимание храму. Это грандиозное сооружение еще полгода назад поражало меня своей красотой и богатством, поэтому, оказавшись внутри, я вертел головой во все стороны, стараясь ничего не пропустить. В целом, этот храм был похож на земные католические. Точно такая же роскошь, богатство отделки, монументальные картины на стенах и высокий свод, поддерживаемый монолитными колоннами. Сотни свечей освещали всю эту красоту и рождали многочисленные отблески на покрытых золотом рамах картин. Все вместе это производило угнетающее впечатление, потому что было предназначено вызывать у верующих осознание их ничтожности перед божеством и буквально давило на психику своим величием.

Короче, храм мне сразу не понравился, и я понял, что был не прав, предполагая, что мне будет легко выстоять всю церемонию. Нет, это наверняка станет серьезным испытанием моей выдержки, причем похлеще, чем на дворцовых приемах. Ведь вся эта обстановка на меня особо не действовала и никаких чувств не вызывала, но сильные эмоции окружающей толпы верующих, причем практически однородные, сразу захлестнули меня с головой. Мне оставалось только, сцепив зубы, идти за Варлехом, пробиравшимся в центр храма, и стараться не поддаваться желанию сбежать подальше отсюда.

Народа в храме было много, но святой отец, как опытный ледокол, вел меня к небольшому подиуму, находившемуся у дальней стены. На нем в два ряда стояли церковники в нарядной форме, среди которых, однако, сильных магов не оказалось. Нет, все ауры священнослужителей были насыщенными, но больше напоминали ауры слабых одаренных, еще не начинавших свое обучение, чем настоящих магов. Там же на подиуме находился святой алтарь, который представлял собой гранитную плохо отесанную глыбу размерами метр на два, которая слабо светилась в магическом диапазоне. Остальное пространство занимали многочисленные высокие подставки с ликами святых, у которых стояли зажженные свечи. Короче, для такого праздника я ожидал намного большего.

Варлех привел меня в самый первый ряд верующих, которые стояли прямо напротив алтаря. Здесь уже находились несколько очень знатных особ, с которыми я был знаком по дворцовым приемам. Они тихо поприветствовали меня, легонько поклонившись, а я же кивнул в ответ и только понадеялся, что затевать пустые разговоры в святом месте они не осмелятся. Мой провожатый шепнул, что оставит меня ненадолго, и удалился к неприметной двери в углу, а я остался ждать начала церемонии.

Вскоре мне наскучило разглядывать лики святых, которые были нарисованы, будто по одному шаблону, надоело изучать картины на стенах (все равно на них не было ничего интересного), поэтому меня одолела скука. Тихие шепотки верующих, отражаясь от стен, рождали неясный гул, который ужасно действовал на нервы. Вздохнув, я задумался, чем бы занять себя, чтобы убить время до начала церемонии, и обнаружил, что отец Варлех уже вернулся. Он успел сменить свое одеяние и теперь щеголял в белой рясе, искусно расшитой золотом и серебром. Оценив наряд, я тихо поинтересовался, когда же все начнется.

— Уже началось, — лаконично ответил святой отец.

И действительно, гул под сводом храма угас, словно по волшебству, а из той самой неприметной двери рядом с подиумом вышла целая процессия, возглавляемая отцом Рехошем. Наряд последнего был поистине шикарным, одного золота на него пошло, должно быть, не меньше килограмма. Одежды остальных священников выглядели гораздо скромнее, но также были белыми и праздничными. Все они взошли на подиум, выстроившись клином, и Рехош, подняв руки, провозгласил:

— Приветствую вас, дети мои, на этом святом празднике! Да пребудет с нами милость Единого!

— Да пребудет! Да пребудет! — раздались возгласы в толпе.

Святоша опустил руки и начал речь:

— Я рад в этот славный день памяти видеть так много лиц. Это говорит о том, что народ Мардинана все еще на праведном пути, и даже тяжелые испытания военного времени не смогли внести смуту в чистые души. Особенно мне приятно видеть с нами принца Алекса, который выразил готовность принять свет истинной веры…

Вот ведь гад! Нет, я понимаю, что реклама нужна, но ведь не до такой же степени! Я решил немного помочь церкви, а святые отцы уже пользуются мной, как дешевой проституткой, стремясь успеть за оплаченное время получить максимум удовольствия. Понимаю, что сравнение грубое, но оно весьма точно отражает данную ситуацию. Одного моего присутствия им показалось мало, они уже успели заочно принять меня в ряды верующих! Короче — без меня меня женили. Нормально!

По идее я сейчас должен был развернуться и уйти, потому что наглость по отношению ко мне уже переходила всякие границы, но понимание того, что пострадаю потом не я, а Фариам, заставило меня остаться. Рехош тем временем продолжал рассказывать людям о том, какие они все молодцы, потом плавно перешел на причины возникновения праздника Всех Святых. В общем, моя злость поутихла, и я снова начал бороться с восторгом и преклонением окружающих, отметив важный момент — когда мои чувства набирают силу, они мигом вытесняют все посторонние эмоции, которые я ощущаю.

Это знание особой пользы мне не принесло, потому что искусственно усиливаемые чувства подобным образом работать отказывались. В общем, я оставил все попытки вновь накачаться негодованием, вызвать свою ярость, и начал думать, чем бы заняться. Дело в том, что Рехош начал перечислять заслуги каждого виновника торжества, рассказывая о его жизни и смерти, что грозило затянуться надолго, ведь всего святых было не меньше полусотни. Именно поэтому я шепотом обратился к Варлеху, который стоял рядом со мной и, судя по всему, получил приказ проследить, чтобы я не удрал с церемонии:

— Святой отец, не могли бы вы мне помочь?

— Да, сын мой?

— Раз уж появилась такая возможность, мне хотелось бы побольше узнать об основных постулатах веры в Единого. Вы не могли бы рассказать мне о истории ее возникновения, основных догматах…

— Я понял, ваше высочество, что вы хотели. Подождите немного.

Варлех, несмотря на то, что обладал весьма полноватым телом, сумел как-то незаметно испариться, а через несколько минут вернулся с потрепанной книгой в руках, которую протянул мне.

— Вот священное писание, которое ответит на все ваши вопросы.

Опаньки! Местная Библия! Весьма и весьма интересно. Я ведь уже давно хотел понять основы учения Единого, ведь врага нужно знать в лицо, а от Фариама узнал разве что принципы организации его служителей, потому что брат сам эту веру не признавал и ничего дельного рассказать не мог. Вот теперь есть возможность заполнить досадный пробел в моем атеистическом образовании. Кстати, я ведь соврал святому отцу, когда говорил, что являюсь поклонником Матери-Природы. Лесные эльфы ей не поклонялись, хотя и считали создательницей всего сущего. Они одухотворяли светлый лес, место своего пристанища, поэтому и меня учили верить именно в это. Правда, толку было мало, потому что зрелище принесения в дар еще в детстве отбило у меня всякое желание поклоняться чудовищу, пожирающему живых.

В общем, я раскрыл священное писание и начал вникать в текст, совсем не обращая внимания на продолжавшего вещать Рехоша. Книга была написана на имперском, но благодаря Снежане я прекрасно понимал этот язык, так что с головой окунулся в историю сотворения мира по версии служителей Единого. Как говорится, вначале было слово, и слово это было матерным. Я просто уверен в этом! А если серьезно, то сначала добрых пять страниц шло описание работы профессионального строителя миров — Единого. Он создал земную твердь, добавил воды, потом включил свет, занялся растениями, потом насекомыми, вскоре осмелел и заселил водное пространство рыбой и «гадами морскими», ну а потом дошла очередь и до животных. Последними на очереди были птицы, и фантазия Единого иссякла.

Ну а потом, после трудов праведных, создатель, как и в земной религии, задумал отдохнуть и посмотреть на дело рук своих. Ходил он по созданному миру, ходил, и стало ему скучно. Захотелось вдруг, чтобы его работу оценил кто-нибудь посторонний, возжелалось ему славы и почета. Но так как коллег богов в округе не наблюдалось (а может, они были, но восхищаться работой почему-то отказались — история об этом умалчивает), задумал он сделать разумных, которые всю свою жизнь будут восхвалять своего создателя и поклоняться ему. А вот тут уже начинаются решительнае расхождения с земной Библией.

Первые эксперименты были явно неудачными. В результате стараний Единого сперва получились тролли, которые были не настолько разумными, чтобы понять необходимость поклоняться творцу. Создатель ошибку учел, но не стал уничтожать свои творения, а провел новый эксперимент, в этот раз привив еще при рождении новым тварям страх перед ним. Оно и понятно, легких путей захотел — подумал, что раз будут бояться, то станут уважать. Да щаз! Получившиеся гоблины начали прятаться от творца и молились всем, кому угодно, только бы Единый их не нашел.

И опять продолжились эксперименты. Так появились орки, которые сперва поклонялись творцу, но потом восстали против него, потому что духовная свобода оказалась для них важнее жизни. Затем эльфы, которые оказались настолько горды, что даже не поверили Единому в том, что это он их создал. Потом еще множество рас, которые раз за разом неизменно получали ярлычки неудачных экспериментов. Но, когда Единый совсем отчаялся, он решился на последний шаг — взял свои плоть, кровь и силу, и создал двух людей — мужчину с женщиной, которых назвал своими детьми.

Детки получились примерными. Они бегали за папашей и заглядывали ему в рот, восхваляя Единого и всячески благодаря творца за возможность жить и радоваться. Вот только радость оказалась весьма плодотворной и вскоре за создателем бегали толпы потомков первых людей, что спустя некоторое время (всего-то через пару тысяч лет) ему надоело. Вот тогда создатель созвал своих деток и наказал жить по его законам, помнить о том, кто их сотворил, и удалился в иные сферы, пообещав когда-нибудь вернуться.

Люди горевали недолго, а через несколько тысячелетий вообще забыли про Единого, столкнувшись с потомками первых его экспериментов. Эти столкновения всегда были щедро омыты кровью, поэтому люди вскоре были вынуждены биться с остальными за место под солнцем. Благодаря своей невероятной плодовитости, дети Единого заставили уважать себя все другие расы, но буйный норов не смирили и после того, как надавали остальным по рогам, хвостам и прочим частям тела, начали драться между собой.

А вот тут вернулся папаша из дальних странствий и решил глянуть, чем его детки занимаются, а увидав, что те увлеченно режут друг друга, страшно разозлился. И, как говорилось в книге, «содрогнулись горы, разверзлась земля, потекли реки огненные, закипела вода в морях, покрылось небо тьмой…», в общем — настал всемирный кирдык. И вот тогда самые умные создания приползли к Единому на коленях и попросили их не убивать, ведь виноваты не они, а его дети! Уж не знаю, какие они там доводы приводили, в книге об этом не рассказывается, но создатель, уничтожив за время своего буйства две трети всего населения планеты, сменил гнев на милость.

После этого он собрал все расы и объявил свою волю. Оказывается, он не просто так все это время прохлаждался, а создавал новые миры, как великолепные, где царит райское блаженство, так и совсем кошмарные, где собраны все муки, которые только может испытать разумное существо. Короче, поэкспериментировал вволю. И вот теперь Единый вводит новое правило — любой разумный после смерти попадает в один из этих миров, а критерием выбора служит его прожитая жизнь. И если разумный соблюдал все законы создателя, жил честно и праведно, то после смерти он будет купаться в наслаждении, а если наоборот — то вечно будет испытывать лишь боль.

Так что в этот момент и появилась вера в загробную жизнь. Ведь Единый понял, что без кнута и пряника его законы соблюдать вряд ли кто будет, что уже было наглядно продемонстрировано, поэтому таким образом просто обеспечил своим творениям хорошую мотивацию. Причем он сказал, что раз уж дети его так разочаровали, то отныне всем разумным созданиям дается шанс на хорошее посмертие. Надо только жить праведно.

Разумеется, все неудавшиеся эксперименты Единого заверили творца в своем искреннем желании поклоняться ему и соблюдать все его законы, что было, в общем-то, логично, учитывая предшествующий апокалипсис. Создатель поверил, погрозил им пальчиком на прощание и опять удалился в неведомые дали, конструировать новые миры. Когда Единый удалился, все вздохнули с облегчением и начали восстанавливать основательно разрушенное хозяйство. Наверное, только страх перед творцом не дал им всем скатиться в первобытное состояние и вскоре восстановить цивилизацию. Именно страх перед гневом создателя придал им всем желание соблюдать его законы, именно страх и послужил образованию церкви Единого, которая состояла из слуг творца, которые ревностно следили за тем, чтобы преступники быстро получали по заслугам, а остальные не забывали о недавнем катаклизме.

Вот только у меня было противоположное мнение на этот счет. Я больше склонялся к версии, что после катаклизма умные маги решили объединиться и поспособствовать возрождению мира, попутно урвав власть над всеми. Они устроили несколько показательных «пришествий создателя», кнутом веры загнали всех недовольных по норам, и создали свою организацию, которая получила огромные возможности. Ведь до этого момента ни о каких государственных образованиях речи в книге не велось, а значит, церковь стала первым в мире полноценным государством, сразу же подмяв под себя большую часть мира. Но в писании об этом, разумеется, не рассказывалось.

В общем, после образования церкви наступил просто рай на земле. Люди и остальные расы жили себе, не тужили, под недремлющим оком священнослужителей, которые вскоре стали именоваться святыми отцами, то есть земными служителями творца. Но вскоре начались проблемы. Все первые эксперименты создателя постепенно теряли свой страх перед его гневом, и начали вспоминать, что в случившемся повинны именно дети создателя, то есть люди. Вскоре они взбунтовались, изгнали из душ свет и разрушили все церкви на своих землях, а всех, кто пытался возвратить их в истинную веру, безжалостно убивали.

Если внимательно читать между строк, то можно было догадаться, что на самом деле ослабшие после катаклизма нелюди постепенно набрались сил и в один прекрасный момент сбросили ярмо человеческой церкви со своей шеи, а тем, кто пытался войной пройтись по их землям и наказать непокорных, отвешивали люлей. Вот так и вышло, что с той поры Единому поклоняются только люди, которые, как гласила местная библия, остались верны его законам, сохранили в себе искру творца… ну, и все такое прочее.

Когда я дочитал до этого момента, то внезапно услышал пение. Оторвавшись от книги, я перевел взгляд на подиум и понял, что речь Рехоша давно подошла к концу, а теперь настало время выступления церковного хора, который все это время изображал из себя деталь мебели на заднем плане. Могучий мужской хорал вознесся под свод храма и, отразившись от его стен, производил сильное впечатление на всех присутствующих. Вот только мне, как более искушенному в музыке, это пение казалось бедным и мрачным, рождая в сознании образы дремучего средневековья, воинствующей инквизиции и всего прочего. В общем, с грузинским хором оно и рядом не лежало!

Вскоре я понял, что зря отвлекся от книги. Воздействие эмоций окружающих на мой разум оказалось настолько сильным, что я уже не мог ему сопротивляться. Когда я листал страницы и был полностью погружен в осмысление текста, то совершенно этого не ощущал, а вот сейчас все навалилось совершенно неожиданно и не желало подчиняться никакому контролю. Жалкая попытка вновь вернуться к чтению не смогла прогнать чувство восхищения и какой-то щенячьей радости, зародившееся у меня под влиянием эмоций людей в храме, поэтому я опустил книгу и инстинктивно подался вперед, к алтарю. А вот в этот момент мне существенно полегчало, потому что я увидел кое-что, всецело завладевшее моим вниманием.

Алтарь был наполнен энергией. Нет, он и раньше светился в магическом плане, но я поначалу списал это на остаточный фон, и только теперь понял свою ошибку. Оказывается, этот святой артефакт являлся своеобразным накопителем, который сейчас отовсюду высасывал энергию. Но вот откуда конкретно? Оглядевшись вокруг, я увидел лишь восторженные лица прихожан, буквально лучившиеся счастьем. Лица, и слабенькие ручейки силы, которые текли отовсюду прямо к алтарю. Понаблюдав немного, я понял, что эта энергия определенно имеет свое начало. Она поступает из аур людей, которые сейчас светились гораздо сильнее обычного.

Это требовало пристального изучения и вдумчивого осмысления. Эх, зря я не уделял должного внимания разделу книги моего учителя, где говорилось о магии веры, и опять же совершенно напрасно не пожелал изучить труды Темного, который далеко продвинулся в этом вопросе. И вот сейчас я вижу реальное воплощение этого специфического вида магического искусства, а объяснить толком не могу… Хотя, можно попытаться! Итак, видимо, под воздействием сильных эмоций аура человека сама становится неплохим источником силы, что сейчас и демонстрировалось. Но, так как энергия не возникает из ничего, то наверняка она поступает из тел людей, что вскоре им аукнется. Возможно, по завершении церемонии все присутствующие будут ощущать дикую усталость, как моральную, так и физическую, но это не так важно.

Главное здесь — понять, как церковникам удалось этого добиться? Ведь когда я недавно стоял в ряду солдат, мимо которого вели Викерна, то не наблюдал ничего подобного, хотя эмоции были весьма яркими. Да и в момент награждения ликующая толпа на площади вовсе не собиралась делиться со мной своими силами. Так как же? Неужели, мое предположение о гипнотическом воздействии оказалось верным, и отец Рехош просто погрузил прихожан в некое подобие транса, а затем стал доить их как коров?

Я посмотрел на упомянутого святошу, который сейчас стоял на подиуме с невозмутимым выражением лица и делал вид, что слушает хор. Вот только я прекрасно видел, что направление потоков энергии шло не от его ауры к алтарю, а как раз наоборот. И все присутствующие священники, включая поющих церковников, также получали подпитку от артефакта, насыщающего их энергорезерв. Значит, этот непонятный камешек является своего рода аккумулятором, который может высасывать силу из пространства, из аур ничего не подозревающих прихожан и из случайных посетителей храма, а потом передавать ее церковникам?! Ни хрена себе!

Просканировав окружающее пространство, я понял, что больше всего энергии этот алтарь высасывал как раз таки из меня. Просто я стоял слишком близко к нему, и поэтому даже не видел, что меня обдирают, как липку. А так как мой резерв был очень большим, то я совсем не ощутил его уменьшения, хотя, судя по артефакту, силы к этому времени лишился немаленькой. Та-а-ак! Все, братцы-кролики, хватит меня доить! Лавочка закрывается, а остальное — только за деньги!

Но, активировав защитный кокон, я совсем ничего не добился, кроме как легкого внимания Рехоша. Ведь аура — это совсем иной тип энергии, и она не защищалась стандартными плетениями. Тогда я сменил тип защиты и укрылся в кокон, который поглощал энергию, направленную на него. Это также не помогло. Оказалось, что данное плетение высасывает силу из враждебных магических образований, но никак не из окружающего пространства. Без четкой структуры оно отказывалось принимать разлитую вокруг силу, а я продолжал чувствовать, что с каждой секундой теряю энергию! Свою энергию! Ту, которую я собирал по крупицам, когда еще был слабым одаренным, которую я покупал на собственные средства, ту, которая досталась мне от моих врагов!

Осознание того факта, что меня банально обворовывают, родило в моей душе знакомую ярость, которая мигом вытеснила из разума все отголоски чужих эмоций и лишило меня тормозов. Я развеял плетение защиты, энергия которого тут же была проглочена алтарем, а потом открылся. Совсем открылся, как тогда, в схватке с имперцами. Это сразу принесло результат. Энергия перестала выходить из моей ауры, а вся та сила, которая сейчас была рассеяна по храму, за считанные мгновения впиталась в мое тело. Вот только на этом процесс не остановился.

Из алтаря хлынул яркий, слепящий зрение поток энергии, видимой наверняка не только в магическом плане, потому что стоявшие в первом ряду люди отшатнулись в стороны, который также был мной впитан без остатка. Пытаясь хоть как-то остановить все это, или хотя бы замедлить, я постарался ограничить свою способность поглощения, но она сейчас подчинялась мне с большим трудом. Сразу пришло воспоминание о том, что во время битвы в степи мне так и не удалось восстановить над ней контроль. И вот тогда ярость угасла, сменившись опасением, что я навечно останусь гигантским аккумулятором, высасывающим энергию из мира, пока не погибну во взрыве, когда объем моего резерва окажется переполненным. Ведь тогда наверняка произойдет большой «ба-бах!», который приведет к еще одному апокалипсису, на этот раз окончательному.

Наверное, именно это и позволило мне вновь вернуть возможность регулирования мощности своего «насоса», который я тут же выключил. Вот только было поздно. Алтарь передо мной стоял абсолютно пустым, без малейшего магического фона, во всем храме не осталось свободной энергии, прихожане, освободившись от гипнотического воздействия, уже больше не ощущали восторга и наслаждения, а те, кто стоял в первых рядах, недоуменно смотрели на меня. Рехош с перекошенным яростью лицом уставился мне прямо в глаза, а на лицах других священников читался откровенный испуг. Все движение в храме замерло, церковный хор, наконец, замолчал, и в этой оглушительной тишине раздался одинокий, но весьма недовольный голос, который произнес:

— Мля-я-я…

Наверное, не нужно уточнять, кому он принадлежал?

Глава 8. Артефакт

Перестав разглядывать толпу, я с вызовом уставился на Рехоша. Сейчас все зависло только от него, и данная ситуация имела два варианта развития. В первом случае он идет на конфликт, возмущается, обвиняет меня во всем, что только можно, а потом пытается выгнать из храма. Именно пытается, потому что хрен я уйду так просто, и перед уходом обязательно опишу со всеми подробностями тот факт, что святые отцы используют прихожан в качестве дойных коров. Вряд ли это поможет авторитету церкви, да и заодно на ноль помножит все усилия святош по привлечению на праздник члена королевской семьи.

Вариант, что святые отцы попытаются избавиться от меня прямо здесь, я во внимание не принимал. Во-первых, ситуация не такая катастрофическая, чтобы идти на такие меры. Подумаешь — опустошил церковный энергонакопитель? Можно ведь уладить дело полюбовно, и даже потребовать компенсацию, если наглости хватит. Во-вторых, яркий свет из алтаря видели многие, поэтому святошам нужно найти этому правдоподобное объяснение. А они прекрасно понимают, что любую версию, которая может мне навредить, я оберну против них, просто рассказав правду.

Рехош думал быстро, поэтому пока я еще размышлял над первым вариантом, надел на свое лицо маску дружелюбия и сразу перешел ко второму.

— Дети мои! — закричал он, подняв вверх руки. — Мы с вами только что стали свидетелем чуда! Единый отметил своим личным благословением одного из присутствующих на празднике. Им стал принц Алекс, чей дух оказался настолько чистым и светлым, что удостоился милости творца! Возрадуемся же, дети мои, ибо подобного в Мардинане не случалось уже несколько сотен лет!

Святой отец сделал театральную паузу, и толпа разразилась приветственными криками, среди которых можно было разобрать и «Слава Алексу!», и «Хвала герою!», и «Спартак — чемпион!» (последнее, если сильно постараться). Я в этот момент только подумал, что Рехош сделал правильный выбор. Так будет лучше для церкви, и гораздо безопаснее для меня. Теперь, даже если слухи о моем цвете достигнут ушей церковников, открыто они никогда возмущаться не будут. Самим дороже выйдет, ведь Единый-то меня лично благословил, а значит, народ их попросту не поймет.

Рехош спустился с подиума, подошел ко мне и под руки потащил наверх, на всеобщее обозрение. Если бы я не видел его лица в тот момент, когда опустошил алтарь, если бы не был эмпатом, то вполне мог бы подумать, что святой отец находится в глубочайшем экстазе от лицезрения чуда. Но сейчас в его эмоциях преобладали злость и растерянность, которые говорили только о великолепном актерском мастерстве церковника.

Затащив меня на подиум, Рехош отступил на несколько шагов, давая всем возможность на меня полюбоваться. Я нацепил на лицо скромную улыбку и раскланивался во все стороны, как китайский болванчик, слыша радостные крики, сливавшиеся в единый гул. Знатные особы, стоявшие в первых рядах, хлопали в ладоши и вполне искренне мне улыбались, а люди попроще выражали эмоции более бурно. Они разве что не скандировали хором «А-лекс!! А-лекс!!», а так все признаки фанатичного поклонения уже были, что называется, на лице.

Дождавшись, пока толпа немного угомонится, Рехош вновь поднял руки, призывая всех к тишине. А я посмотрел на его позу и подумал, что весьма символично, что этот жест, являющийся в религии Единого чем-то вроде обращения к создателю, расценивается у альтаров, как вызов до смерти. Интересно откуда это вообще возникло у горцев? Бытовало в народе во все времена, или же появилось только после поражения в Великой войне?

— Дети мои! — дождавшись, когда крики утихнут, вновь воскликнул Рехош. — Это чудо, которое произошло на ваших глазах, свидетельствует о том, что Единый не отвернулся от нас. Он по-прежнему любит своих детей и заботится о них. И таким способом он показывает, что среди нас есть еще достойные, которые в будущем могут быть причислены к святым за свои праведные поступки. Он говорит нам: берите с них пример, старайтесь походить на них в мыслях и делах, не позволяйте себе оставаться в стороне…

Святой отец продолжал говорить, буквально захлебываясь от восторга, а я стоял и думал о том, что любое событие церковники могут повернуть в свою пользу. Именно за это я никогда их не любил. Насквозь пропитанные лицемерием, виртуозные рассказчики, прекрасные слушатели, они всегда вызывали у меня отвращение тем, что могли любой факт извратить до неузнаваемости и заставить тебя поверить в то, что черное — это белое. Хотя, я не утверждаю, что они поголовно все такие, подобные этому Рехошу, который сейчас вновь успокоился и продолжил вещать в своей излюбленной манере — неторопливо, размеренно, гипнотически. Может, это мне всегда попадались такие, а где-то далеко существуют священники праведные, честные, готовые отдать жизнь за других. Свою жизнь, разумеется, так как тех, кто готов жертвовать чужими — пруд пруди!

Когда святой отец вновь перешел к проповеди, я краем уха стал прислушиваться к его речи и пытался вникнуть в смысл. Вот только его там почти не было! Рехош раз за разом повторял практически одно и то же, только другими словами, игрался предложениями, сплетая искусное кружево, употреблял несколько раз одни и те же словосочетания. В какой-то момент я поймал себя на мысли, что начинаю засыпать. Мне так хотелось опуститься на этот помост, привалиться к алтарю и захрапеть под этот непрекращающийся бубнеж. Вот только я огромным усилием воли стряхнул с себя сонную одурь и внимательно оглядел толпу.

Похоже, воздействие святого отца на прихожан было мощнейшим, так как все они вновь застыли с блаженными улыбками на лицах, затаив дыхание, слушая его речь, и все так же испуская эмоции щенячьего восторга. Когда я увидел, что в помещении храма вновь появилась энергия, высвобождающаяся из их аур, то понял, что процесс дойки Рехош планирует все же довести до конца. Я не стал ему мешать, поэтому не сказал ни слова, когда в дело вступил церковный хор. Алтарь вновь начал действовать, священники своими хитрыми манипуляциями опять собирали силу, а меня под белы рученьки увели с подиума в неприметную дверцу за ним, потому что моя роль в церемонии уже точно была отыграна.

Рехош последовал со мной, и пока мы шли по длинному темному коридору не издал ни звука. Я догадывался, что после всего случившегося он обязательно захочет со мной поговорить наедине, но весьма удивился, когда святой отец довел меня до маленькой дверцы, а потом строго произнес:

— Больше никогда не появляйся в этом храме!

Дверцу открыл один из церковников рангом пониже, и я увидел, что за ней начинается столичная площадь. Видимо, это был черный ход, из которого меня весьма невежливо вышвыривали прочь. Похоже, святоша сильно обиделся, раз не хочет даже разговаривать со мной. Ладно, я и не напрашивался! Но так просто уходить было нельзя. Я ведь не какой-то там простолюдин, в моих жилах течет королевская кровь, поэтому восстановить статус-кво нужно было обязательно.

Повернувшись, я холодно взглянул в глаза Рехошу и четко произнес:

— Больше никогда не смей мне приказывать!

После этого я еще немного постоял, буравя взглядом святошу, но тот возражать не осмелился и вскоре опустил голову, пряча глаза. Я знал, что в них плескался только гнев, но даже такого признания поражения было мне вполне достаточно. Теперь церковник прекрасно понимает, что давить на меня, пытаться отомстить или гадить по мелочам не следует. Ведь я могу и ответить!

Развернувшись, я покинул негостеприимный храм и вышел на улицу. После угнетающей атмосферы внутри храма я не смог сдержать облегченной улыбки, очутившись на свободе. Посмотрев на небо, я с удивлением отметил, что уже наступал вечер, видимо, время за чтением пролетело незаметно. Вспомнив об этом, я обнаружил книгу, которую все еще держал в руке. Первым моим побуждением было выкинуть ее, но потом я подумал, что так и не дочитал это творение древних пиарщиков, поэтому сунул ее подмышку и решительно направился во дворец. Хоть мне и хотелось по пути заскочить к Паронику и поставить свой автограф на контракте, гарантирующим неплохие деньги без усилий, но разговор с Фариамом откладывать было нельзя. Брат должен был первым узнать обо всем, что сегодня произошло, чтобы не только просветить меня, во что это может вылиться, но и заранее продумать свой ответ на возможные претензии церковников. Как говорится, предупрежден — значит вооружен. А, зная своего брата, я могу с уверенностью сказать, что претензии церковников вполне могут обернуться увеличением арендной платы, которую они отчисляют в казну.

Войдя в лабиринт дворцовых коридоров, в которых уже понемногу начал ориентироваться, я достал разговорник и гаденько ухмыльнулся.

— Алекс? — раздался голос Фариама. — Что, церемония в храме уже закончилась? Ты знаешь, я сейчас немного занят, давай попозже поговорим?

— Нет, церемония еще идет, — ехидно ответил я. — Вот только меня с нее выперли пинком под зад, поэтому я и хотел узнать, тебе подробности интересны, или будешь их потом у свидетелей узнавать?

Брат после недолгого молчания переспросил:

— Ты шутишь?

— А что, похоже? — не теряя ехидства, сказал я.

— Ты сейчас во дворце?

— Да.

— Оправляйся в библиотеку, я подойду сразу, как только смогу, — четко сказал Фариам и прервал связь.

Добравшись до нужного помещения, я развалился в мягком кресле. Желание дочитать местную Библию пропало, поэтому я принялся листать какой-то томик, лежавший на столе. Это оказался трактат о принципах государственного устройства, где расписывались все правила и свойства различных авторитарных вертикалей власти. Я только хмыкнул и закрыл книгу, подумав, что Фариам принял всерьез все мои рассказы по дороге в столицу и сейчас наверняка пытается кое-что улучшить в королевстве. И вполне возможно, он сейчас занят именно этими проблемами, а я тут решил над ним поиздеваться…

Проснувшаяся совесть сжала меня в своих цепких объятьях, принуждая схватиться за разговорник и признаться, что я слегка преувеличил, но я напомнил ей, что только недавно брат кинул меня, бедного и несчастного, на растерзание святым отцам, поэтому жалости недостоин. А впечатления от церемонии в храме вообще заставили невовремя вылезшую на поверхность совесть снова скрыться в глубинах моего подсознания. Поэтому когда через десять минут в библиотеке появился серьезный Фариам, я встретил его невинной улыбкой.

— Что произошло? — спросил брат, присаживаясь рядом.

— Много чего. Например, я узнал, как получают силу маги-священники, сумел опустошить церковный накопитель, поставить на место отца Рехоша, стать святым еще при жизни… ну и еще по мелочи.

— Маги у священников?

— Да. А ты что, сам не заметил, когда с ними беседовал? Я ведь тебя этому уже научил!

— Алекс, я не пользовался магическим зрением, — смущенно пояснил Фариам. — Думал, что оно только силы отбирает.

— Глупости! — отрезал я. — Плетение, которое я тебе показывал, тратит не так много энергии, а тебе все равно нужно постепенно разрабатывать резерв.

— Ладно, Алекс, это сейчас не существенно. Так ты говоришь, что у служителей веры есть свои маги? И много?

— Пять среднего уровня, два слабых, а остальные находятся на ступени обычных одаренных. Таких, как ты, например. Но это только в столичном храме, а сколько раскидано по всему Маринану, я даже представить боюсь.

— Значит, получается, что каждый священник является одаренным?

Я почесал затылок, вспоминая свои предыдущие встречи с церковниками, и ответил:

— Похоже, что нет. В деревни и мелкие города наверняка посылаются священники, совсем не имеющие способностей. Им они там и не нужны — не с кого силу вытягивать. Но в крупных храмах, где прихожан много, подозреваю, обязательно присутствуют хорошие маги.

— Священники забирают силу у людей? Но почему… — Фарам оборвал себя и приказал: — Рассказывай все с самого начала!

— Ну, вначале была тьма, потом появился Единый и создал твердь земную…

— Алекс, хватит издеваться!

— Ладно, сдаюсь! Слушай.

Я подробным образом рассказал брату о том, что происходило с того момента, как он меня бросил на произвол судьбы. Фариам задумчиво слушал и не перебивал, а когда я закончил, поинтересовался:

— И что ты предполагаешь делать?

— Да я вообще-то у тебя хотел поинтересоваться. Как думаешь, стоит ждать неприятностей?

— А ты уверен, что после того, как церковники узнали о том, что брат короля — Темный маг, они просто забудут обо всем?! — ехидно спросил Фар.

— Стоп, ты не так понял. Я не говорил, что при опустошении накопителя они меня опознали. Подобное может проделать любой сильный маг с достаточной вместимостью резерва, а быть магом святое писание нисколько не запрещает, так что по этому поводу волноваться не стоит. Пока ушей святош не достигнут слухи из степи, о моей «темноватости» они догадаться не смогут, а когда это случится, я буду уже… далеко от Мардинана.

Первоначально я хотел сказать «в Горах», но потом вспомнил о проходе на Землю, который Темнота называла разрезом, и решил не конкретизировать. Фариам отметил мою запинку, но не стал уточнять, что я имел в виду, а сказал:

— Тогда, думаю, нужно сперва поглядеть на реакцию священников. Если они в ближайшее время надумают нанести мне визит, тогда и будем решать, как на него отвечать. В принципе, у меня есть пара идеек, как использовать ситуацию на пользу королевства, но их реализация зависит от точной формулировки претензий церковников. Поэтому будем ждать.

— И долго? — уточнил я.

— Пару дней — точно.

— Фар, я вообще-то завтра планировал уже выехать из Марда.

— Перебьешься! — отрезал король. — Если ты покинешь столицу, святые отцы могут решить, что ты испугался и бежишь от ответственности. Не мне тебе объяснять, что в таком случае они могут набраться еще большей наглости, а конфликты мне совсем не нужны. Особенно сейчас. Так что поживешь еще пару деньков во дворце, отдохнешь, отоспишься… заодно завтра побываешь на празднике отцов-основателей.

— Что-о-о?!

— И не нужно так кричать! — сказал брат, укоризненно покачав головой. — Сам ведь виноват в том, что произошло, поэтому теперь не возмущайся! И вообще, чего тебя так тяготят эти приемы? Ходишь себе с умным видом, ведешь пустые разговоры и всячески развлекаешься. Это ведь не советы, где нужно уговаривать сначала своих сторонников, а потом вместе с ними пытаться переубедить противников.

Фариам тяжело вздохнул, пытаясь вызвать во мне чувство жалости. Но я не поддался и заметил:

— Тебе ведь намного проще — рявкнул пару раз, и все заткнулись, стукнул кулаком по столу — и никто не осмелится высказаться против твоего решения, а глазами сверкнул — считай, сделал последнее предупреждение. Красота! Не то, что мне — контролировать каждое слово, пытаться в ворохе ереси поймать крупицы информации, стремиться поймать в куче словесных кружев истинный смысл, а при этом еще и бороться с желанием двинуть собеседнику в рожу. Да так, чтоб зубы по всему саду собирал!

— Тогда давай меняться! — усмехнулся король. — Я завтра проведу прием, а ты уладишь все вопросы на совете по управлению городами. Согласен?

Я посмотрел на брата и промолчал. Шутки — шутками, но я действительно сегодня крупно облажался, так что теперь возмущаться не было смысла. Похоже, мои планы в который раз накрываются медным тазиком, но с этим уже ничего не поделаешь. Придется задержаться в столице еще на пару дней, ждать реакцию священников и втайне надеяться, что ее не последует.

Фар поднялся и посмотрел на задумчивого меня.

— Не переживай, Алекс. Даже если церковники узнают, что ты — Темный маг, я от тебя не отрекусь.

Я почувствовал, что сейчас он абсолютно серьезен, поэтому ответил:

— Спасибо, брат.

— Ну, тогда мне пора. Уж очень хочется узнать, что там советники нарешали. Так что ты смотри, не раскисай, а я пойду… хоть рявкну пару раз.

Король улыбнулся и вышел из библиотеки, а я остался в окружении сумрака и старинных фолиантов думать о том, как хорошо иметь семью. Тех, кто никогда не предаст, не отречется, пойдет за тобой до конца. Тех, на кого ты можешь полностью рассчитывать, как на себя самого. Тех, кто крепко связан с тобой узами крови. И разве могу я обрести это на Земле? Да, там у меня остались мои родители, но разве я могу сказать, что они всегда разделят мои убеждения и примут меня таким, какой я есть? Не будут пытаться изменить, переубедить или настоять на своем, а просто поймут меня? Похоже, что ответ на все эти вопросы будет однозначным, но весьма неутешительным.

Остаток дня прошел абсолютно бестолково. Я полистал несколько книг, потом поужинал и завалился спать. И единственным утешением стала Филия, которая ближе к полуночи тихонько, как мышка, проскользнула в мои покои. Утром я изготовил полсотни амулетов определения магических способностей, израсходовав почти весь свой запас серебра, отдал их брату и объяснил, как пользоваться, потом сходил на конюшню и накормил Ветерка яблоками, чтобы тот не забывал своего хозяина, а после общался со своими ребятами и выяснял, как у них дела.

Королевские Кэльвы пока что располагались в местной казарме, но им в срочном порядке уже готовили пять больших многоэтажных домов неподалеку от дворца. Всех парней я повидать не смог, потому что Глен сразу по прибытии добился отпуска и оправился к своей невесте, а десяток был на каком-то задании, но с остальными мы хорошо посидели. В моем отряде теперь командиром был Крот, а Даркин, по старой традиции, его заместителем, так что за Кэльвов можно было не волноваться.

А вечером во дворце состоялось торжество, посвященное отцам-основателям. Так называли первых поселенцев этих земель, которые пришли сюда многие тысячи лет назад с востока, вытеснив коренных обитателей, принадлежавших к какой-то полуразумной расе, последний представитель которой сгинул давным-давно. Разумеется, это торжество ничем, кроме антуража, не отличалось от обычного приема, поэтому мне пришлось играть свою обычную роль непонятной фигуры. Это было сложно, потому что графини рядом не было и выкручиваться приходилось мне одному. Когда «вечеринка» подошла к концу, я лишь чудом отловил брата и поинтересовался, что там с церковниками.

Фариам поведал, что пока никаких святых делегаций во дворец не приходило, но расслабляться еще рано и мне придется завтра опять проводить прием, посвященный какому-то герою древности. Я в ответ возмутился, стал кричать, что он вовек от меня не откупится, но все же согласился на компенсацию в виде шести сотен книг, которые находились в его загородной резиденции. Их я немедленно передарил Снежане для изучения, чем вызвал ее бурный восторг. Наверное, именно разговор с ней помог мне отдежурить еще один дворцовый прием. И хотя к ночи я уже был готов поубивать всех присутствующих, мне удалось более-менее достойно завершить торжество. Наградой за перенесенные страдания была еще одна ночь с Филией.

На следующий день состоялся праздник, посвященный торговле, где мне опять нужно было провести прием всех видных торговцев Мардинана, пока король в спокойной обстановке мог пообщаться с избранными акулами бизнеса. В этот раз я по просьбе Фара изображал прожженого торгаша, чему очень помогла беседа с Кариэлем и встреча с Пароником. С ден Варреном мы, соблюдая таинственность, уединились в уголке, порождая множество предположений окружающих, и спокойно поговорили о всяком разном. Торговец похвастался успехами Алена, который всерьез начал обучаться искусству боя и поведал, что Лин недавно проводил новый набор в свою школу. А с Пароником вообще удачно вышло. Дело в том, что мастер оказался предусмотрительным и захватил контракт, который я тут же подмахнул на глазах у всех. После этого торговцы, приглашенные на прием, убедились, что я не только сведущ в их деле, но и обладаю огромным влиянием в Мардинане.

А после приема состоялся Большой Торговый Совет, который проводил уже сам король. Фар в короткий срок добился принятия десятка различных законов, разработанных, как он сказал присутствующим, по моим подсказкам. Именно тогда я понял, зачем понадобился весь этот цирк на приеме, а заодно узнал кое-что о принципах власти в королевстве. Оказывается, королю мало написать указ и придумать закон. В том случае, когда это касается жизни всего государства, собирается Большой Совет в той отрасли, которую это затрагивает, и обсуждает пользу законов. Если большинство членов совета считает, что законы плохие, они отправляются в туалет в качестве понятно чего, а если хорошие — тут же вступают в силу и не могут быть отменены.

Так как самые влиятельные торговцы, с которыми я встречался еще в первый день пребывания во дворце, единогласно высказались в поддержку законов, да еще и я вставил свое веское слово, то вся остальная мелкая шелупонь последовала за лидерами, и законы были приняты практически единогласно. Кстати, голосование было открытым, что очень облегчало работу. После совета Фариам был счастлив до безумия. Оказалось, что на такой хороший результат он не рассчитывал, и морально был готов к тому, что пару законов присутствующие отправят в утиль. Однако благодаря мне все получилось просто великолепно, и никто из присутствующих не посмел вылезать с возражениями.

Я даже загордился, хотя прекрасно осознавал, что сам в принятых законах почти ничего не понимаю. Вот только вся гордость резко улетучилась, когда брат попросил меня провести День Города. Сразу стала понятной и его предшествующая похвала в мой адрес, и тонкая лесть, но отказаться я снова не сумел, и решил выручить брата в последний раз. На следующий день мне, замещая Фариама, пришлось мотаться на Ветерке по всему городу, проводя торжественные церемонии, открытие новых торговых лавок, питейных заведений и прочего. Потом настал День Памяти, когда вместе с Фариамом мы отправились в его фамильный склеп и проведали всех почивших родственников, а затем с родственниками живыми опять танцевали во дворце. После этого был праздник Искусства, где мне пришлось выслушать концерт, в котором приняли участие около десятка бездарных, но чрезвычайно знатных певцов, а затем День Защитника…

В общем, когда я внезапно осознал, что началась вторая десятица моего пребывания во дворце, а всем этим приемам и праздникам нет конца и края, то подошел к Фариаму, который в тот момент обсуждал что-то в библиотеке с двумя своими советниками и просто посмотрел на него. Брат сразу понял, что его собираются убивать, и быстренько завершил разговор. Когда за советниками закрылась дверь, я прямо спросил:

— Когда все это закончится?

— Что это? — удивился Фариам.

— Дурачка-то не включай! Сколько я еще буду заниматься всякой ерундой?

— Алекс, ну еще один день потерпи…

— Хватит! — оборвал его я. — Натерпелся! Еще одного приема я не выдержу, а твоя знать просто не переживет. Меня уже достали все их мерзкие лицемерные рожи, видеть их больше не могу! И если ты серьезно рассчитываешь опять отправить меня на прием, то через пять минут после его начала в твоем саду останутся только трупы!

Фариам удивленно посмотрел на то, как я в ярости сжимаю кулаки и сказал:

— Ладно, убедил. В принципе, семьдесят фляжек — неплохой результат.

— Каких фляжек? — не понял я.

— Лимэля, — видя, что я поостыл, с ироничной улыбкой сказал Фариам.

— Поясни, — буркнул я.

— Понимаешь, мы с Вазом поспорили, сколько ты продержишься у меня во дворце. Он утверждал, что меньше трех дней, поэтому мы договорились, что если ты в течение трех дней покинешь Мард, я плачу за весь поставляемый Фантаром лимэль двойную цену, а если ты выдержишь этот срок, то Ваз предоставляет десять фляг за каждый следующий день абсолютно бесплатно. Так что я и говорю, семьдесят — неплохое достижение. По правде сказать, я рассчитывал максимум на тридцать.

— … тебя … в … через …, да так чтобы …! — не сдержался я.

— Ого! — восхитился брат. — Хорошо сказал.

— Это значит, пока я мучаюсь, ты лимэль зарабатываешь? Да если бы ты мне сразу сказал, я бы этого лимэля тебе наварил за один день дофига и больше! Я-то думал, что тебе действительно нужно было отвлечь знать от своих дел, а ты просто банально надо мной издевался? И на церковников тебе было плевать с высокой колокольни, ведь ты понимал, что их претензии легко можно опровергнуть. Но святые отцы предоставили тебе такой хороший предлог меня задержать, что ты не мог им не воспользоваться! И я ежедневно прилагаю титанические усилия, буквально душу выворачиваю, а ради чего? Ради дурацкого спора, который ничего не стоит?

Я замолчал и внезапно обнаружил, что снова сжимаю кулаки. Так, необходимо успокоиться, иначе брат сейчас получит по зубам. Да, он это заслужил, но беззубый король будет для своих подданных отличным поводом для шуток, а достоинство семьи нужно оберегать. Я сделал глубокий вдох, постарался расслабиться и поинтересовался:

— Значит, делали на меня ставки, как на беговую лошадь? Так почему же ты еще и с Миром не догадался поспорить?

— Пятьдесят, — смущенно ответил Фариам.

— Что пятьдесят?

— Пятьдесят великолепных гномьих клинков, — уточнил брат. — Мирин почему-то решил, что ты продержишься всего пять дней.

— Мля-я-я… — протянул я и без сил опустился в кресло.

Обеспокоенный Фариам подошел ко мне и взял за плечи:

— Алекс, ты чего?

— Десять дней! Десять дней я терпел все это издевательство, насиловал себя и измывался над своими чувствами!.. Фар, за что?

Я закрыл горящее лицо руками и откинулся в кресле.

— Алекс, что с тобой? Алекс! — король наклонился и обхватил меня за плечи, но видя, что я никак не реагирую, попытался объясниться: — Прости, брат, я не предполагал, что для тебя это будет так тяжело. Я думал, что тебе, наоборот, будет полезно повращаться в этих кругах, узнать нравы знати, чтобы быть подготовленным к поездке в Гномьи горы. И не думай, что я просил тебя помочь мне только из-за спора. Ты полагаешь, мне так был важен этот выигрыш? Нет, благодаря тебе я успел за эти дни сделать столько всего, что даже и сам не ожидал. Первые караваны уже направились в степь, Школа набирает еще три сотни детей, с имперцами мы уже выбрали оптимальную стратегию поведения, в королевстве идут такие реформы, что просто за голову хватаешься, армия реформируется, укрепляется граница с Империей… Всего и не перечислишь! И все это получилось благодаря тому, что ты приковал к себе внимание всех этих придворных лизоблюдов, да так, что они забыли обо всем на свете. Алекс, я не знаю, как тебе это удалось, но вся знать говорит только о тебе, давая мне свободу маневра и не отвлекая на разные пустяки и мелкие жалобы. Без тебя я бы ни за что не справился, да еще в такой короткий срок, а большинство законов и торговых договоров вообще появились исключительно благодаря твоим подсказкам! Прости, что не сказал тебе об этом раньше… Но почему тебе так плохо на этих дворцовых приемах? Разве тяжело несколько часов просто нести вежливую чушь с умным видом?

Я понял, что брат действительно ни о чем не догадывался. Он искренне верил, что для меня это ничего не стоит. Это принесло мне хоть какое-то облегчение, поэтому я убрал руки и взглянул в лицо брата. Ощущая опустошенность и громадную усталость, я тихо спросил его:

— Фар, а скажи мне, ты уже начал чувствовать эмоции других людей?

— Твои я чувствую очень отчетливо. Сейчас у тебя преобладает печаль… Но других людей я слышу не так сильно. Скорее, это какие-то отголоски чувств, очень слабые и еле различимые.

— Вот когда эта способность заработает в полную силу, тогда ты сам поймешь, как тяжело мне быть на этих приемах.

— Но почему? — недоуменно спросил Фариам. — Ведь это всего лишь эмоции?

— Ты говоришь, что чувствуешь меня, а вот возьми и представь, что тебя окружают десятки человек. И у всех их такие же сильные чувства, но разные, а иногда диаметрально противоположные. А хуже всего, что они, как бы ни старались, не могут их скрыть за своими масками, и это несоответствие рождает в твоем сознании путаницу. Но ведь ничего сделать нельзя, и ты постепенно начинаешь захлебываться в чужих эмоциях, которые подчиняют тебя, влияя на мысли. А закрыться, спрятаться от всего этого невозможно, приходится только сцепить зубы и терпеть, постепенно зверея и надеясь, что хотя бы злость сможет вытеснить чужие чувства…

Фариам опустился передо мной на корточки и тихо сказал:

— Прости меня, брат. Прости, если можешь…

Я чувствовал его раскаяние, его стыд, его сожаление и знал, что понимаю его. Понимаю и принимаю таким, каков он есть. Да, пусть он расчетливый политик и прожженный интриган, но он действительно не догадывался, что для меня это будет так нелегко. Да что там! В эти последние дни я впервые за долгое время испытал страх. Страх, который постоянно возникал у меня при мысли о том, что мне придется пережить это вновь.

— Ладно, проехали, — ответил я брату. — Я смогу ради тебя выдержать еще один день… Во всяком случае, очень постараюсь не поубивать там всех. Но завтра утром я уеду в любом случае. Если хочешь, могу зарядить твой артефакт, если же нет…

— Ты больше не обижаешься?

— Фар, а ты разве не чувствуешь?

Брат улыбнулся.

— Тогда пошли в сокровищницу!

После нескольких минут блуждания по коридорам и спуска по длинной витой лестнице в подвал мы остановились возле большой крепкой двери, которую охраняла пара вооруженных до зубов воинов. Осмотрев их, я понял, что моим Кэльвам они сильно уступают, так что большим препятствием на пути того, кто соберется ограбить Фариама, не будут. Скорее всего, они поставлены тут по традиции или для необходимого антуража. Повозившись с большим хитрым ключом, брат открыл дверь и впустил меня внутрь. В сокровищнице было темно, так что Фариам сразу зажег большой светляк, а я начал осматриваться.

Помещение было большим и просторным. У стен стояли многочисленные ящики, стенды с оружием, шкафы с многочисленными полками, на которых в основном стояла посуда. Никаких драгоценностей на полу не валялось, да и золота по щиколотку, как любят описывать в фэнтезийных романах, тоже не наблюдалось. Просто у одной из стен стояло множество сундуков, некоторые с открытыми крышками, позволяющими разглядеть монеты внутри. К сожалению, я не увидел и «яркого блеска сокровищ, что слепил глаза», «радужных переливов драгоценных камней» и прочего, что так любят вставлять земные писатели в своих опусах. Больше всего эта сокровищница напоминала обычный склад со всякого рода барахлом и никаких восторженных чувств не вызывала.

Приглядевшись магическим зрением, я обнаружил несколько скрытых плетений и понял, что артефактов тут больше одного. Попросив показать все свое магическое богатство, я дождался, пока Фариам пороется в шкафах и извлечет на свет десяток различных предметов. Все они были либо амулетами, либо артефактами, так как я со своими скудными знаниями не мог понять, у какой вещи плетение является стандартным, а у какой — уникальным. Рассматривая их по одной, я выпытывал у брата, для чего они служат, и запоминал структуру плетений. Знания лишними не бывают, а для меня это было совсем несложно.

Среди предметов было три ножа, которые благодаря скрытому плетению могли разрезать все, что угодно. Как я понял, это был несколько видоизмененный аналог моего лезвия, сфокусированный в предмете и предназначенный для использования немагом. К настоящему моменту энергия была только в одном ноже, а два других давно выдохлись, поэтому я их слегка подзарядил. Остальными артефактами были знакомая мне расческа, родственницу которой посеяла Алона, два огненных амулета, которые особого интереса не представляли, но были сделаны в виде красивых украшений, поэтому и очутились в сокровищнице, одна серебряная палочка с усыпляющим плетением, которое Фариам сразу же попросил на нем не испытывать, и красивое золотое ожерелье с маленьким сафрусом. Именно последнее и являлось тем самым артефактом, который мне необходимо было наполнить силой. Прихватив его, мы отправились обратно.

Наиболее удобным местом для опыта была определена библиотека. Фариам первым делом приказал привести Викерна, который, как выяснилось, все это время был под арестом в одной из гостевых комнат дворца, а я стал наполнять энергией сафрус. Мне это не стоило практически никаких усилий, а ведь всего каких-то полгода назад сафрус такого размера представлялся мне огромным вместилищем силы. Закончив с этим, я осмотрел плетение в ожерелье. Оно было сложным и чрезвычайно запутанным. Чтобы разобраться во всех его деталях и запомнить структуру, мне потребовалось около десяти минут, а это для меня было очень много. Вот только понять, как работает артефакт, мне не удалось, это можно было проверить только на подопытном. Ни я, ни Фар им становиться не захотели, слуг было жалко, поэтому подождали Викерна, который спустя несколько минут появился в библиотеке под охраной четырех стражников.

— И что у вас за важный вопрос, ради которого меня оторвали от обеда? — нахально поинтересовался он прямо с порога.

Фариам кивнул стражам, и те оставили нас наедине, закрыв двери за собой.

— Мы с братом хотели узнать, как выше самочувствие и поинтересоваться, как вам гостеприимство Мардинана? — вежливо поинтересовался он у пленника.

— С моим здоровьем все в порядке, а гостеприимство могло быть и получше. Когда же, наконец, ваш гонец доставит сообщение моему отцу?! Я устал от безделья и хочу отправиться домой, поэтому категорически требую, чтобы вы вернули мне мои разговорные амулеты!

Король оставил всю вежливость и ответил:

— Если подзабыли, вы сейчас находитесь не в том положении, чтобы что-то требовать. Поэтому вам придется лишь терпеливо ждать, пока мое послание достигнет императора.

Викерн только поиграл желваками, наверняка, больше для вида, но ничего не сказал, а брат продолжил:

— Но позвал я вас сюда не только, чтобы поинтересоваться здоровьем. Я хотел бы, чтобы вы примерили одно украшение… Алекс!

Я поднялся с кресла и подошел к Викерну, который едва сдержался, чтобы не отступить назад, и тут же начал качать права:

— Я не желаю, чтобы этот маг проводил на мне свои эксперименты! Я не буду…

Не обращая внимания на его требования, я просто повесил ожерелье Викерну на шею. К моему удивлению, оно застегнулось само даже без моего участия, напомнив действие альтарской уздечки, а потом плетение активировалось. По телу Викерна пробежала какая-то волна, моментально обхватив его целиком, словно защитный кокон, а затем сверкнула и погасла, исчезнув без следа. Сын императора замер с открытым ртом, не закончив фразу. Я оглядел его и понял, что ничего не понял.

Это и все действие? Я-то думал, что плетение перенесет его в какой-нибудь межпространственный карман, или превратит во что-нибудь совершенно иное, или просто радикально поменяет внешность, но ничего из этого не произошло. Вот так, блин! Надо меньше думать книжными шаблонами. Артефакт оказался всего лишь банальным парализатором и как он может помочь в деле сокрытия пленного от глаз имперцев, я не мог представить.

— Вот мы и узнали, как он действует! — радостно воскликнул Фариам.

— И что это нам дает? — недовольно буркнул я. — В таком состоянии пленного нельзя держать долго, иначе он просто помрет от голода.

— Ты думаешь? А, по-моему, ему сейчас вообще ничего не нужно, — сказал брат, подходя к Викерну и ощупывая его лицо.

— Слушай, временный паралич — это, несомненно, хорошо, но ведь его тело все равно будет нуждаться в пище и воде. За ним обязательно нужно будет присматривать, проверять время от времени. Может проще оставить его у тебя во дворце, так хоть шансов больше будет?

— Алекс, это не паралич. Взгляни сам!

Я подошел к фигуре Викерна и посмотрел в его глаза. Они не были мертвыми и остекленевшими, но вот эмоций мне почувствовать не удалось, значит, мозг отключен полностью, но вот тело… Я внимательно его оглядел и изумился, постаравшись сильно не открывать рот. Тело тоже было отключено! Даже не так, оно было переведено в состояние абсолютно неживой природы! В нем не было вообще никаких процессов, аура не просматривалась, и энергии никакой не чувствовалось, кроме заряда в ожерелье. Такое впечатление, что Викерн в одночасье превратился в большой застывший кусок пластика! Я пощупал его лицо, как это недавно делал Фариам и убедился, что сравнение было верным.

Но только этот пластик оказался очень твердым и прочным. Несмотря ни на что, мне не удалось отломать или хотя бы согнуть ни одну волосинку из его шевелюры. Для проверки я достал кинжал и попробовал оцарапать щеку пленника, но мне это не удалось. А когда я ударил его острием со всей силы, то добился лишь того, что Викерн отлетел от меня и рухнул на пол, как манекен, а на его коже ни осталось ни следа! Поднимая эту застывшую куклу и приводя в стоячее положение, я отметил, что его одежда прекрасно мнется и совсем не потеряла своих изначальных свойств. Видимо, плетение в ожерелье затрагивало только живую плоть.

— Алекс, да ты садист! — иронично сказал мне Фариам, наблюдая за моими опытами.

— Нет, я экспериментатор, — ответил я, пряча кинжал в ножны.

— Ну и что выяснил?

— Я могу и ошибаться, но вполне возможно, это плетение воздействует на живое тело и погружает его в своеобразный стазис. То есть, Викерн продолжает жить, но вот только в ином временном слое, что подтверждает и то, что я даже не смог оцарапать его черным кинжалом, который должен по идее игнорировать любую магию. Получается, это плетение образует своеобразную нишу в обычном времени, которая занимается живым телом, и поддерживает ее, насколько хватит заряда. А при таком расходе плетение будет активным… — я глянул на сафрус и не заметил никакого оттока энергии. — Да хрен его знает, сколько! Я так понял, что главным энергозатратным процессом была активация и создание этой ниши, а дальше на поддержание этого состояния сила практически не тратится.

— А как его из этого твоего стазиса вывести? — поинтересовался Фариам.

— Думаю, просто снять ожерелье, — пожал плечами и, рискнув проверить, расстегнул замочек на украшении.

В следующее мгновение я инстинктивно отпрянул, так как Викерн рявкнул мне прямо в ухо:

— …спокойно смотреть, как меня…

Я снова захлестнул его шею ожерельем, не дав закончить. Опять знакомая энергетическая волна пробежала по телу, превращая Викерна в пластиковую куклу. Отступив на шаг, я потер рукой ухо, в котором еще звенело, и сказал:

— Теперь все ясно. Правильно ты говорил, что артефакт идеально подходит для такого случая. Теперь все становится очень легко и просто. Даешь моим ребятам задание аккуратно вывезти его из дворца и закопать где-нибудь в лесочке, а имперцы вовек не догадаются! Главное, место потом не забудь, а то весь лес перекапывать придется.

Фариам хихикнул.

— Я вообще-то подумывал его просто спрятать под надежной охраной, но твой вариант мне нравится больше.

Потом мы поставили Викерна за самыми дальними стеллажами и вышли из библиотеки. Операцию было решено провести сегодня вечером, чтобы мои парни сумели за ночь справиться, а утром уже вернуться. Я только посоветовал, чтобы Фариам приказал выбрать им более-менее приметное место, а то ведь действительно, забыть можно. После этого я пообедал, поупражнялся немного в магии, изменяя известные плетения, даже вовсю заразился идеей создания джедайского лазерного меча, вспомнив палочку-парализатор, но только у меня ничего не вышло. Нет, плетение я придумал, и даже смог добиться, чтобы его рабочая часть выглядела тонкой огненной нитью, а не струей пламени, но только почему-то оно сильно нагревало тот предмет, который использовался в качестве рукояти. Деревяшка сразу вспыхивала, а железка быстро раскалялась, поэтому я оставил свою затею и пошел на очередной праздник.

В этот раз было полегче, потому что мне согревала душу мысль, что уже завтра я слиняю отсюда. Отработав положенное время, я вернулся в комнату и заснул, не дожидаясь прихода Филии. Наутро, позавтракав, я одарил печальную девушку десятком весьма неплохих украшений и сказал, что мне с ней было очень хорошо, но дела зовут в путь-дорогу. Филия сильно расстроилась и даже всплакнула, так что мне пришлось еще часик ее утешать, заодно восполнив вчерашнее упущение. После этого я стал разыскивать Фариама, чтобы попрощаться. Король отыскался в библиотеке и сообщил, что мой план по сокрытию пленного прошел блестяще, а парни поклялись кровью, что никому об этом не расскажут. Так как в этом мире к клятвам относились серьезно, я знал, что брат будет спокоен. Когда же я обнялся с ним напоследок и пообещал как-нибудь заехать, Фариам вдруг спросил меня:

— Алекс, а скажи, что еще ты собираешься делать в Эльфийском лесу? Зная тебя, я могу с уверенностью сказать, что судьбы тех эльфов для тебя — не слишком важная причина. Так почему ты стремишься именно туда?

Я вздохнул и ответил:

— Фар, ты ведь уже наверняка догадался.

— Ты хочешь найти тот проход, с помощью которого попал в этот мир? — уточнил брат.

— Да, — просто ответил я.

— Но зачем? Разве здесь тебе плохо? Разве ты действительно хочешь все бросить и сбежать?

— Нет, Фар, все гораздо сложнее. Сказать по правде, я даже сам еще не разобрался в тех мотивах, которые толкают меня туда… Поверь, я понимаю, что этот мир мне уже не чужой, но на Земле остались мои корни, ведь там живут мои родители, которые даже не знают, что со мной случилось. Я хочу увидеть их… Хотя, может быть это и не главная причина… Фар, я не могу тебе сейчас внятно это объяснить, так как просто не осознаю этого. Но знаю одно — мне нужно найти этот проход, этот разрез между мирами, чтобы просто определиться в своих желаниях.

Фариам помолчал немного, а потом серьезно ответил:

— Брат, я желаю тебе удачи в этом. Не сомневаюсь, что ты отыщешь то, что хочешь, и обретешь себя. Легкой тебе дороги!

Обретешь себя? Интересно, о чем это он? А, не важно!

— А тебе терпенья и силы духа, — сказал я. — Помни, если совсем уж припрет, можно просто посмеяться. Иногда помогает. И вообще, навел бы ты порядок в своей своре, а то столько знати, а пользы от нее ни на медяк!

— Ну, ты меня еще жить поучи! — усмехнулся Фариам.

— Жить надо легко и весело! — откликнулся я. — А если не получается, то нужно убрать всех, кто этому мешает!

— Как у тебя все просто…

— А жизнь не любит легких путей, — закончили мы хором и рассмеялись.

После прощания с братом я вернулся в гостевую, взял свои сумки, изрядно потяжелевшие, потому что свою одежду я решил не бросать и прихватил парадный мундир, черно-серебристый костюм и еще несколько мелочей. Потом я сделал краткий набег на кухню, попрощался с ребятами и отправился на конюшню, где оседлал Ветерка, нагрузил на него свои сумки, а потом выехал за ворота. Спустя несколько часов я покинул столицу и направился по южной дороге. Моим пунктом назначения был Эльфийский лес. Место, где я рассчитывал найти ответы на некоторые вопросы. Место, где я начал свой путь. Место, где, как сказал Фариам, я смогу обрести себя.

Глава 9. По дороге на юг

Первые два дня ничем особенным не запомнились. Пока было светло, я ехал по дорогам, а на ночь останавливался в городах, где с комфортом отсыпался в лучших гостиничных номерах. Передвигался я не спеша и, можно сказать, наслаждался путешествием. Но единственное, что его омрачало — это чрезмерное внимание окружающих. Естественно, ведь слух о моей персоне за десятицу уже успел распространиться по ближайшей округе. Поэтому прохожие на улицах с восхищением таращились на меня, а хозяева гостиниц едва на колени не падали, чтобы угодить такому постояльцу.

В общем, на третий день мне все это жутко надоело, поэтому я решил пока в города не заезжать. Просто не привык я к такому отношению, и оно меня очень тяготило. Я всегда понимал, что серым и незаметным быть намного приятнее, чем чувствовать, что тебя разглядывают сотни глаз, но не подозревал, что эффект известности может превратиться в непомерную обузу. На такое я совсем не рассчитывал, возвращаясь в Мардинан. Оставалось только надеться, что за прошедшую десятицу новости обо мне не успели далеко распространиться, и уже через денек-другой можно будет остановиться в каком-нибудь городе, где еще не слышали о том, что брат короля — эльф, который путешествует на великолепном белом скакуне. В крайнем случае, придется напялить маскировку и перекрасить Ветерка в другую расцветку, ведь это совсем несложно, если имеешь под рукой нужные травки и знания.

Но вечером, когда неспешной рысью ехал по дороге к Вориаку, случилось происшествие, многое мне объяснившее. В тот момент я как раз думал о том, как быстро и аккуратно переправить библиотеку Темного Снежане, Сделать это нужно было в ближайшее время, так как это может стать сильным козырем в дальнейшем противостоянии с Империей. Ведь если эльфы разберутся во всех записях мага, научатся создавать изобретенные им плетения, да и потом обучат им альтаров и одаренных Мардинана, можно будет если не померяться силами с имперскими магистрами, то хотя бы аккуратно погрозить им пальчиком при случае, чтоб не лезли, куда не следует. Вот от этих мыслей меня и отвлекло возрастающее чувство тревоги. Быстро оглядевшись, я заметил впереди в сотне метров от меня скопление аур и злорадно улыбнулся. Разбойники! Только вас мне и не хватало для полного счастья! Как раз случай представился размяться и вспомнить старые навыки.

Первым делом я активировал защитный кокон, растянув его еще и на Ветерка, чтобы того не зацепило ненароком шальными стрелами, а потом поехал дальше, изображая обычного ничего не подозревающего путника. Когда я достиг места засады, впереди рухнуло ветвистое дерево, преграждая дорогу, а позади из кустов выпрыгнули четверо дюжих молодцев с косами и топорами, закрывая путь к отступлению. По бокам кусты тоже зашевелились и оттуда начали вылезать мужики, вооруженные кто чем. У одних были лопаты, у других — дубинки, вилы и только один из них имел саблю. Наверняка именно он и был вожаком. Я же, пока они окружали меня, спокойно сидел в седле и слегка разочарованно наблюдал за разворачивающимся действием.

Разбойники мне попались то ли глупые, то ли неумелые. Они заметно отличались от тех, с которыми я уже встречался. Во-первых, все члены банды были чистыми и опрятными. Ну, не совсем чистыми, все-таки они довольно долго в кустах сидели, понацепляли на рубахи колючки, и другой мусор, но от них не несло бомжениной так, что дух перехватывало. Во-вторых, стрелков среди них не было. Странно, но ни одного лучника на деревьях вдоль дороги я не обнаружил. У разбойников имелся всего один арбалет, который держал в руках худенький паренек. Это приспособление было громоздким, неказистым, видимо, представляло собой образец раритетной модели времен Великой Войны или просто было дешевым самопалом. Арбалетище этот весил довольно много, потому парень с другом удерживал его направленным в мою сторону, но судя по тому, как подрагивали его руки, попасть в меня он не смог бы при всем желании. Напоследок можно было отметить, что некоторые из разбойников жутко нервничали, а это значило, были новичками, впервые участвующими в грабеже.

Сложив все это вместе, я пришел к выводу, что никакие это не лесные братья, именуемые разбойниками. Просто мужики одной из деревень то ли приключений захотели на свою голову, то ли развеяться решили, развлекаясь таким образом. Мне даже убивать их отчего-то расхотелось.

— Эй, ушастый! А ты знаешь, что за проезд по этому лесу полагается плата? — спросил меня мужик с саблей.

— Не имею понятия, — ответил я, улыбаясь. — И велика ли плата?

— Все, что у тебя есть в кошельке, — ответил главарь.

— Нет, ребята, это много. Серебрушку на пиво я, так уж и быть, могу вам дать, потому что вы сумели слегка поднять мне настроение, а на большее не рассчитывайте!

— Эй, ушастый, не наглей! Бросай мне свой кошелек и езжай дальше, а не то можешь и по голове дубинкой получить!

— А у меня для вас встречное предложение, — не переставая улыбаться, ответил я. — Вы убираете дерево с дороги, извиняетесь за свою выходку и остаетесь в живых. Как вам такой вариант?

Внезапно один мужичок из тех, что с топорами закрывали мне путь назад, быстро подбежал к главарю и громким шепотом, так что и мне было слышно, прошипел ему в ухо:

— Павин, это же сам Алекс!

— Да не может быть! — отмахнулся главарь.

— Точно говорю! Погляди же! Все так, как про него рассказывали — и мечи за спиной, и конь белоснежный, и сам он страха не ведает. Нужно извиняться, пока не поздно, иначе он всех нас мигом своей магией сожжет!

Главарь еще раз взглянул на меня недоверчиво, а я стер с лица улыбку. Похоже, даже развлечься не получится.

— Эй, путник, а как звать тебя? — обратился ко мне главарь.

— Павин, тебе же это только что сказал твой друг, — сказал я в ответ.

Реакция главаря последовала незамедлительно. Он бросил на землю саблю и упал на колени:

— Не гневайтесь, ваше высочество! Простите нас, неразумных!

Остальные тоже побросали на дорогу топоры, садовый инвентарь и рухнули на колени, не на шутку перепугавшись. Парнишка так вообще со страху впал в ступор и уронил себе на ногу раритетный арбалет. Тот жалобно вжикнул и послал стрелу куда-то в лес, только чудом никого не задев.

— По глупости это мы, не со зла! — продолжал распинаться заводила. — Просто пошутить решили, да не знали, что так получиться может…

Я еще послушал немного его причитания, но когда он на коленях стал подползать ко мне поближе, молитвенно вытягивая руки, то не выдержал, брезгливо поморщился, а потом рявкнул:

— А ну-ка встать!

Все мужики мигом подскочили и вытянулись по струночке.

— Ты это оставь! Все вы прекрасно понимали и осознанно зло другим причинить собирались. Наверняка деньжат решили подзаработать, а трудиться не желали, вот и вышли на дорогу. Ведь дубинкой махать, это не горшки лепить, правда?

— Простите, ваше магичество! — опять рухнул на землю главарь. — Демоны попутали! Клянусь, если пощадите, опять вернусь за станок и с утра до ночи с глиной возиться буду!

Остальные тоже по примеру Павина опустились на колени, а я недоумевал — неужели, он действительно гончар? Я ведь просто для наглядности сказал, чтобы выяснить, есть ли у мужиков остатки совести. Что ж, тогда мне становится понятен тот ужас, который он сейчас испытывает. Видимо, решил, что раз уж я маг, то знаю абсолютно все. Ладно, все равно убивать их мне не хотелось, так что придется отпустить, но напоследок проучить немного, чтобы впредь неповадно было шалить на дороге.

— Встать! — снова приказал я.

Дождавшись, пока напуганные мужики поднимутся с колен, я обратился к Павину.

— Хорошо, я пощажу вас, и даже не буду наказывать за эту выходку, но кое-что все же сделаю.

Я картинно вытянул руку вперед. На ней появился маленький огненный смерчик, который сперва увеличился в размере, а потом из него выплыли четырнадцать светлячков, которые полетели в разные стороны и исчезли, коснувшись груди каждого из разбойников. Когда последний светляк погас у сердца главаря, я сжал ладонь в кулак и погасил смерч.

— Теперь в каждом из вас появилась частичка магического огня. Если еще хоть раз вы выйдете на дорогу и станете заниматься разбоем, то она сожжет ваше тело. Медленно и мучительно. Так что советую вернуться к праведной жизни и даже не помышлять ни о чем подобном!

Ошеломленные разбойники сначала смотрели на меня, не понимая, что все уже закончилось, а потом наперебой принялись благодарить. Напомнив им про дерево, я подозвал к себе того мужичка, что говорил обо мне Павину, и пока остальные пыхтели, оттаскивая преграду с дороги, спросил, откуда тот так много обо мне знает. Оказалось, что про меня ему десятицу назад рассказывал свояк, который был в соседнем городе на ярмарке и там слышал истории про мага-эльфа, брата короля и героя Мардинана, которому его величество лично подарил великолепного белого скакуна. Уточнив подробности, я узнал о себе много интересного. Оказывается, я в одиночку разгромил кочевников, перебил толпу имперских магов, покорил гномов и эльфов, присоединил их государства к Мардинану и совершил еще сотню мелких подвигов, о которых сам даже не догадывался. Слегка удивленный я поблагодарил мужичка за информацию и обратился к уже закончившим расчистку дороги разбойникам:

— Напоследок запомните одну вещь. Это я такой добрый и милостивый, что могу простить вас, но вот бойцы отряда Королевских Кэльвов, которые вскоре частенько будут ездить по дорогам Мардинана, таких шуточек не понимают. Что поделать, туго у парней с юмором. Вот они с разбойниками даже не разговаривают, а сразу режут на части. Так что передайте всем своим знакомым, если кто-нибудь из них захочет добывать себе деньги подобным образом, пусть сперва дважды подумает, стоит ли лишаться жизни из-за нескольких монет.

Тронув с места Ветерка, я оставил позади незадачливых разбойников и только через несколько минут скачки дал волю смеху. Уж больно рожи у них были… благоговейные донельзя. Как будто сам Единый спустился с небес, или где он там обретается, и наставил чад своих на путь истинный. Отсмеявшись, я подумал, что вообще-то в данной ситуации смешного ничего нет. Зато становится понятным внимание, которое мне оказывали жители городов. Еще бы, ведь если в какой-то занюханной деревеньке знают все слухи обо мне, то что уж говорить о крупных городах. Короче, свинью мне Фариам подложил конкретную. Не нужно было меня перед толпой награждать, ведь если в рядах знати я сильно прославился, то простому народу был практически неизвестен. А вот после церемонии слухи и сплетни методом испорченного телефона распространились по всему королевству, да и сделали из меня некоего героя со многими подвигами, один другого абсурднее…

Стоп! Нет, что-то тут не сходится. После церемонии прошло не так уж много времени, чтобы весть разнеслась по всей округе. Торжество было в обед, значит, в соседнем городе новости могли быть известны только следующим вечером. Тогда в том городе, который я покинул сегодня утром, они должны были появиться в лучшем случае через два дня. Хоть слухи — вещь очень быстрая, но ведь не молниеносная. А свояк мужичка узнал обо мне десятицу назад. Что же получается? А получается маленькая нестыковка. Нет, я еще могу поверить в то, что он мог знать мое имя, то, что я брат короля и езжу на белом коне, ведь разговорники никто не отменял, но за столь короткое время просто не могло появиться так много сплетен о моих подвигах… Разве что их кто-то сочинял специально!

Я замер в седле, как громом пораженный, а потом протянул:

— Мля-я-я…

Вот теперь я понял, что мои проблемы только начинаются, и даже знал, кто был их виновником. Порывшись в кармане, я достал золотую монетку и сжал ее в руке.

— День добрый, Алекс! — раздался из амулета радостный голос Фариама. — Как путешествие?

— Братишка, — спросил я в ответ елейным голосом. — А не объяснишь ли ты мне, откуда ко мне вдруг пришла столь дикая популярность? Не расскажешь, почему в народе рассказывают о сотнях моих подвигов? Не поделишься, какого хрена ты все это устроил!!!

Фариам вздохнул, а потом недовольно сказал:

— Гад ты!

— Это я гад?!! — возмутился я.

— Да! Из-за тебя мне теперь придется платить Мирину двойную цену за сотню гномьих арбалетов. Дракон меня задери, ну зачем я с ним поспорил!

— А поподробнее? — гневно спросил я. — На что вы спорили в этот раз?

— Ты не обижайся, Алекс, но я был уверен, что ты так и не догадаешься обо всем, а вот Мирин доказывал, что быстро все поймешь и будешь потом долго ругаться. Даже советовал признаться сразу…

Фариам замолчал, но меня этот ответ не устраивал.

— Фар, не юли и расскажи все в деталях!

И брат рассказал, да так, что у меня уши в трубочку от стыда заворачиваться начали. Нет, я правильно догадался об источнике-распространителе слухов, вот только не представлял всех масштабов катастрофы. Оказалось, что Фариам не пропустил мимо ушей мои слова о том, что на Темного мага вполне могут объявить охоту имперцы и под шумок перебьют всех тех, кто будет рядом. Но он также запомнил и мои рассказы о пиар-технологиях, применяемых на Земле. В общем, из его первоначального замысла вылепить из меня фигуру героя-защитника, который к Темному магу не будет иметь никакого отношения, выросла идея превратить меня в национального кумира.

Все началось с того, что король пустил слушок среди важных людей, что именно я добился образования Союза. И поэтому мое появление на первом совещании было не только представлением, но и своеобразной проверкой, устроенной мне недоверчивыми торговцами. Поначалу Фариам хотел тайком поддержать меня, но затем с удивлением обнаружил, что мало того, что я неплохо разбираюсь в торговле, так еще и умудряюсь глядеть на сложную ситуацию с разных сторон, как и не стесняюсь отстаивать свою точку зрения. Все присутствовавшие на собрании «акулы бизнеса» на следующий день, осмыслив произошедшее, заверили Фариама, что в результате такого яркого доказательства моей… хм… разумности, они убедились в необходимости образования Нового Союза, поэтому будут всячески поддерживать его в дальнейшем. Поэтому и Большой Совет прошел так гладко, хотя традиционно длился от трех дней до десятицы. Но это я забегаю вперед.

А после совещания Фариам продолжил мою пиар-кампанию и на церемонии награждения рассказал обо всех моих заслугах широким массам. Но этим все не ограничилось. Одновременно с поднятием моего авторитета у знати, который я осуществлял уже собственными силами, присутствуя на дворцовых мероприятиях, Фариам развернул широкую работу в народе. Именно он придумал образ Алекса Защитника (прозвище Светлый он отверг как банальщину), который начал оперативно внедрять. По его приказу с помощью разговорных амулетов были быстро распространены распоряжения о найме огромного количестве бродячих музыкантов, которые стали своими песнями прославлять нового героя во всех городах Мардинана. Королевскими разведчиками была также проведена работа в этом направлении — под видом собутыльников они подсаживались к крупным компаниям в трактирах и рассказывали, что воевали вместе с самим Алексом, который… и дальше по тексту.

Ну а певцам-музыкантам выдали общие темы и идею, поэтому они уже начинали пороть совершеннейшую отсебятину, руководствуясь только своей фантазией. Так и пошли среди населения разные песни типа «Алекс и разбойники», «Алекс и кочевники», «Алекс и эльфийская принцесса»… Перечислять можно было практически бесконечно. Именно они и породили множество всяческих слухов о моих героических подвигах. Хотя, не только моих. Так, например, момент с братанием был художественно переработан — оказывается в тот момент, когда я сражался с имперским архимагом и уже был практически побежден, подоспел Фариам и зарубил супостата своим Черным мечом. После этого в благодарность за спасение моей жизни я и предложил королю обменяться кровью.

Пиарщики работали оперативно, поэтому уже на следующий день после церемонии награждения во всех крупных населенных пунктах знали обо мне, еще через два дня каждый житель любого города Мардинана услышал хотя бы один из моих подвигов, а через пять дней даже в самых захудалых деревнях последняя старуха, всю жизнь маявшаяся склерозом, прекрасно знала, кто такой Алекс. Причем реакция на события была молниеносной. Уже ночью того дня, когда я опустошил алтарь в храме, поэты с небывалым вдохновением, щедро оплаченным полновесным золотом, сочиняли баллады о том, как Единый подарил мне свое благословение, заканчивающиеся выводом, что я — первый, кто стал святым еще при жизни.

В общем, я слушал все это и понимал, что в такое… я еще ни разу не вступал. И самое обидное, я понимал, что Фариам поступал абсолютно правильно, избавляя меня и королевство от угрозы имперцев, и от этого злился еще больше. Я помнил, как ко мне относились жители Города, и свои ощущения при этом, но то, что происходило сейчас, было раз в десять похуже. Что ж, теперь из Мардинана придется делать ноги как можно быстрее, спасаясь от популярности. И еще хорошо хоть люди автографы у меня не просят и на сувениры не разрывают, все-таки член королевской семьи. Но на колени уже становятся, факт!

— Ну, что скажешь? — спросил Фариам, закончив исповедь.

— …! — сказал я и вздохнул.

Худший кошмар в моей жизни сбылся. Я стал героем. Причем не в глазах нескольких человек, а для всего населения немаленького королевства.

— Прости, Алекс, выхода другого не было.

— Был! — ответил я. — Меня можно было просто убить, это было бы значительно проще и решило бы разом все проблемы. Почему ты в самом начале у меня об этом не спросил? Мы бы спокойно обмозговали, как это получше сделать, чтобы у всех не было никаких сомнений.

— Алекс, ты в своем уме? — удивился Фариам.

— А что тебе в этом варианте не нравится?

— Знаешь, я знал, что ты не вполне нормален, но вот что настолько!.. По-твоему, мертвым быть лучше, чем героем?

— Конечно! — ответил я. — Никакой известности, никаких восхищенных взглядов, вообще никаких проблем!

— Алекс, я понимаю твои претензии, но на это я бы никогда не пошел. Ты же мой брат! Как я могу тебя убить, пусть даже с благими намерениями?!

— Фар, ты чего? — удивился уже я, но потом прозрел и засмеялся.

— Ты действительно ненормальный, — заключил Фариам, послушав мой ржач.

— Ох, братишка, ну насмешил! — давясь смехом, сказал я. — Ты что думал, я собираюсь умирать по-настоящему? Нет, я же не такой идиот. Разыграли бы отличный спектакль, где меня подло убивает какой-то предатель ударом в спину, на глазах у сотен свидетелей, а потом похоронили бы любое тело с иллюзией моей внешности. Я одно плетение изобрел, которое создает просто идеальную маскировку, так что никто не смог бы догадаться про подлог, даже маги. В общем, зря ты все это затеял, не посоветовавшись со мной. И именно поэтому я теперь сильно обижаюсь!

В ответ на это Фариам облегченно сказал:

— Слава Единому! А я уж было беспокоиться начал за твой разум. Все-таки еще никогда не было случая, чтобы человек получал двоих кровных братьев, а у тебя их уже четверо, так что у меня был повод…

— Алону забыл, — перебил его я. — И не переживай, с моим разумом все в порядке, да и вообще братание на него не влияет. Это характер может меняться, но и то, не кардинально, а только усиливаются некоторые черты. И, по-моему, Ваз не совсем точно объяснил мне всю технологию этого процесса. Происходит не перераспределение черт между братьями, что делает их близнецами по духу, а просто активизируются некоторые стороны характера, которые были выражены слабее всего у одного из них. Так, например, после первого случая мое прагматичное отношение к жизни никуда не исчезло, просто под влиянием Алоны, несколько возросло значение моей совести. А у сестренки наоборот — романтическая ересь из головы не выветрилась, но зато появилось намного больше рациональности. У меня в дороге было много времени поразмышлять над этим и покопаться в себе.

— Я рад, Алекс, что с тобой все отлично, — сказал Фар. — Да, признаю, я ошибся, не став посвящать тебя во все детали своего плана, но все равно твой вариант с похоронами мне не по душе. И если бы я выслушал его раньше, то отклонил бы, не задумываясь. Ты нужен королевству, с какой стороны ни посмотри. Именно ты, а не память о каком-то герое из ниоткуда!

Я не нашелся, что на это ответить.

— Брат, думаю, ты понял, почему я так поступил…

— Да понял я, понял, — недовольно произнес я. — Если бы я узнал об этом раньше, то просто сбежал бы подальше еще после битвы, оставив вас самих разгребать все это. Но перед моим отъездом из столицы ты мог сказать мне об этом, чтобы я хоть… морально подготовился что ли.

— Алекс, я ведь говорил…

— Ах да, спор. Помню… Ладно, прощу и на этот раз. Но чтобы больше такого не повторялось! И не смей решать что-нибудь за меня, пока я далеко. В крайнем случае, хотя бы посоветуйся и поставь в известность, если это меня каким-то боком касается. А то вдруг я ненароком узнаю, что заочно обручен с принцессой какого-нибудь королевства?

— А как ты догадался? — удивился Фариам. — Мы ведь только начинаем переговоры с королем Шалевии по поводу его дочки.

— Да чтоб вас всех пидкынуло та гэпнуло! — не сдержался я и заскрипел зубами.

В ответ брат громко расхохотался. Послушав его заливистый смех, я все-таки понял, что он шутит, а потом, пообещав припомнить все его дебильные розыгрыши, прервал связь. Нет, с такими родственниками действительно можно чокнуться! Вертят бедным мной, как хотят, не считаясь с моими желаниями. Дождутся, гады, что я разозлюсь и в отместку тоже пошучу, по-своему! Украду парочку принцесс из окрестных королевств, а потом женю на каждом братике, пусть мучаются. Правда, Ваз выйдет сухим из воды, но и для него можно что-нибудь веселенькое придумать… Нет, сначала нужно подучить географию и политическое устройство здешнего мира. А то ведь я кроме Империи и нашего Союза других стран-то и не знаю.

Ночью я остановился прямо в лесу, вспомнив, каково это — спать под открытым небом, а наутро снова двинулся дальше, избегая крупных городов и лишь один раз заехав в мелкую деревеньку, чтобы пополнить запас продуктов. Вот так, не особо напрягая Ветерка, вечером седьмого дня пути я добрался до Зингарда. Перед тем как въехать в него, я долго размышлял — а стоит ли? Но потом понял, что просто хочу нормально отдохнуть на чистой и мягкой постели. Подумав о том, нужно ли мне надевать маскировку, решил отказаться от этой идеи. Зачем утруждаться? Пусть смотрят, если хотят!

Дав несказанно удивившимся стражам серебрушку за въезд и даже не став брать с них сдачу, попросив на нее выпить за мое здоровье, я снова очутился в городе своей боевой славы. Эх, как же я здесь поразвлекся! Приятно вспомнить. А слухи про невидимого убийцу наверняка еще бродят по Зингарду, будоража тайные страхи горожан. Останавливаться в гостинице, что была рядом с северными воротами, я не стал, вместо этого проехав дальше по центральной улице в поисках подходящего места. Вскоре меня остановили ароматы, доносившиеся из открытых дверей одного трактира. Не в силах сдержать слюну, я решил зайти внутрь. Трактир оказался большим и просторным, в нем было даже несколько комнат наверху, сдававшихся постояльцам, одну из которых я и взял на ночь. Конюшня при трактире также была. Небольшая и пустая, но меня заверили, что о Ветерке позаботятся.

Приказав принести наверх воду, я оставил там сумки, а сам спустился в общий зал, сел в уголке и заказал всего и побольше. Пока повара спешили выполнить мои требования, я потягивал пиво из кружки, а посетители трактира внимательно меня рассматривали. Хорошо еще что подходить, заговорить и набиваться в компанию не пытались. То ли испытывали страх, то ли просто робели. Поэтому лишь переговаривались между собой, глядя на меня во все глаза. Это неудобство я вынес стоически, а когда принесли еду, то вообще перестал замечать.

Когда я уже не из чувства голода, а просто, чтобы не оставлять на тарелке, доедал мясной салат, в трактир ввалилась подвыпившая компания из шести мужиков и оккупировала один из столиков. Заказав вина, они продолжили что-то праздновать, наполняя помещение криками, шумом и пьяным смехом. Спустя несколько минут, опустошив один из принесенных кувшинов, компания начала задирать посетителей, отпуская шуточки и непристойности. Видимо, достигнув нужной кондиции, мужиков потянуло на подвиги. Когда же к ним подошел хозяин заведения и попросил вести себя пристойно, компания грубо послала его и продолжила наливаться вином. Я же в этот момент решал непростую дилемму — попытаться съесть последние три пирожка с вареньем, или забрать их с собой? В первом случае мне грозило лопнуть, так как пирожки были немаленькие, а во втором — испачкать карманы.

От решения этой очень важной задачи меня отвлекли крики. Компания общими усилиями все же нашла себе жертву — двух парней, которые до этого тихо беседовали за крайним столиком. Вконец достав их оскорблениями, они вынудили парней допустить ошибку — попросить выпивох заткнуться. Вот тогда и начались крики. Причем не от главных действующих лиц. Кричал хозяин трактира:

— Эр! Эр! За что я тебе деньги плачу?!

Тем временем я наблюдал, как подвыпившие мужики поднялись и, покачиваясь, направились к парням с целью «проучить сопляков». Мысль вмешаться в мою голову даже и не приходила. Во-первых, потому что с набитым животом драться неудобно, а магией пользоваться было лень. Во-вторых, потому что парни и сами могли за себя постоять, так как слабаками не выглядели и шестерых пьяниц могли если не разогнать, то хотя бы охладить их пыл. Ну и, в-третьих, потому что мое внимание привлек новый персонаж, появившийся из неприметной дверцы, ведущей в подсобку.

Тот самый Эр, которого звал трактирщик, подошел к компании, начавшей от слов переходить к действиям, и громко попросил их расплатиться, а потом проваливать отсюда. Найдя себе новый объект для развлечения, пьянь естественно поинтересовалась на разные голоса «А кто ты такой? А не пошел бы ты? А хочешь по морде…» и так далее. На что Эр повторил свои требования в более грубой форме и добился того, что один из мужиков ударил его. Вернее, попытался, потому что трактирный вышибала сместился чуть в сторону, а сам ударил нападавшего в солнечное сплетение, вынуждая того со стоном опуститься на пол.

Остальные не стали ждать и поддержали благое начинание. Двум Эр неслабо зарядил в лоб, одному по печени, а остальным, обошедшим с боков, достались удары между ног. Согласен, не по-джентельменски, но зато очень действенно. После пяти секунд драки двое валялись без сознания, двое держались за причинные места и не помышляли о продолжении, но вот тот, у кого пострадала печень и очухавшийся первый были готовы вновь вступить в бой. Один ринулся на вышибалу, размахивая руками и никак не попадая в ловко уклоняющуюся цель, а второй в это время поднял здоровенную лавку, которая в этом заведении к полу не крепилась. Взмахнув ею над головой, благо высота помещения позволяла, он подходил к дерущимся с явным намерением приласкать кого-нибудь этим предметом мебели.

Тем временем вышибала захватил руку пьяницы и врезал ему локтем в грудь, сбивая дыхание, а потом двумя точными ударами по физиономии отправил буйного посетителя в глубокий нокаут. Именно это мгновение решил использовать второй, чтобы опустить свою лавку. И вот тут я решил вмешаться. Вытянув магический захват, я аккуратно оттолкнул вышибалу с траектории движения мебели. Лавка пронеслась мимо и ударила только начавшего падать нокаутированного заводилу по плечу. Послышался хруст, но не лавки, и я понял, что пробуждение мужику обеспечено весьма болезненное. Пока последний буян не поднял свое орудие вновь, Эр подскочил к нему и несколькими ударами по голове заставил потерять сознание.

Драка была закончена. Вышибала оглядывался по сторонам, ища того, кто помог его голове избежать встречи с лавкой, хозяин трактира подошел к поверженным и начал снимать с них кошельки, а я смотрел на Эра и ждал, когда же он меня заметит. Почему я решил ему помочь? Все просто. Потому что трактирным вышибалой оказался эльф. Эринэль. Мой ровесник, с которым я вместе учился в эльфийском лесу, мой неизменный спарринг-партнер до того момента, как я стал изучать магию, мой приятель, с которым я вполне нормально мог общаться в то время, когда сам был эльфом.

Когда Эр наткнулся на мой взгляд, я махнул ему рукой и подумал, что решение не надевать в городе маскировку было правильным. Вот и Эринэль, увидев сородича, сразу же заинтересовался, но подошел не раньше, чем вместе с трактирщиком выкинул на улицу все постанывающие, грязно матерящиеся и совсем бесчувственные тела.

— Приветствую вас! — слегка поклонился эльф, когда приблизился к моему столику. — Как я понимаю, это вы помогли мне избежать удара?

— Именно. И вот теперь мне хочется немного поговорить. Присаживайся.

Парень поколебался, но потом аккуратно сел на краешек моей лавки и спросил:

— А как ваше имя?

— Алекс, — ответил я. — И давай сразу перейдем на ты. Мне так проще. Бери пирожок, поверь, он очень вкусный, и поведай мне, как ты тут очутился.

— А разве вы не спросите мое имя?

— Нет, я тебя прекрасно знаю, — усмехнулся я. — И теперь вот сижу и гадаю, что же один из самых лучших защитников леса, отличник школы стражей и прочая делает посреди человеческого города, да и еще устроившись на такую паршивую работенку?

Парень побледнел и поднялся.

— Вас послали старейшины? Я не вернусь в лес, так и знайте!

— Эринэль, сядь и успокойся! Никто меня не посылал. Я и сам кого угодно пошлю, причем далекими извилистыми путями. И заставлять возвращаться тебя в лес я тоже не собираюсь. Так что перестань трястись и расскажи мне все по порядку!

Слегка успокоившись, парень сел на лавку и спросил:

— Если вас послали не старейшины, то тогда откуда вы столько обо мне знаете?

— Баш на баш, — улыбнулся я. — Ты мне рассказываешь про свою жизнь, а я рассказываю, почему хорошо тебя знаю.

Эринэль принялся говорить. Вначале медленно и неохотно, так что мне приходилось задавать множество уточняющих вопросов, но потом разошелся и оставил страх. А все дело оказалось очень простым. Когда не вернулась вторая группа, преследовавшая меня до Зингарда, старейшины долго совещались, но потом собрали третью, куда вошли практически все стражи, которые остались в эльфийском селении. Их набралось всего двадцать, причем только один из них был профессионалом, а остальные — едва обученные малолетки. И вот они отправились по следам первых двух групп с заданием узнать, куда пропали остальные, и найти Убийцу.

Первый сюрприз они обнаружили через сутки бега — лагерь разбойников с обглоданными костяками. Видно, кэльвы хорошо потрудились. Определив, что тут окончил свое существование один из отрядов, посланцы совершили ошибку. Задержавшись неоправданно долго на месте битвы, они подверглись нападению нескольких пушистиков. Похоже, что те очень плохо восприняли вторжение на их территорию. Потеряв в бою с кошками своего наставника, который вместо того, чтобы бежать, как все остальные, решил испытать свое владение мечами, эльфы покинули страшное место, а затем побежали дальше по дороге. Спустя полдня пути они зашли в одну из деревень, где узнали, что второй отряд не так давно тоже проходил здесь. Через трое суток достигнув Зингарда, посланники старейшин узнали печальную новость — все их сородичи были уничтожены Убийцей, а его самого обнаружить не было возможности.

Посовещавшись для приличия, эльфы решили, что их миссия невыполнима, и поняли, что назад дороги нет. Поэтому они стали потихоньку привыкать к жизни в человеческом обществе. Предположив, что поодиночке они гораздо быстрее отыщут подходящие для себя занятия, эльфы разошлись по разным направлениям, чтобы найти свое место в мире. Эринэль попытался податься в торговцы, но добился только того, что ему пришлось продать свой лук, чтобы возместить убытки. Потом попытал счастья в качестве подмастерья портного, но после нескольких месяцев работы ушел, поняв, что такого заработка на хорошую жизнь не хватит. А дальше был поиск работы, продажа кинжала и, наконец, случайная встреча с хозяином этого трактира, где он работает уже полтора месяца. Как я понял, парень неплохо устроился, получая жилье, кормежку, да еще и приличную плату за то, что каждый вечер следил за порядком в заведении. Подобные выходки случались часто, поэтому работы у Эринэля хватало. Кроме того он еще давал по утрам частные уроки богатым людям, желающим подтянуть свое мастерство владения мечом, так что был полностью доволен своей жизнью.

Остальные эльфы тоже где-то определились, но прочные связи у Эра остались только с пятью из них. Один устроился наемником и большую часть времени проводил, охраняя клиентов, один удачно женился, а трое на данный момент живут в маленьких деревнях и считаются превосходными огородниками. Двое уже построили себе дома на те деньги, которые заработали, поставляя в окрестные города свежие фрукты. Звали и Эринэля присоединиться к ним, но у того с детства было плохо с магией леса. Вот такая история.

— То есть ты с момента своего ухода в Эльфийском лесу больше не появлялся? — уточнил я у парня, когда тот закончил.

— Нет.

— Жаль, — пробормотал я.

Информация о настроениях, царящих сейчас там, мне бы не помешала, но придется обходиться тем, что есть. И так понятно, что вся молодежь срывается оттуда при первой возможности, иначе те два десятка ушастых не остались бы в Мардинане, а отправились бы домой.

— Теперь ваша очередь, — сказал Эринэль. — Откуда вы меня знаете?

— А мы росли вместе, — ответил я задумчиво.

— Но я вас не помню!

— Помнишь. Просто у меня тогда было другое тело. И звали меня не Алекс, а Лавиниэль.

Эльф ошеломленно уставился мне в лицо.

— Этого не может быть!

— Может, Петрушка, может! — усмехнулся я.

Эринэль только открыл рот, не в силах что-нибудь произнести, а я с улыбкой вспоминал, как к нему приклеилось это прозвище. Больше десяти лет назад, когда мы еще были детьми и только начинали изучать магию леса, у Эра довольно долго не было результатов. Он даже не мог заставить семечко проклюнуться. И вот, когда уже все учителя махнули на него рукой, он на одном занятии со злости выплеснул в землю столько энергии, что на поверхности сразу появились ростки зелени, в которых угадывалась знакомая травка. Сорвав их, маленький Эринэль потом долго бегал по поселку, радостно крича: «Петрушка! Петрушка! Я вырастил петрушку!». С того времени и повелось.

— Но ты же умер! — воскликнул Эр.

— Тише! — попросил я. — На нас и так оборачиваются… Нет, я не умер. Это был один магический опыт, который закончился совсем не так, как ожидалось. Подробности я рассказывать не хочу, но в общих чертах — Лавиниэль, которого ты знал, и обреченный человек слились воедино и в результате появился я.

Эльф похлопал глазами, а потом спросил:

— Значит ты — Убийца?

— Так меня называли старейшины, но это только их точка зрения. Если бы они не задумали меня убивать, никто из эльфов не пострадал бы. А так как старики затеяли на меня охоту, мне ничего не оставалось, как уничтожить охотников. Я ведь не хотел умирать.

— Но ведь среди них были и Алин, и Лис, и Жива. Они же были твоими друзьями? Как у тебя поднялась на них рука?

Я бы мог ответить, что друзей у меня не было, когда я был эльфом, но произнес совершенно иное:

— Эр, когда меня убивают, я не смотрю на лица. И Лису я дал возможность уйти. Просто попросил оставить меня в покое. Но он не послушал меня, в результате чего и умер.

— Но ведь и мне дали задание убить тебя!

— А ты этого хочешь? — спросил я Эринэля.

Тот вздохнул и опустил плечи.

— Раньше хотел, а сейчас уже не знаю. Ты ведь действительно Лавиниэль, я этому верю… И я не представляю, как бы поступил, окажись на твоем месте.

Он помолчал, а я в это время допивал свое пиво, чувствуя, что меня начинает клонить в сон.

— Лав, а скажи, каково это — быть тем самым Убийцей?

— Эр, не будь ребенком. Все эти прозвища типа Убийца, Защитник, Разрушитель или Справедливый — только громкие титулы для толпы. Их можно заслужить, купить, выдумать или просто получить в подарок, как в моем случае. Но все они ровным счетом ничего не стоят. Можно быть тем, кем хочешь, а можно стать тем, кого хотят видеть в тебе окружающие. Я всегда выбирал первый вариант, и буду придерживаться его впредь, чего и тебе желаю.

— Защитник? — переспросил Эринэль. — Алекс Защитник? Так это о тебе здесь все говорят вот уже десятицу? Это ты тот самый герой Мардинана?

Я поморщился.

— Вот именно об этом я тебе и говорил… Ладно, у меня уже глаза слипаются, поэтому я пойду наверх посплю, а если захочешь, утром мы можем продолжить разговор за завтраком. Идет?

— Хорошо, Лав… Алекс, — кивнул Эр.

Поднявшись наверх и слегка пожалев о о своем обжорстве, я ухитрился помыться в небольшой бадейке с водой, а затем растянулся на кровати, не забыв поставить сигнальный контур. На все сто я Эру не доверял, поэтому перестраховался. Вдруг он меня захочет спящего прирезать? Нет, почти никакой ненависти я не заметил в его чувствах, но кто знает, куда он может зайти в своих размышлениях? Ведь вполне может решить, что долг перед народом важнее и отправиться мочить Убийцу. Это была моя последняя мысль, а потом я заснул, снова отправившись во владения Темноты.

Ночь прошла спокойно. Если у Эриэля и появлялись мысли о моем убийстве, то он не стал их воплощать в жизнь. Более того, за завтраком эльф вел себя вполне адекватно и без вчерашнего ошеломления. Мы с ним поговорили часок о всяком разном, вспомнив несколько случаев из детства, по молчаливому уговору не касаясь событий моего побега, а потом расстались по-дружески. Напоследок я посоветовал ему никому не рассказывать то, что он узнал от меня про слияние душ и прочая, потому что это все позорит в первую очередь самих эльфов. Нет, я, конечно, разрешил Эру рассказывать всем любопытным, как мы вместе росли, как учились, и как я потом захотел мир повидать и отправился совершать свои подвиги. В том, что такие любопытные будут, я не сомневался. Уж очень внимательными взглядами окидывали нас посетители трактира, поэтому я догадывался, что как только его покину, Эринэль рискует узнать на собственной шкуре о том, что такое популярность.

Спустя еще час я выехал из Зингарда и отправился дальше. Всю дорогу меня не покидало странное чувство узнавания. Я возвращался по своим следам и замечал знакомые места, рождавшие множество воспоминаний, как хороших, так и не очень. Это было непривычно, но неожиданно приятно. Интересно, мелькнула у меня мысль, а будет ли мне так хорошо, когда я вернусь на Землю? Ведь я еду в эльфийский лес именно для того, чтобы это узнать. Да, себе я могу признаться, как и Фариаму, что эльфы меня волнуют в меньшей степени, чем возможность отправиться в соседний мир. Потому что там у меня есть дом. Свой дом, в который я могу вернуться. А здесь я пока не нашел места, которое могу так называть. Не гостиницы же мне считать таковым? И уж точно не королевский дворец! Была бы цитадель Темного в жилом состоянии, я бы остался там, но восстановить ее нереально, а строить свой собственный дворец — глупо. Поэтому я и ехал туда, где начались мои странствия, и надеялся, что смогу попасть домой.

Глава 10. Деревня, кэльвы и кое-что еще

Спустя сутки с небольшим, как раз к обеду, я достиг деревни Большая Кочка и не сумел удержаться, чтобы не заехать туда. Мое появление было встречено восторженно. Все взрослые отрывались от работы, увидав меня, и провожали любопытными взглядами, а дети так вообще бежали вслед за Ветерком, крича безо всякого стеснения звонкими голосами:

— Алекс едет! Алекс Защитник!

Помянув незлым тихим словом пиар-кампанию Фариама, я остановился у дома старосты и спрыгнул с седла.

— Эй, хозяева! Есть кто дома?

На мой крик из дома вышел сам староста Иским и удивленно на меня посмотрел. Пока он шел к калитке, удивление сменилось недоверием. Подойдя ко мне, он осторожно спросил:

— Здравствуйте, ваше… высочество?

— Можно просто Алекс, — улыбнулся я. — Не накормите голодного путника? Я хорошо заплачу.

В ответ на это Иским поклонился и радостно воскликнул:

— Прошу прощения, ваше высочество. А я уж было подумал, что обознался! Все-таки не каждый день в нашу деревню заезжают такие гости. Заходите, пожалуйста, будьте, как дома!

Он открыл калитку, пропуская нас с Ветерком, а потом кликнул своего сына, который быстро увел моего жеребца в конюшню и обещал хорошенько его накормить и напоить. Вместе со мной староста направился в дом, а вот там нас поджидал сюрприз, стремительным рыжим бликом появившийся на пороге и зашипевший на меня. Я несколько секунд с удивлением рассматривал маленького кэльва, а потом опустился перед ним на корточки и спросил:

— Привет, Пушистик. Что тут делаешь?

Одновременно я продублировал речь мысленно. Котенок в ответ на это перестал шипеть и посмотрел на меня слегка удивленно, как бы думая, почему это я не бегу подальше, испугавшись его такого грозного. Тем временем Иским крикнул:

— Лина! Разбойница, а ну, поди сюда и забери своего зверя с порога!

Наверняка мое удивление было слишком сильным, поэтому котенок соизволил на него ответить, продемонстрировав несколько образов. В переводе не словесный язык это означало бы:

«Ты чужой. Это дом моей хозяйки. Я защищаю ее».

В ответ я послал ему свои образы, которые обозначали:

«Я — друг. Не причиню вреда хозяйке. Скоро уйду».

Раздался топот маленьких ножек, и на пороге появилась Лина.

— Пушок! Опять ты гостей пугаешь. Вот негодник!

Безо всякого страха она обхватила кэльва и подняла его на руки, прижав к себе. Котенок сразу же стал ластиться к своей хозяйке, а та сказала мне:

— Проходите. Он вас не укусит. Он добрый, просто чужих не любит. А вы эльф? А где ваш лук?

— Лина, а ну брысь отсюда! — преувеличенно грозно сказал староста и обратился ко мне: — Простите, ваше высочество. Заходите в дом.

Я улыбнулся и выпрямился, а потом вошел в комнату. В ней почти ничего не изменилось с моего прошлого посещения. Пока я оглядывался, Иским пошел на кухню, чтобы поторопить жену, которая как раз сейчас готовила обед. Лина, воспользовавшись этим, стала опять приставать ко мне с разными вопросами. Сев на лавку, я поставил рядом мечи, а сам с улыбкой удовлетворял любопытство девочки, глядя, как она гладит разомлевшего у нее на руках котенка. Судя по всему, они меня не узнали, да и не мудрено. Ведь тогда я еще был похож на человека… э-э… в узком понимании этого слова. Так что я подумал, что и не стоит вызывать узнавание, а то возникнет много непоняток, противоречащих образу.

— Лина, не надоедай гостю! — сказал вернувшийся из кухни Иским.

— Не нужно ее прогонять, — улыбнулся я. — Тем более мне самому ужасно интересно, как же она сумела найти себе такого прекрасного защитника?

Пушок, поняв, что речь идет о нем, благодарно мяукнул, совсем как домашний кот, и опять развалился на руках Лины, подставив ей животик для почесывания. А Иским согласился удовлетворить мое любопытство и поведал весьма интересную историю. Оказывается перед сезоном дождей к ним заезжал королевский лекарь, которого тоже звали Алекс… В этот момент он вопросительно поглядел на меня, но я сделал вид, что не понял намека, и стал слушать дальше. Так вот этот лекарь сказал, что кэльвов бояться не нужно, да и вообще, с ними можно подружиться. Поначалу все деревенские посчитали это глупостью, но вот однажды произошел случай, когда один мужик отправился по своей надобности в соседнюю деревеньку. Шел он пешком, и засветло к пункту назначения добраться не успел, вот и решил заночевать в лесу. Развел костер, достал флягу с бражкой и сидел себе спокойно, щурясь на огонь, но вдруг из-за кустов стремительно вылетел кэльв и зашипел, стремясь прогнать непрошенного визитера. То ли бражка сыграла свою роль, то ли мужик вспомнил наставления лекаря, но он не испугался и заговорил со зверем, сказав, что просит прощения, что зашел на его владения и не желает ему зла. Когда же кэльв перестал шипеть, мужик вообще приободрился и сказал, что он друг, сопроводив это утверждение предложенным куском жареного мяса, который лежал у него в мешке. В общем, мужик этот стал героем трех деревень и потом долго рассказывал всем желающим, как сумел найти общий язык с кэльвом.

Вот так и повелось. С того случая все путники стали брать с собой в дорогу кусок мяса и при встрече с кэльвами подкармливать их. Поначалу таких встреч было мало, но потом пушистики освоили бесплатную кормушку и мало того, что брали еду, но и провожали путников до места назначения, охраняя их неведомо от чего, и выполняли роль молчаливых собеседников. Я понимал, что у кэльвов просто начали просыпаться их инстинкты, которые говорили, что у каждого кота должен быть свой хозяин. Но все на этом бы и завершилось, если бы в сезон холодов женщина из соседней деревни не пошла проведать свою сестру. Абсолютно не боясь кэльвов, она путешествовала одна и очень удивилась, когда перед ней на дороге появился пушистик с маленьким меховым комочком в зубах. Он подошел к ней и положил свою ношу ей в руки. Женщина с удивлением рассматривала маленького котенка, который жалобно пищал и тыкался в ее ладони, стремясь спрятаться от холода. Не в силах оставить очаровашку, она нежно спрятала его за пазуху, а взрослому кэльву сказала, что позаботится о малыше.

После этого в трех деревнях появился новый герой, вернее, героиня. Котенок был таким маленьким и симпатичным, что не вызывал никакого страха, и после этого случая женщины, девушки и даже девочки зачастили в лес. Некоторым улыбалась удача, и они возвращались домой с новым питомцем, некоторые уходили ни с чем. Искиму тоже «повезло» и после одной из поездок к брату в его семье появился котенок, которого взяла на воспитание Лина. Это я тоже мог прекрасно объяснить. Как мне рассказывала карха, их сородичи отдавали своих детенышей эльфам, поэтому вполне допустимо, что и кэльвы тоже так поступали. Если бы Каррашша соизволила рассказать подробнее, можно было сказать об этом с уверенностью, а так — приходилось лишь догадываться. Но мои догадки если и были неточными, то находились недалеко от истины. За сезон холодов в деревнях возле эльфийского леса появилось больше пятидесяти котят, которые за несколько месяцев подросли и превратились вот в таких защитников, одного из которых сейчас нежно тискала Лина.

Да, тут было над чем подумать, но плохого в ситуации я не находил. Кто же мог знать, что мое пожелание окажется с такими далеко идущими последствиями? Сказав старосте, что я немного разбираюсь в кэльвах, я рискнул дать ему пару советов на будущее. Как я понял, известия о пушистых защитниках скоро проникнут в самые дальние уголки Мардинана, поэтому здесь появятся некие люди, очень желающие заполучить их себе. Торговцы, ловкачи, пройдохи и другие темные личности — все они будут стремиться наварить на этом неплохие бабки. Вот я и рассказал Искиму о правилах дружбы между кэльвами и людьми. Я проследил, чтобы староста понял, что друзьями-защитниками кэльвы становятся только тем, кто их вырастил, поэтому их нельзя продавать, дарить или заставлять силой подчиняться хозяину. Только котята могут привязаться к своему воспитателю так, что будут всегда защищать его, поэтому тем, кто действительно захочет получить друга-кэльва, нужно все это подробно объяснить, а торговцам и ловцам редких зверей давать отпор.

Я не сомневался, что желающие вскоре появятся, поэтому прямо при Искиме связался с Фариамом и подробно объяснил ему ситуацию. Тот все схватил на лету и пообещал мало того, что направить сюда хороших специалистов и охрану, так еще и назначил старосту главой Первого Кэльвиного Заповедника Мардинана с хорошим окладом. Видимо, брат был впечатлен действиями эльфийских кархов в битве с кочевниками, поэтому захотел и для своих солдат сделать нечто подобное. Ох, чувствую, через полгодика все пограничники в королевстве будут ходить не с собаками, а с кэльвами…

Когда мы закончили объясняться с королем, жена Искима стала накрывать на стол. На меня она сперва поглядывала несколько недоуменно, а потом все же решила спросить:

— А скажите, это не вы вылечили нашу Линочку три сезона назад?

С улыбкой я подумал, что женщины все-таки более внимательны, чем мужики, но вслух сказал:

— Нет, это был королевский лекарь. Его тоже зовут Алекс и он лучший в своем деле. Кстати, он рассказывал мне, что у вас тут была небольшая проблема со знахаркой. Вы решили ее?

— Как нельзя лучше, — ответил староста. — После того, как Алекс покинул нашу деревню, из эльфийского леса вышли несколько отрядов эльфов. Они кого-то искали и спрашивали про всех, кто проезжал через нашу деревню. Так вот, спустя несколько десятиц одна из эльфиек вернулась сюда и стала подыскивать какую-нибудь работу. Я поспрашивал, хорошо ли она в травках разбирается, умеет ли лечить, а потом попросил прогнать мой кашель, который в тот момент отчего-то ко мне прицепился…

— Отчего-то, — передразнила его жена, ставя на стол тарелки. — А не нужно было столько квасу из погреба пить! Как дите малое!

Под моим насмешливым взглядом она слегка стушевалась и староста продолжил:

— Так вот, Риль вылечила меня за день, а потом и осталась у нас работать знахаркой. Хорошая девочка, вот только поначалу печалилась сильно. Что-то она такое натворила, что домой вернуться не могла, вот и переживала. Но вскоре пообвыклась, освоилась, Верку нашему чем-то приглянулась, так что он теперь в ней души не чает. То и дело бегает посмотреть, как она травки разные выращивает. Думаю, если так и дальше пойдет, придется свадебку справлять…

Староста еще говорил, а я ушел мыслями далеко-далеко, к судьбе народа лесных эльфов. Вот так, если бы не я, с полсотни ушастиков остались бы живы, но тогда два десятка эльфов никогда бы не попробовали найти свое место в большом мире. Хорошо это, или плохо, не знаю. Но я уже твердо решил, что предоставлю оставшимся в лесу шанс на спасение, а воспользуются они им или нет — там поглядим.

После сытного обеда я попрощался с семьей старосты, несмотря на решительные возражения, оставил ему золотую монету, сказав, что это Верку на свадьбу, а потом вышел во двор и зашел в конюшню. Там я отыскал своего Ветерка, стоящего рядом с лошадью Искима, оторвав того от поедания овса и сообщив, что нужно ехать. Он недовольно фыркнул и послал мне свое искреннее желание пожевать вкусное сочное яблоко. Это желание было настолько сильным, что я и сам захотел побаловаться фруктами, но со вздохом объяснил жеребцу, что сейчас яблок нет. Не выросли еще. Ветерок в ответ послал мне свое воспоминание о том, как я угощал его яблоками во дворце и я подумал, а почему нет?

Оглядевшись вокруг и не обращая внимания на Искина с женой, вышедших меня провожать, я нашел яблоню, росшую во дворе у старосты. Подойдя к дереву, я понял, что эта яблоня уже давно отцвела и через месяц может порадовать всех своими плодами. Вот только я решил слегка ускорить их созревание, воспользовавшись своими эльфийскими знаниями. Прикоснувшись к шершавому стволу, я сосредоточился и начал действовать так, как учили в детстве — мысленно обхватить растение, проникнуть в саму его суть, слегка ускорить те процессы, которые в нем происходят, и добавить частичку своей силы. Я так увлекся этим, что очнулся только тогда, когда что-то ударило меня по голове. Проводив взглядом спелое яблоко, которое покатилось по земле, я потер макушку и пробормотал:

— Поздравляю, Алекс, ты повторил подвиг Ньютона, можешь добавить его в свою коллекцию.

Это яблоко было не первым. Вокруг меня еще лежало несколько десятков, а на самом дереве ветки просто ломились под тяжестью крупных красноватых плодов. Кажется, я слегка перестарался. Можно было бы обойтись и меньшим количеством силы, а то созревшие яблоки очень напоминали маленькие дыньки. Сорвав десяток, я подошел к Ветерку и принялся угощать друга, да и сам с наслаждением сжевал парочку. Семья старосты в полном составе смотрела на меня с удивлением, а потом Иским подошел и осторожно поинтересовался, что ему теперь делать со всем урожаем. Я только усмехнулся и сказал:

— Все что захотите.

— Ваше высочество, а можно еще один деликатный вопрос? Мне тут Верк сказал, что пока мы обедали, ваш жеребец с нашей кобылкой поженихались в свое удовольствие, вот я и хотел узнать, если приплод появится, что с ним делать? Во дворец везти? Я ведь знаю, что таких скакунов без внимания не оставляют, чтобы породу не портить, да и вообще…

— Иским, не переживайте, — перебил его я. — Если появится жеребенок, оставьте его себе.

Староста принялся меня многословно благодарить, но я снова прервал его, дождался, пока Ветерок доест яблоки и прыгнул в седло. Пожелав всем счастья и благополучия, я покинул деревню, которую вскоре ждали большие перемены. Если Фариам всерьез собирается устроить здесь заповедник, ему придется сильно постараться. Но я был уверен, что он справится.

Проехав по дороге несколько часов, я не встретил ни одного кэльва. То ли они днем не показывались, то ли просто устроили себе перерыв. С трудом вспомнив то место, где выходил из леса, я свернул в чащу и поехал к лагерю разбойников. Хоть и была у меня мысль отправиться напрямик, но я решил наведаться на ту полянку, где окончил свои дни страж-мечник, посланный вместе с третьей группой, и забрать его оружие. Поплутав немного, я достиг нужного места, когда уже совсем стемнело. Обнаружив останки неудачливого стража, я нашел и его клинки, валявшиеся неподалеку. Неизвестно, сумел он ими задеть хоть одного из кэльвов, их костей здесь не было, но вот сам эльф точно стал их кормом. Наверняка при этой стычке присутствовало немного пушистиков. Скорее всего, два или три, иначе остальным ушастым не удалось бы отделаться так легко.

Подобрав клинки и ни в чем не уступающие тем, что висели у меня за спиной, я снял с останков кинжал и нашел ножны, которым не пошло на пользу многомесячное пребывание под открытым небом. Ну и ладно, ножны — это не главное в оружии. Спрятав находку в сумку, я поспешил покинуть полянку. Не то, чтобы мне здесь становилось не по себе, или чувствовалась угроза. Ничего подобного. Но все же мне было немного некомфортно слышать треск человеческих костей под ногами. Вновь запрыгнув в седло, я проехал еще полчаса, после чего спешился и стал обустраиваться на ночлег. Сделал себе лежанку, натаскал хвороста и зажег небольшой костерок, просто для того, чтобы было уютнее. Поужинав своими запасами, я стал смотреть на огонь и планировать, что мне нужно сказать эльфам, чтобы убедить их выйти из леса.

Внезапно справа от меня зашевелились кусты, и передо мной возник кэльв. Он не шипел, не делал ничего угрожающего, а просто смотрел на меня, будто стараясь узнать.

«Привет, друг! — сказал я ему мысленно. — Рад тебя видеть!»

«Друг?» — донеслось в ответ.

«Друг» — подтвердил я.

Кэльв подошел ко мне и обнюхал лицо, а я осторожно положил руку к нему на шею и начал почесывать. Спустя минуту кэльв признал меня и вовсю мурлыкал, подставляя под мои пальцы пушистые бока. На эти звуки из кустов показалась мордочка еще одного кэльва. Оценив ситуацию, второй пришелец не спеша подошел к нам, а потом уставился на моего пушистика. Я мог бы поклясться, что когда они смотрели друг на друга, то мысленно общались. Вот только я не мог уловить ни одного образа, поэтому, подчиняясь наитию, сосредоточился и каким-то образом растянул свой круг мысленного восприятия, поймав окончание их разговора.

«…тот самый друг. Не хозяин».

«Нужно сказать вожаку».

«Я скажу. Охраняй друга».

Кэльв, которого я почесывал, рывком поднялся, а потом мигом скрылся в кустах. Все-таки, их способности к быстрому перемещению — результат магического воздействия. И это не ездовые кошки, а самые настоящие охотники, преданные хозяевам, будто сторожевые псы. Я посмотрел на медленно и осторожно приближавшегося второго кэльва. Это оказалась кошка. Она также обнюхала мое лицо, а потом разрешила себя погладить. Спустя десяток минут на оккупированной мною полянке появились новые действующие лица, а вернее, морды. Из кустов выскочили четыре пушистика, двоих из которых я признал — одного только что гладил, а вторым был крупный серый кэльв. Вожак.

Я послал им волну доброжелательности и радости, в ответ на которую Вожак передал свое приветствие:

«Друг, ты снова пришел!»

«Я же обещал, — ответил я. — Расскажи, как у вас тут дела? Добрая ли охота, здоровы ли детеныши? Осмеливается ли кто-нибудь вас обидеть?»

«В лесах еще водится дичь, а детенышей мы уже долго отдаем хозяевам. Так велят наши желания».

Я был прав на все сто. То, что Вожак называет желаниями — всего лишь инстинкты, заложенные в них изначально.

«Но почему вы отдаете их людям? — уточнил я. — Почему не эльфам?»

«Эльфам?» — не понял Вожак.

В ответ я послал образ ушастого с луком за спиной.

«Это не хозяева! — ответил кэльв. — Они боятся и причиняют боль. Люди — хозяева! Они кормят и заботятся о детенышах»

«Понятно» — сказал я.

«Ты хотел знать, кто опасен? Кто причиняет нам боль?» — спросил кэльв.

«А есть ли здесь такие?» — удивился я.

По-моему чтобы стать опасным для кэльвов — нужно сильно постараться!

«Есть» — ответил Вожак.

«И кто же это?»

«Мы не знаем» — ответил кэльв.

«Где они обитают?» — уточнил я.

Вожак послал мне череду образов — долгий бег, речка, бег, открытое место с сухими деревьями. Эльфийское поселение, догадался я. А сухие деревья — это дома в поселке.

«Это эльфы?» — спросил я, вновь послав образ ушастого.

«Нет, — ответил Вожак. — Их там нет уже давно. Там поселился враг. Он убил многих из нас»

«Как он выглядит?» — спросил я.

«Мы не знаем, — донеслось в ответ. — Те, кто его видел, умирали. Мы слышали только их крики. Мы больше не ходим в его логово».

Интересное кино! Что же это за враг, который уничтожает кэльвов? Я бы предположил, что это какой-нибудь маг, поставивший ловушки на них, ведь в отличие от тех же кашн и кархов кэльвы не обладают защитой от магии, но толковых магов у эльфов давно не осталось. Разве что те двое старейшин рискнули оставить свои бредни по поводу вреда магии и всерьез взялись за изучение книг учителя… Ладно, будем отталкиваться от того, что в поселке меня поджидает неприятная встреча. Ну и ладно! Я уже не зеленый новичок, и эльфийского мага, пусть даже двух, могу одолеть с легкостью. А если они каким-то образом сумели обучить своим знаниям всех в поселке, то тогда можно просто открыться, как я сделал в битве, и свести на нет все их преимущество… В общем, на месте разберусь!

«Я поеду туда завтра и уничтожу того, кто убивает кэльвов!» — пообещал я Вожаку.

Ну а потом были долгие почесушки. Хорошо хоть Вожак не привел всю стаю, иначе я бы и до утра не управился, а так, потратив всего полчаса, привел всех кошек в состояние блаженства и релаксации, а потом и сам улегся рядом. Кстати, Ветерок на кэльвов вообще не обращал никакого внимания, а кошек я попросил его не трогать, так как завтра он будет везти меня. Этим я моментально перевел его из категории «возможная добыча» в категорию «вещи друга». Убедившись, что ничего непредвиденного не произойдет, я тихо и мирно заснул в окружении пушистиков, всю ночь охранявших мой сон.

Утром я слегка перекусил и поехал к эльфийскому поселку, стремясь успеть попасть туда дотемна. Кэльвы всю дорогу бежали вместе со мной в качестве сопровождения, но оказались неважными собеседниками. Нет, они отвечали на вопросы, когда я спрашивал напрямую, но сами беседу не поддерживали, ничем не интересовались, да и мои проблемы им были до лампочки. Короче, дорога протекала скучно, я даже успел подумать о том, нужно ли мне развивать свои способности в магии леса. С одной стороны, это не боевая магия, но с другой — что мешает мне ее таковой сделать?

Ведь меня в свое время учили воздействовать на растения, добиваясь их быстрого роста, изменять их структуру, добиваясь нужной формы и размеров, ну и все прочее. А ведь это просто! Изменить всего парочку мелких деталей — и вырастает дерево, своей формой ствола идеально повторяя эльфийский лук! Несколько усилий — и готов вечнозеленый сад со своим микроклиматом, приносящий плоды круглый год. Так почему бы мне не копнуть в этом направлении? Можно ведь немного усовершенствовать это воздействие и оформить его в виде плетений. Так будет и быстрее, и качественнее. Тогда можно будет применять эту магию всем, кто обладает способностями, а не только эльфам.

А если копнуть еще глубже и сделать несколько амулетов… тогда может получиться прямо как в сказке — «Кинула она гребешок, и вырос на том месте лес дремучий». А можно и не лес. Можно сделать компактную ловушку, которая будет моментально взрываться острыми зелеными побегами, накалывающими на себя того, кто в нее попадется, или обвивать, если сделать ее несмертельной. Вариантов масса. Странно, что я никогда раньше над этим не думал.

К вечеру у меня уже начало кое-что получаться, но до магических ловушек дело так и не дошло. Нужно было опробовать на практике то, чего я достиг, и только потом двигаться дальше. Но одно я понял — если совершенствоваться в этом направлении, можно добиться того, что при схватке в любой местности, где есть зелень, я буду иметь очень большое преимущество. Ведь растительность — не магия, против нее особо прочные энергетические щиты не помогут, только те, которые рассчитаны на физическое воздействие, а они на порядок слабее.

К сожалению, я не успел доехать до поселения в назначенный срок и когда к нему приблизился, уже сгустились сумерки. Кэльвы сопровождать дальше меня не стали и отбежали назад, даже не пожелав удачи, а я осторожно въехал в поселок. Он встретил меня напряженной тишиной. Когда я внимательно огляделся, слегка увеличив чувствительность зрения в магическом диапазоне, то понял, что ни одного эльфа в нем не было, но зато по всему пространству ощущались слабые признаки энергии. Создавалось такое впечатление, что здесь недавно отгремела магическая битва, но вот ее признаков я почему-то не видел. Проехав весь поселок, я не заметил разрушенных домов, подпалин в зеленой чаще, поваленных деревьев. Да и трупов тоже не было, что было весьма странным. Ну не верил я в то, что с какого-то перепугу ушастые вдруг оставили насиженное место! Наверняка приключилась какая-нибудь бяка вроде эпидемии или чего посерьезней.

Проехав из конца в конец несколько раз, но так ничего не обнаружив, я решил исследовать поселок детально и остановился у одного из домов, который был расположен практически с самого края улицы. Это был дом, где жил мой учитель. Оставив Ветерка на улице, я зашел внутрь и словно переместился в прошлое. Знакомая обстановка вызывала ностальгические воспоминания, а налет пыли рождал легкое сожаление. Здесь уже давно никто не жил, ведь эльфы никогда не занимали чужие дома. Не было беспорядка, только открытый шкаф, где раньше стояли книги по магии. Сейчас они лежали на столе, припорошенные пылью. Подойдя к ним и погладив корешки, я понял, что среди них не хватало нескольких томов — описания общей магии, книги с рецептами лекарственных зелий и справочника растений. То есть, эльфы все-таки решили сами попытаться варить лимэль и попробовать изучать магию. Ой, что-то слабо верилось в их успехи.

Пройдя в другую комнату, я увидел, что никто не сумел добраться до тайника учителя, где хранились самые важные книги по магическому искусству. Несколько из них с начальными знаниями я уже успел выучить, но вот остальные учитель отказался мне давать, сколько я не просил. «Магия — сложная штука, а процесс обучения нельзя форсировать, поэтому пока не овладеешь начальными знаниями в совершенстве по всем направлениям, к более сложным подходить и не пытайся! — говаривал он. — Если что-нибудь упустишь в самом начале, в дальнейшем это может привести к печальным последствиям!» И я подчинялся ему. Подчинялся, но не верил, потому что прекрасно осознавал, что уже был готов переходить к активным шагам, и не хотел дальше мусолить эту скучную теорию.

Отодвинув плетеное кресло, я сдвинул в сторону маленький шкафчик, а потом нажал на несколько деревяшек в стене. Секрет сработал, и у стены щелкнуло, а потом одна из досок слегка приподнялась. Подхватив за краешек, я отодвинул ее в сторону, обнажая большую нишу с вожделенными книгами. Как же я раньше хотел до них добраться, но вот только не мог позволить себе такой риск. Учитель всегда ставил на тайник хитрую сигналку, которую я боялся трогать. Она и сейчас была на нем, поэтому было ясно, что тайник никто не открывал. Правда, силы в плетении совсем не осталось, поэтому оно даже не сработало толком, а только развеялось, когда я залез в тайничок.

Достав несколько книг, я зажег маленький светляк и начал их листать, но внезапно чувство тревоги отвлекло меня от этого занятия. Подскочив, я бросил заниматься литературой и быстро выбежал на улицу. Но все было спокойно, никаких аур поблизости не замечалось, тишина все также нарушалась только шорохом травы, которую жевал Ветерок. Но я чувствовал, что некая опасность неумолимо приближается, и внимательно осматривался по сторонам, чтобы заметить момент ее появления. Неужели эльфы в совершенстве научились маскировать свои ауры, и поэтому я не могу их обнаружить? Но ведь такого не было в тех книгах, которые я изучал! Откуда же им было достать эти сведения? Или же это все-таки кашны? Именно они выжили ушастых из своих домов? Тогда понятно, почему я сейчас ничего не видел. Но ведь кашны и кэльвы вроде являются сородичами, почему же тогда первые убивали последних? Нет, что-то не сходилось. И я продолжал смотреть по сторонам, чувствуя невероятное напряжение внутри.

Враг появился там, где я его совсем не ожидал. Что-то цепко ухватило меня за ногу и укусило за щиколотку, пробив плотную кожу сапога. Попытавшись отпрыгнуть, я упал на землю, так как то, что меня сцапало, своих объятий не разжало. Поглядев на место укуса, я увидел толстый корень, который рывками выползал из земли и впивался все глубже в мое тело. Достав из-за спины клинок, я полоснул по этой мерзости, перерубая его у самого основания. Извивающийся отросток, брызгая красным соком, скрылся в земле, а я принялся разматывать кусок, обвивший мою ногу и все еще шевелящийся, словно большой дождевой червяк.

Но тут из земли рядом со мной выбрались еще несколько отростков и потянулись ко мне. Один сразу схватил за руку, а второй устремился к самому сокровенному.

— Врешь! Не возьмешь! — закричал я, бросив распутываться и перерубая пытающиеся подобраться ко мне корни.

Закончив с ними, я окутался защитным коконом, а потом стал смотреть на то, как возле меня появляются все новые корешки, которые словно приманивались теплом моего тела.

— Что ты за дрянь? — спросил я у этой гадости, но ответа не получил.

Вместо этого я услышал дикое ржание Ветерка и поспешил к нему на помощь. Я успел вовремя. Один из корней, словно вьюнок оплел ногу жеребца и все глубже вонзался в круп, ввинчиваясь словно шуруп. Резанув по нему, я сел на своего коня и растянул защитный кокон, а потом поспешил покинуть это место, так как земля вокруг недобро начала шевелиться. Отъехав на сотню метров, я приказал Ветерку стоять смирно, и принялся наблюдать за тем, как корни, вылезшие на поверхность, шарят вокруг себя в поисках добычи. Эти извивающиеся темные отростки очень живо мне напомнили ритуал приношения лесу, глубоко отпечатавшийся у меня в памяти. Но ведь не может же быть такого…

Додумать мысль я не успел, так как Ветерок опять издал испуганное ржание и стал просить помощи, дергаясь на месте. Оказалось, что пока я занимался наблюдением, неподалеку от нас выползли еще два корня и схватили коня за задние ноги. И тотчас земля вокруг точно также зашевелилась, и из нее стали вылезать сотни мелких корешков, стремясь найти свою жертву. Но как же так? Ведь мы не двигались, значит, по вибрации земли они точно не могли нас засечь. Получается, что они ориентируются на тепло? Ну так получите! Я сформировал плетение огненного шара, а затем зажмурился и бросил его под ноги Ветерка. Полыхнуло знатно. Огонь сразу же охватил всю эту шевелящуюся мерзость, которая тотчас юркнула обратно в землю. Нам плетение не причинило никакого вреда. Мой защитный кокон с легкостью справился с пламенем.

Дождавшись, пока корни отпустят ноги Ветерка, я снова отъехал подальше и начал смотреть на то, как догорает мой костер. В наступившей ночи он слепил глаза, но я все равно наблюдал за извивающимися корнями, которые не успели сгореть в огне. Если моя теория верна, то на это место сейчас их должно очень много повылезать, ведь такой источник тепла сложно не заметить. И тогда мне останется только сформировать огненный шар помощнее. Но, к моему большому сожалению, все расчеты оказались неверными. Земля радом с нами опять зашевелилась, и выбравшийся корень молниеносно обвил переднюю ногу Ветерка.

На этот раз я решил подождать и понаблюдать за противником, попытавшись понять, что им движет. Я увидел, как извивающийся сорняк обмотал ногу жеребца и начал тыкаться своим острым концом, стремясь пробить мой защитный кокон. Но вот он замер и оставил свои попытки добраться до живой плоти. Вместо этого он еще плотнее начал обвивать ногу коня. Я с удивлением увидел, как защита в месте соприкосновения слегка истончилась и понял, что эта дрянь мало того, что питается живой плотью, так еще и может поглощать энергию. И причем неизвестно, что для него является более питательным. Оглядевшись вокруг, я усилил свое магическое зрение и понял, что увидел в самом начале. Нет, та разлитая сила не была результатом магического поединка. Она содержалась в корнях, наполняя их слабым свечением и напоминая…

— Мля-я-я… — протянул я.

Теперь разгадка была в моих руках. Эта сила была ни чем иным как аурой этих корней. Они действительно были живыми. Живыми и голодными, так как моментально реагировали на появление в своих владениях живого существа. Им нужна была не только кровь жертвы, они питались ее жизнью, высасывая ее, как это делал я, из трупов своих врагов. Они поглощали энергию ауры, силу тела и таким образом становились еще проворнее. Теперь понятно, почему я не заметил ни одного трупа. Они просто высасывали из эльфов все соки, а затем прятали тело под землю в качестве удобрения. Так же, как это делало… Ритуальное дерево!

Ага, таки доигрались эльфы со своей росянкой! Вырастили на свою голову. А она взяла да и пожрала своих ненаглядных родителей. Ладно, демоны с ними, но что теперь делать мне? Судя по обилию корней, там уже далеко не одно дерево, а как минимум целая роща. Если я туда сунусь, неизвестно, чем все кончится. Может и Ветерок пострадать… Я поймал мысленный крик жеребца о помощи и вновь швырнул под ноги огненный шар, сжигая корни, которые уже практически опутали нас, пока я раздумывал. А ведь с другой стороны, у меня выбора нет. Если не зачистить эту гадость, кто знает, когда она вконец оглодает и пойдет перебираться на земли Мардинана. Нет, нужно разбираться с ней сейчас. В крайнем случае, сожгу весь этот лес к демонам! И Фариам меня не осудит.

Определившись со своими дальнейшими действиями, я поехал в конец поселка. Туда, где находилась большая просторная поляна, на которой эльфы столетиями приносили жертвы своему растительному идолу — Ритуальному дереву, называя его при этом Духом Леса. По пути нас пытались схватить мелкие корешки, но я не обращал на них особого внимания, гадая, как же могло произойти бесконтрольное оживление этого дерева. Ведь, насколько я помнил, всем ритуалом от начала и до конца руководили старейшины. Именно они сперва пробуждали дерево, подсовывали ему жертву, а потом, когда все заканчивалось, вновь погружали хищника в сон. Кто же не довел ритуал до конца? Или дерево проснулось не в настроении и вместо жертвы съело самих старейшин? Представляя эту картинку, я улыбнулся. Вот это точно оказалось для ушастиков большим сюрпризом!

Доехав до нужного места, я обнаружил сразу три вещи. Первое — Ритуальное дерево не размножилось, как я это подозревал, второе — оно вымахало в размерах, увеличившись раз в десять, и третье — оно действительно было живым. С удивлением я рассматривал его ауру, которая была довольно яркой. Странно, что я ее не заметил при первом осмотре, видимо, сознательно прочесывал только поселок, а не лес в округе. От человеческой она сильно отличалась, была более прозрачной и… туманной, что ли. Я даже не могу точно описать то, что увидел. Это была не полноценная аура, а просто некое ее подобие, но, тем не менее, она заставляла дерево жить и искать себе новую жертву. Поморщившись, я приступил к его уничтожению.

Первый блин вышел комом. Огненный шар не принес ожидаемого результата, а лишь спалил несколько веток. Древесина была слишком сырой, чтобы хорошо гореть, поэтому я решил воспользоваться лезвиями. Но и они отказывались перерубать ствол, увязая в нем и останавливаясь уже через десяток сантиметров! Такое впечатление, что дерево приобрело своеобразный иммунитет к магии. Не полный, конечно, но ощутимый. Три посланных мной горных разрушителя тоже завязли в стволе, так и не пройдя насквозь, хотя я наполнил их кучей энергии… Энергии! Вот оно! Нет у дерева никакого иммунитета! Просто оно высасывает силу из моих же плетений и быстро разрушает их!

Я не успел отреагировать на свою догадку, потому что в этот момент дерево ответило. Сотни крупных толстых корней вылезли из-под земли и стали обвивать нас, сжимая в тесных объятиях. Вначале я жег их огнем, перерубал лезвиями, но потом они навалились на нас всей массой, так что я уже не имел возможности даже видеть результаты действия своих плетений. Через минуту мы были полностью обвиты корнями, и мне оставалось лишь посылать всю свою силу на защитный кокон, отведя его от нас на несколько десятков сантиметров, чтобы избежать неприятностей. Но и тогда дерево продолжало сдавливать свою жертву так сильно, что я понял — долго мы не продержимся. Вскоре плетение кокона начнет разрушаться, так как энергия с его внешнего слоя поглощалась растением просто с поразительной быстротой, а стоит мне чуть-чуть недоглядеть — и в нем образуется брешь, которая ознаменует начало нашего конца.

Я смотрел на переплетение корней и лихорадочно размышлял. Похоже, я просчитался и загнал себя в ловушку. Теперь у меня просто нет выхода. Использовать мощные плетения типа того же огненного смерча я не могу, так как сам рискую хорошо прожариться. Ведь защитный кокон против такого — словно зонтик против артобстрела. А поставить защиту помощнее я просто не могу — это связано с некоторыми принципами магии. Да, я использовал несколько плетений защиты одновременно, но тогда они были наложены сверху моего кокона, а не внутри. Если я сейчас начну их формировать, то готов поспорить, что вся защита взаимоуничтожится. Вот такой парадокс — более сильное плетение не может находиться в окружении более слабого — оно с ним сливается, так как не считает за угрозу и не отводит попытки того внедрится в его структуру. А вот тогда все это моментально превращается в кашу.

Убрать же защитный кокон для того, чтобы сформировать защиту помощнее, я не могу ни на секунду — корни нас в момент перемолотят в фарш. Вот поэтому мне оставалось только лихорадочно размышлять, ища выход, и перебирать все известные мне плетения. Самым неприятным было в этой ситуации то, что я начал ощущать дикий голод, но это было понятным, ведь я только позавтракал, да и то весьма скромно. И вот теперь, находясь в безвыходном положении, я мимоходом пожалел, что потратил свое время на тайник и не догадался хотя бы поужинать напоследок.

— Как же с тобой справиться? — начал размышлять я вслух, пытаясь хоть так отвлечься от мыслей о скорой кончине. — Плетения мои ты жрешь без соли, огонь тебя не берет, как я надеялся, мечами тут вообще делать нечего, а бензопилу «Дружба» я дома оставил… И как же эльфы умудрились создать такое чудовище? Наверняка долго думали… И ведь придумали на мою голову! Тоже, небось, энтузиасты своего дела наподобие Повелителя зверей. Создали себе новую зверушку, и давай радоваться! Чтоб их всех…

Я застыл на полуслове. Вот и ответ! Поразительно, как бывает иногда полезно поговорить вслух. Столько новых мыслей рождается! Ведь я был целиком и полностью прав, назвав дерево зверушкой. Оно же имело ауру, значит, было уже не растением, а относилось к животному миру. И тот голод, что сейчас ощущал я, испытывал именно этот хищник. Да, он не был разумен, да и вообще разума, как такового у него не наблюдалось даже в зачаточном состоянии, но вот желания уже были. Желания и рождаемые ими чувства. Вернее, только одно всепоглощающее чувство — голод.

— Ну, держись, тварь! — сказал я дереву.

Сформировав одно маленькое плетение за пределами защитного кокона, я активировал его и спокойно стал ожидать результатов. Долгие несколько минут ничего не происходило, но затем мне почудилось, что хватка корней ослабла, и я ощутил боль. Это было чувство дерева, поэтому я только обрадовался. Через минуту корни стали разматываться и стремиться спрятаться под землю, но удавалось это далеко не всем. Большинство быстро превращались в гниющую черную труху, рассыпающуюся отвратительными ошметками.

Наконец клубок вокруг нас раскрылся, и я смог увидеть результаты действия своего плетения. Практически все корни, которые не успели скрыться под землю, уже превратились в черную гнилостную массу. Ствол дерева большей частью тоже был покрыт большим черным пятном, которое расползалось по всей его поверхности, стремясь забраться наверх. Я с удивлением увидел, как дерево, будто живое, стало своими ветками пытаться сбить с себя эту заразу, разрушавшую его, но добилось лишь того, что и пышная крона начала медленно, но верно превращаться в черную труху. Тогда оно начало шататься и изгибаться, корчась от боли, а по всему эльфийскому лесу разнесся ужасный скрип, который был стоном умирающего хищника.

Это был конец Ритуального дерева, которое едва не стало причиной моей гибели. Меня спасло то, что я вовремя догадался, что оно живое. После этого мне оставалось только использовать одно из плетений, подаренных Парсоном. Одно из самых малоэффективных в бою, но очень действенных. То, что я назвал свиным гриппом. Именно оно сейчас пожирало живую плоть Ритуального дерева. Я наблюдал, как плетение полностью охватило ствол нового хозяина Эльфийского леса и принялось методично его разлагать. Корней уже не осталось — все они или были уже уничтожены, или спрятались глубоко под землю, но я не расстраивался. Мое плетение не нуждалось в воздухе, оно, как и дерево, черпало силы из своей жертвы. Поэтому я знал, что когда мое творение полностью уничтожит наземную часть, то примется и за все остальное. Мне остается лишь ждать.

Спустя пятнадцать минут я мог наблюдать как ствол лесного гиганта, уже не шевелившегося и не испытывавшего боли, начал распадаться и оседать грудой гнили. Только тогда я отъехал подальше, чтобы нас не засыпало этими отвратительными ошметками, и уже издали наблюдал за дальнейшим процессом. Остальное было не так интересно, просто через еще десяток минут плетение полностью завершило свою работу и самоуничтожилось, оказавшись без энергетической подпитки. Тогда я развеял защитный кокон и осмотрелся. Никакой больше разлитой силы в эльфийском поселении не было, и чужеродных аур не наблюдалось. Можно было облегченно вздохнуть, что я и сделал, но тотчас об этом пожалел. Воздух был наполнен тошнотворным гнилостным запахом, источаемым останками Ритуального дерева, поэтому, недолго думая, я просто залил всю поляну магическим огнем, не жалея энергии, чтобы превратить всю эту мерзость в пепел.

Оставив за спиной бушующий пожар, я развернулся и поехал на Ветерке к дому учителя. После напряженной схватки мне требовалось перекусить и отоспаться. За огонь я не волновался. Он погаснет через полчаса, и лес подпалить не должен, так как вокруг Ритуального других деревьев не было. Одно плохо — такое зарево будет видно на много километров, но и это не беда, ведь в округе кроме кэльвов никого не осталось. Эльфы стали жертвой своего собственного детища, а других разумных в Эльфийском лесу вряд ли можно было отыскать.

Кстати, если разобраться и вспомнить, что я сказал старейшинам на допросе, можно лишь погордиться за свою дальновидность. Мои слова оказались поистине пророческими: предрек я ушастым, что они вымрут — так и вышло! Правда, на это потребовалось гораздо меньше времени, чем я думал, но разве это важно? Что ж, завтра нужно будет связаться с Фариамом, пусть пошлет сюда моих парней пошерстить. В селении есть большой схрон с оружием и драгоценностями, так зачем всему этому добру пропадать? Нужно заодно договориться, чтобы они некоторые книги Снежане передали. Так, исключительно для коллекции. Пусть почитает эльфийские сказки.

Доехав до дома учителя, я спешился, успокоил Ветерка, сказав, что больше на него никто не нападет, а потом осмотрел его рану. Она представляла собой глубокую дырку на крупе, которая все еще сочилась кровью, поэтому пришлось потратить несколько капель лимэля, фляга которого благодаря заботам Трита еще оставалась у меня в сумке. На животных этот напиток действовал так же, поэтому спустя пару минут от раны остался только небольшой шрам. Оставив Ветерка во дворе и даже не став привязывать, я просто приказал ему не уходить далеко, а сам сосредоточился и создал сигнальный контур, который растянул по окружности радиусом в пятьсот шагов. Это на случай разных неожиданностей. После этого я перекусил остатками продуктов в сумке и рухнул на кровать учителя, поднял облако пыли. Чихнув несколько раз, я опять напомнил себе, что все-таки являюсь магом, создал ветерок и выдул все это облако на улицу, а сам спокойно заснул в ласковых объятиях Темноты.

Глава 11. Тайны Эльфийского леса

Утром меня разбудил сигнал будильника. Подскочив на кровати, я понял, что это сработала моя сигналка. Подхватив свои клинки, я осторожно вышел на улицу и огляделся. Обычным зрением ничего не было видно, но вот в магическом плане на юго-востоке я заметил две приближающиеся ауры. Человеческие они или гномьи, определить было сложно, поэтому я решил немного подождать и увидеть пришельцев своими глазами, тем более, что шли они прямо ко мне, миновав поляну с остатками Ритуального дерева. Кстати, надо будет потом пойти полюбоваться на результат вчерашней схватки при свете дня.

Ветерок уже давно проснулся и сейчас занимался объеданием аппетитных кустиков, которые росли вдоль забора. Я же не спеша надел перевязь с мечами и, облокотившись на забор, стал дожидаться появления пары любопытных. Спустя минуту из-за крайнего дома вышли два эльфа, вернее, эльфийки. Их я знал прекрасно, так как в моей прошлой жизни мы учились вместе. Одну звали Илинь, а вторую Ламиэнь. Последняя была той самой заносчивой стервой, из-за которой я когда-то давно осмелился на свой неудачный эксперимент по магии разума. Но сейчас я смотрел на нее и думал, что же тогда в ней находил такое, превращающее ее в первую красавицу? Внешность вполне обычная, фигура тоже не вызывает восхищения, так почему она долгое время являлась главной героиней моих подростковых фантазий? Мда, вот так и происходит крушение мечты — совершенно обыденно. Просто в один прекрасный момент понимаешь, что то, о чем ты мечтал — полная ерунда, и начинаешь мечтать о чем-нибудь ином.

А Эльфийки передвигались абсолютно бесшумно, сжимая в руках луки и то и дело оглядываясь по сторонам, но больше внимания уделяли земле под ногами. Именно поэтому они не заметили меня, скромно стоящего у забора, чем я воспользовался и громко произнес:

— Доброе утро!

Реакция эльфиек оказалась предсказуемой. Они навскидку выпустили в меня стрелы. Ускорив восприятие, я легко отклонил одну, которая вонзилась в забор, а вторую поймал. Эльфийки моментально достали из колчанов новые, но, видя, что я не проявляю агрессивности, больше стрелять не стали. Поигрывая стрелой в руке, я не спеша подходил к ним и гадал, как же им удалось выжить.

— Стой! — сказала Ламиэнь на эльфийском. — Кто ты такой?

Я покорно остановился, решив не раздражать и без того взвинченных ушастых, и миролюбиво сказал:

— Меня зовут Алекс. Я странник, иду к Гномьим горам.

— Как долго ты находишься в нашем поселке? — продолжила допрос эльфийка, не опуская лук.

— Со вчерашнего вечера, — честно ответил я.

— Значит, ты видел, что вчера случилось?

— И видел, и участвовал, — ухмыльнулся я. — Девушки, давайте перестанем играть в вопросы и ответы и просто поделимся друг с другом своими знаниями. Вы мне расскажете, что произошло в эльфийском поселке и как получилось, что ваш сорняк приобрел такой отличный аппетит, а я взамен поведаю, каким образом мне удалось его уничтожить. Как вам такое предложение?

— Это ты сжег Ритуальное дерево? — подала голос изумленная Илинь.

— Да, — ответил я.

Она опустила лук и перестала оглядываться по сторонам, как-то мигом поверив, что опасности здесь больше нет.

— Иль, не расслабляйся! — рыкнула Ламиэнь. — Мы еще ничего не выяснили!

Видимо, она исполняла в этой двойке роль старшей.

— Ты врешь! — сказала она уже мне. — Это дерево пытались сжечь наши маги, объединив усилия, и то у них ничего не получилось. Как же ты в одиночку смог это сделать?

— Красавица, не стоит обзывать порядочных люд… эльфов врунами. Иногда это очень обидно. Я действительно уничтожил это дерево, но не только огнем, как действовали ваши маги. И ты напрасно считаешь, что ваши одаренные, даже объединив усилия, что-то из себя представляли. Наверняка они и сами стали жертвами дерева, когда их силы закончились. Я прав?

Ламиэнь, немного поразмыслив, тоже опустила лук.

— Отлично, — сказал я. — А теперь поведай мне, сколько эльфов сумело унести ноги от опасности? Я ведь еще вчера был абсолютно уверен в том, что дерево всех вас сожрало, а тут такой сюрприз! Хотя, не буду отпираться, приятный.

— В новом поселении осталось четыреста двадцать три эльфа, — просветила меня Илинь.

— Иль! — гневно воскликнула Ламиэнь. — Почему ты выдаешь чужаку наши секреты?

— А я ему верю! — заявила эльфийка, пряча стрелу в колчан. — Он не причинит нам вреда, я это чувствую.

Мне оставалось только улыбнуться в ответ.

— Подождите секунду, я сейчас, — сказал я эльфийкам и пошел обратно в дом.

Там я подхватил магическим захватом два плетеных кресла со стулом и вынес их на улицу, поставив в кружок и сделав эльфийкам пригласительный жест. Кресла я уступил дамам, а сам присел на жестковатый стул, который в отличие от всех, видимых мной в Мардинане, имел четыре ножки. Илинь сразу и без разговоров сняла колчан и уселась в кресло, а Ламиэнь еще несколько секунд поразмышляла, но потом присела на самый краешек своего, решив быть наготове. Я только хмыкнул. Хочет мучиться — пускай, ведь разговор нам предстоит долгий.

— Не расскажете, как все это произошло? — спросил я.

— Нет, сперва скажи, что тебе здесь нужно? — заявила в ответ Ламиэнь.

— Нет, ну никакого уважения к старшим! — вздохнул я. — По правилам хорошего поведения, во-первых, ты должна обращаться ко мне на «вы» поскольку сама мне в дочки годишься, во-вторых, прежде чем задавать вопросы, ты должна поблагодарить меня за хорошую работу, ну и, в-третьих, хотя бы представиться. Последнее не обязательно, я и так знаю ваши имена, но вот в приличном обществе полагается именно так.

— В дочки? — усмехнулась Ламиэнь. — Да тебе же лет девятнадцать будет!

— Внешний вид бывает обманчивым, — ответил я. — Мне уже давно перевалило за сорок.

И в чем я соврал? Если сложить две мои жизни, как раз так и получится. Ведь не обязательно считать их параллельно.

— Простите нас, — сказала Илинь, гневно поглядев на подругу. — Мы от всей души благодарим вас за избавление от нашей беды и готовы ответить на все вопросы.

— Тогда продолжим общаться и можно перейти на «ты», так сказать, для создания дружеской атмосферы. А свой вопрос я уже озвучил и мне очень хочется получить на него ответ.

Илинь снова улыбнулась уже была готова просветить меня, но Ламиэнь снова влезла и поломала весь кайф.

— Мы не станем отвечать на твои вопросы, пока ты не скажешь, зачем появился в нашем лесу.

Илинь посмотрела на меня смущенно, словно извиняясь за поведение подруги, но я решил, что действительно стоит сперва обозначить свои цели, тем более, что они не являются секретом.

— Хорошо, слушайте. Я пришел в ваш лес для того, чтобы убедить эльфов оставить затворничество и переселиться на земли Мардинана, так как вам в скором времени грозит полное вымирание, а я не хочу этого допустить. Поэтому я пришел сюда с предложением отправиться к людям и выбрать у них там занятие по душе. С королем Мардинана я договорился, он не против такого переселения народов, особенно если пара сотен лучников пойдут к нему на службу. Вот только не нужно бояться этого. Многие ваши сородичи уже осознали необходимость перемен и сейчас вполне довольны жизнью. Например, Риль устроилась знахаркой в ближайшей деревне, Эринэль работает в трактире Зингарда. Это те, о ком я знаю точно. Еще несколько, по слухам, стали прекрасными садоводами и уже построили себе дома, некоторые подались в наемники… Короче, занятий, где ваши таланты могут пригодиться, существует масса. Кроме того, эльфы всегда и везде привлекают внимание людей. К примеру, если вдруг одна красивая стройная лучница вдруг поступит в войско Фариама, — я подмигнул смущенно опустившей глаза Илини. — Тогда ей мало того, что будет обеспечен всеобщий почет и уважение благодаря ее мастерству, так еще представится возможность выбрать себе жениха или ухажера по вкусу, а на службе у Фариама есть такие кадры… Например, самые лучшие воины Мардинана — это отряд Королевских Кэльвов. Все они герои, мастера меча, живут в самой столице и сводят с ума всех окрестных девушек своей неземной красотой и обаянием.

Я прервал свою пламенную речь и понял, что Илинь уже была на крючке. Мечтательное выражение ее лица говорило о том, что мысленно она уже в Марде, где охмуряет моих парней. Вот с Ламиэнью было посложнее. Она просто пропустила мои слова мимо ушей и глядела все так же недоверчиво и слегка высокомерно. Мда, за время моего отсутствия ее стервозный характер нисколько не изменился, поэтому я только подытожил:

— В общем, я пришел поставить эльфов перед выбором. Или остаться в своем лесу и медленно, но верно исчезнуть, или же выбраться из него, заявить о себе людям и найти свое место в этом мире.

— Но мы не сможем выйти к людям, — вдруг погрустнела Илинь. — В сезон дождей мы попытались пройти через лес, но были остановлены кэльвами. Эти хищники никого не пропустят!

— С кэльвами я поговорю и попрошу вас не трогать, — пообещал я. — Если вы на них не будете обращать внимания или стараться причинить боль, они вас не только спокойно пропустят, но даже доведут к людям с почетным эскортом.

Я сосредоточился и послал зов Вожаку, сказав ему, что опасности больше нет и он нужен мне здесь. Кэльв прислал мне слабый ответ — «Бежим», и я понял, что через несколько минут он будет тут со стаей.

— Поговоришь с кэльвами? — презрительно фыркнула Ламиэнь. — Если даже ты и маг, то вся твоя сила не поможет тебе договориться с ними!

— Слушай, ты ведь в детстве хорошо училась? — спросил я у эльфийки. — Значит, должна была читать легенды о Повелителе зверей. И вообще, хватит обливать меня своим презрением! Поверь, ты сейчас не в том положении, чтобы качать права или смотреть на меня свысока, поэтому просто будь повежливей, иначе я в ответ тоже могу сказать какую-нибудь грубость, а это мне очень не хочется.

— Повелитель зверей… — восхищенно прошептала Илинь.

Я вспомнил, что в эльфийских книгах с легендами и сказками все-таки что-то было на это тему. Я ведь в свое время вообще не читал эту ерунду, поэтому сейчас немного сомневался, что мой титул может быть известен эльфийкам. Но после реакции Илинь удостоверился, что выбрал правильный путь.

— Да неужели! — воскликнула Ламиэнь. — Докажи, что это так! Докажи, иначе…

Она так и не закончила фразу, и уставилась мне за спину расширенными глазами. Обернувшись, я увидел, как по улице стремительно мчится десяток кэльвов, возглавляемый серым Вожаком.

«Мы пришли, друг» — послал он мне мысль.

Стая остановилась рядом со мной, образовав почетный полукруг, а сам Вожак подставил мне свою голову для почесывания. Я положил руку ему на загривок и начал перебирать густую шерсть, глядя на ошеломленных эльфиек. Хороший момент выбрали кэльвы, чтобы появиться. Эффектно получилось. Ламиэнь излучала волны страха, с ужасом уставившись на кошек, и вцепилась в свой лук так, что пальцы побелели, Илинь же испытывала только легкую боязнь и восхищенно глядела на меня. Несколько кэльвов, предупредительно зашипели, когда Ламиэнь попыталась наложить стрелу на лук.

— Тише, они не причинят вам зла, — сказал я кэльвам, дублируя мысленно.

Кошки слегка успокоились, но все равно настороженно поглядывали на эльфиек.

— Ламиэнь, опусти лук. Не нужно пытаться подстрелить моих друзей. Я бы хотел, чтобы эльфы все-таки нашли с ними общий язык.

Эльфийка не ответила, но свои попытки оставила.

— А теперь я предлагаю нам всем вместе отправиться в новый поселок и там поговорить о моих предложениях. Согласны?

— Да, — кивнула Илинь и смущенно добавила: — А можно мне тоже погладить кэльва?

— А ты сама спроси, — ответил я. — Просто подойди к тому, кто тебе больше понравился, и мысленно попроси разрешения. Вот если он позволит, тогда…

Я не думал, что эльфийка решится на это, но она медленно поднялась со своего кресла, а потом подошла к крайней кошке и опустилась перед ней на колени.

«Какая ты красивая, у тебя такая мягкая шерстка и такие великолепные ушки. Ты позволишь мне себя погладить?» — донеслась до меня мысль, вогнавшая меня в ступор.

Ни фига себе? Что это за явление природы? Я уже и мысли чужие научился читать? Получается с кэльвами был только первый звоночек? Моя эмпатия развивалась и совершенствовалась, а потом вылилась вот в такое? Я просто недоумевал, как же это могло произойти, и смотрел на то, как кошка робко сделала несколько шагов к эльфийке и вытянула шею. Илинь осторожно протянула руку и коснулась переливающегося на солнце меха. Спустя минуту хищница уже блажено щурилась от удовольствия и тихо мурлыкала, наслаждаясь ласками девушки.

Я же в это время размышлял о своей новой способности. Значит, мне позавчера каким-то образом удалось расширить границы своего восприятия, и теперь я могу слышать мысли разумных. Но почему тогда я не могу сейчас прочитать Ламиэнь? Ведь она ужасно боится, но наверняка размышляет, откуда в их лесу взялся Повелитель зверей, а я ничего не слышу. Это неправильно, потому что даже улыбающаяся Илинь, которая сейчас гладит мурлыкающую кошку, должна о чем-то размышлять.

И вот тут я понял, что слегка ошибся в своих предположениях. Да, я могу читать мысли. Но только мысли, которые появляются в сознании животных. С Каррашей я общался именно благодаря этой способности, да и кэльвов также прекрасно понимаю, но вот эльфиек прочитать вообще не могу. Ведь мысль Илини мне удалось поймать только потому, что она прозвучала в сознании кошки. Все просто! А я-то уже обрадовался… Но все равно, нужно еще будет прикинуть на досуге, что мне дает эта новая способность, и как превратить ее в оружие.

Спустя несколько минут я поднялся, потому что и другие кэльвы также начали проявлять к эльфийке интерес, а терять много времени на почесушки не было возможности.

— Ну что, поехали? — спросил я эльфиек.

Сияющая Илинь с готовностью подхватила свой лук и колчан, слегка присмиревшая Ламиэнь тоже встала со своего кресла, со страхом глядя на кошек. Я свистнул Ветерку, который с сожалением оставил какой-то особенно вкусный цветок и подбежал к нам.

— Где новый поселок?

— На Цветочном Источнике, — ответила Илинь.

Я знал, где находилось это место. Всего в двух часах бега отсюда. Не мудрено, что эльфы заметили зарево пожара и послали разведчиков проверить, что случилось. Вот только отчего ими оказались девушки, я не понимал. Или у эльфов была проблема с сильным полом, или просто никого более квалифицированного в селении не нашлось.

Сбегав в дом учителя, я через несколько минут нашел в чулане несколько крепких мешков, собрал в них два десятка книг из тайника, до которых не смог добраться за время обучения, и крепко завязал. Такое сокровище я в любом случае оставлять не собирался. Груз получился тяжелый, но Ветерку все было нипочем. Такой скакун мог запросто везти на себе троих, чем я и собирался воспользоваться. Посадив эльфиек на Ветерка, я дал им пару советов на тему «как нужно ездить верхом», потом пустил жеребца легкой рысью, а сам с кэльвами побежал рядом.

По дороге к эльфам я умудрился выяснить все подробности произошедшего несчастья. Говорила в основном Илинь, но иногда и подрастерявшая страх Ламиэнь вставляла реплики. Случившееся было крайне неприглядным, и я прекрасно понимал, что косвенно послужил этому причиной. После того как не вернулся третий отряд, старейшины наконец призадумались и оставили всякие попытки преследовать Убийцу. И вот тогда к ним пришла мать Заля и потребовала мести за своего убитого сына. В ответ Калиниэль впервые публично признал, что пророчество свершилось, и он больше не будет посылать стражей, которых у эльфов осталось всего ничего, по следам беглого человека. Мать Заля от горя слегка повредилась рассудком и пошла просить поддержки у эльфийской общественности. Она заклинала всех собраться и отправиться к людям во имя священной мести, но ничего, кроме сочувствия, не получила.

Несколько десятиц продолжалось ее безумие. Она умудрилась своими просьбами достать всех и каждого, поэтому эльфы просто стали ее избегать. Видя такое отношение к себе, эльфийка отправилась в последнюю инстанцию — умолять Дух Светлого Леса, воплощенный в Ритуальном дереве. Что она там говорила, и что делала — осталось загадкой, но после этого больше никто мать Заля не видел. Все ушастые приняли официальную версию — она отправилась одна исполнять свою месть, но я догадывался, что каким-то образом эльфийка смогла оживить дерево и сама же стала его жертвой.

После этого несколько десятиц было тихо, а потом в поселении стали пропадать эльфы. Поначалу немного — всего десяток, который списали на кэльвов, вот только настораживало то, что их тела так и не смогли найти. Но потом такие случаи участились, и даже не помог запрет старейшин на выход из селения. Когда количество пропавших достигло сотни, выяснилась причина всех этих исчезновений, потому что в последний раз дерево напало средь бела дня при многих свидетелях. Не обращая внимания на крики толпы, оно схватило пожилого эльфа прямо посреди улицы так, что тот даже не смог крикнуть, высосало его, а потом утянуло то, что от него осталось, под землю.

Вот тогда началось противостояние. В первый раз к Ритуальному дереву пошли несколько воинов и два старейшины, которые попытались снова усыпить растение. Но только ничего не вышло. К тому времени дерево уже выросло раза в два и приобрело свою ауру, сформировавшуюся из энергии сожранных эльфов. После этой попытки никто из ушедших не вернулся, а дерево стало еще сильнее. Тогда было решено послать к нему магов, чтобы совместными усилиями сжечь его дотла. Два старейшины, которые изучали магическое искусство, трое сильных одаренных и еще сорок пожилых эльфов и эльфиек, которых взяли в качестве доноров силы, отправились на бой. После этого их никто не видел, а дерево раскинуло сеть своих корней по всему эльфийскому поселению.

После этого начался исход эльфов, а вернее, побег. Их осталось всего шесть сотен во главе с Калиниэлем, который, как мудрый полководец, посылал в бой своих воинов, но никогда не шел туда сам. Попытавшись вырваться к людям, они наткнулись на кэльвов, которые совсем не обрадовались пришельцам, посягнувшим на их владения, и отогнали ушастых, убив несколько десятков тех, кто вздумал стрелять по ним из луков. Надо признать, что и эльфам удалось пролить немало кошачьей крови, но они были вынуждены отступить и пойти в другом направлении — на юг. Но и там оказался кэльвиный заслон, который ушастые даже не стали пробовать на прочность, памятуя, чем закончилась первая попытка. Вот тогда эльфы выбрали тихое и спокойное место рядом с одним из родников, равноудаленное как от диких кошек, так и от ожившего дерева, и стали там обустраиваться.

Сезон холодов дался ушастым нелегко. Драпать пришлось в спешке, бросая все добро, поэтому ни теплой одежды, ни просто необходимых предметов быта эльфы с собой не захватили. Пришлось посылать разведчиков в оставленный поселок, чтобы те добыли все необходимое. Первые пять раз были удачными, но потом голодное дерево, еще больше увеличившееся в размерах и ставшее намного более активным, начало отлавливать смельчаков и никто из последующих собирателей не вернулся. Вот тогда ушастым пришлось осознать, что такое дикая природа. Еды было мало, лесная дичь не стремилась показываться на глаза, а растительная пища требовала много усилий. Ведь одно — ускорить на месяц созревание плодов, и совсем другое — вырастить семена в промерзлой земле. Начались болезни, истощения. Лимэль, ранее спасавший от всех недугов, подошел к концу, а запас его пополнить было неоткуда. И даже не помогла книга учителя, с риском для жизни принесенная еще в первые ходки. Полученное варево вызывало лишь дичайшее расстройство желудка.

За время холодов количество ушастых еще больше сократилось. Умерли практически все пожилые эльфы, и только Калиниэль каким-то чудом держался и продолжал всеми руководить. Прибавления же не было совсем — все три ребенка родились мертвыми. Вот так, многими смертями и ценой невероятных усилий эльфам удалось пережить сезон холодов и кое-как встать на ноги. Из всего населения их осталось только четыреста тридцать, но и эта цифра за последующие несколько месяцев неумолимо уменьшалась.

Как я понял, у эльфов сейчас осталось около пятидесяти «стариков», которым перевалило за сорок, два десятка детей до десяти лет, около тридцати подростков до пятнадцати, и три сотни взрослых эльфов, абсолютное большинство которых составляли девушки и женщины. Благодаря моим стараниям, а также стараниям дерева количество лесных стражей сошло на нет, остались только несколько наставников и плохо обученные малолетки. Поэтому в дозоры ходили в основном молодые эльфийки. Они же были охотницами и защитницами нового поселения.

Выслушав все это, я мог только печально вздохнуть на бегу и подумать, что со здешними пророчествами лучше не шутить. Сказано ведь было «принесет многие смерти» — так и получилось. Можно сказать, благодаря мне население Эльфийского леса сократилось ровным счетом вдвое. Это было печально, но на великое достижение никак не тянуло, если вспомнить, что примерно настолько же сократилось и население степи, а ведь там народу было куда больше…

— Ладно, не стоит переживать, — сказал я грустным эльфийкам. — Если вы мне поможете и подтвердите мои слова, то можете стать спасением для своего народа.

— Как это? — удивилась Илинь.

— А вот так. Я ведь не собираюсь тащить эльфов к людям за уши. Они должны сами решить, что это им необходимо. Но в том-то и проблема. Насколько я знаю Калиниэля, его легче убить, чем принудить согласиться с тем, что эльфам будет лучше рассеяться в человеческом королевстве. Могу поспорить, он вел вас к людям, убеждая, что вы легко сможете отвоевать у них кусочек плодородной земли, я прав?

Эльфийки только мрачно кивнули в ответ.

— Так вот. Я не позволю этому идиоту испортить мой план. Я не собираюсь устраивать для эльфов безопасную резервацию, я хочу основательно их перемешать с людьми. И вот только тогда для вашего племени может наступить светлое будущее. Не как отдельного народа, а как жителей Мардинана, процветающего королевства людей. Да, тогда может появиться обилие полукровок, но кого это обеспокоит? В северных землях благодаря соседству с Фантаром так и происходит. И после добавления некоторого количества эльфийской крови в Мардинане может появиться много детей со способностями к магии леса, а разве это плохо? Поэтому я прошу вас мне помочь. Прошу убедить своих сверстников, друзей, родителей и родственников, что лучше отправиться в неизвестность, чем сидеть на месте и лишь приближать свой трагический финал. Я не буду уговаривать всех и каждого, на это у меня нет времени. Просто я знаю и прошу вас поверить в то, что все, кто останутся здесь в лесу, погибнут. Может не в этом году, может через десять лет или больше. Но те, которые отправятся на север к людям, имеют хорошие шансы найти свое место в мире и прожить долгую счастливую жизнь.

Умудрившись произнести эту тираду на бегу, я замолчал и дал девушкам время все тщательно обдумать, а сам стал прислушиваться. К сожалению, никаких мыслей я уловить не смог и понял, что мои выводы подтвердились. Эльфы — это не кошки! Но не успел я поинтересоваться выводами ушастых, как мы добрались к Цветочному Источнику. Он представлял собой большую поляну, ранее покрытую разноцветным ковром с родником в центре, а сейчас очень напоминавшую лагерь беженцев. По всей поляне была раскидана примерно сотня шалашиков, палаток, землянок и прочих временных сооружений, больших и маленьких, красивых и неказистых, крепких и едва стоящих на земле. Цветов уже не было, все они были или вырваны, или вытоптаны, поэтому от места осталось одно название.

В поселении было людно… эльфно… блин, даже не знаю, как правильно выразиться! Короче, больше сотни эльфов сидели, стояли, ходили перед шалашами, занимаясь повседневными делами. Кто-то штопал одежду, несколько женщин варили нечто в большом котелке, пара девушек тренировалась с мечами. Наше появление вызвало большой ажиотаж. Некоторые сразу же схватились за луки, некоторые просто таращились со страхом и любопытством, но пока никто не стрелял. Остановившись на краю поляны, я начал ждать, пока соберется большая толпа, потому что мне было нужно объяснить все именно простым эльфам, а не их старейшинам во главе с Калиниэлем. С ним даже разговаривать будет бесполезно, лучше просто убить, как только покажется на глаза, но боюсь, ушастые этого не оценят.

Помогая девушкам спрыгнуть с Ветерка, я попросил их постоять рядом для поддержки, ведь именно их присутствие пока удерживало остальных от посылания стрел в кэльвов, которые сейчас смирно сидели у моих ног и смотрели на толпу. Я прекрасно чувствовал, что пушистикам сейчас не по себе, но постарался их успокоить, пообещав, что здесь нам не посмеют причинить вред. Постепенно толпа, окружившая нас, но держащаяся на приличном расстоянии, становилась все больше, и я решил начать:

— Здравствуйте, представители славного народа эльфов. Не бойтесь этих кэльвов и опустите луки, никто не собирается причинять вам зла. Меня зовут Алекс, и я пришел к вам от имени короля Мардинана с приглашением переселиться на земли людей.

После моих слов ушастые слегка расслабились, совсем чуть-чуть, и начали перешептываться между собой. Но вот один самый решительный спросил:

— А что мы забыли на человеческих землях? Нам и здесь хорошо!

— Хорошо ли? — с сомнением огляделся я вокруг. — Что-то я не вижу, чтобы вы хорошо жили.

— Это потому, что мы ушли из нашего селения, — сказала одна из эльфиек. — Через год мы выстроим новое и тогда…

— И тогда все повторится по новой, — продолжил я. — Неужели вы думаете, что Ритуальное дерево было главной вашей бедой? Да, оно заставило вас покинуть ваши дома, но и без этого вы все равно бы не смогли жить хорошо. Ваш народ медленно угасает и будущего у него, к сожалению, нет. Нет в этом лесу, но оно может появиться в Мардинане.

— Это неправда! Мы выживем! — раздались крики в толпе.

— Ну да, вы абсолютно правы! Послушайте себя — вы говорите, что выживете, но зачем выживать, если можно просто жить? Разве вы хотите, чтобы ваши дети жили впроголодь и не имели другой цели, нежели продлить свое существование? Если так будет, то вы ничем не будете отличаться от диких зверей. Разве вы хотите такого будущего для своего народа?

Эльфы молчали. Я понял, что иду в нужном направлении и решил закрепить успех.

— В Мардинане вас ожидает достойная жизнь. Там вы можете найти себе занятие по душе. Король Фариам приглашает две сотни лучников к себе в войско с хорошей платой, но ведь вы не только хорошо стреляете из лука. Среди вас есть великолепные резчики, ткачи, садоводы, портные… перечислять можно долго. Для вас всех в человеческих землях может найтись свое место. И некоторые ваши собратья уже давно это поняли. Я говорил с Эринэлем, который работает в трактире Зингарда и вполне доволен жизнью. Он рассказал, что его друзья устроились наемниками, огородниками и тоже не бедствуют. Я знаю, что Риль работает знахаркой в деревне, собирается выйти замуж за человека и совсем не хочет возвращаться сюда. Я предлагаю вам последовать их примеру. Девушки рассказали мне, что несколько сезонов назад вы и сами собирались покинуть эти леса, но тогда вас не пропустили кэльвы. Сейчас я привел их, чтобы показать всем вам, что ваша вражда бессмысленна, и кэльвы вполне могут стать вашими друзьями. Просто не пытайтесь им навредить, и они не тронут вас. Так что теперь дорога в Мардинан свободна, и вы можете спокойно отправляться на поиски своего счастья!

Эльфы стали переговариваться громче. Я видел, что они уже морально готовы согласиться со мной, не хватает лишь небольшого толчка.

— Но ведь Дух Светлого Леса против того, чтобы народ эльфов покидал свои земли! — громко заявил один из пожилых эльфов.

«Ну и бредни! — подумал я. — И кто же их только сочинил?»

— То, что вы называете Духом Леса — всего лишь плотоядный сорняк-переросток. Он не был разумным и хотел лишь сожрать всех вас. Как вы можете после этого верить в эти сказки?

— Но дерево…

— Дерева больше нет! — отрезал я. — Вчера я его уничтожил!

— Не может быть! — на разные голоса загомонили в толпе.

Внезапно подала голос Илинь, которая все еще стояла рядом со мной.

— Это правда! Мы видели поляну, там осталась только зола. Мы довольно долго находились в поселке и ничего страшного с нами не произошло.

— Но наши маги…

— Алекс — великий маг! И все, что он говорит — истина! — заявила эльфийка.

Вот, молодец, подумал я. Такая поддержка мне точно не помешает.

— Но откуда он знает, что король возьмет эльфов себе на службу? — раздался голос из толпы.

— Потому что король Фариам — мой брат, и он сам сказал мне об этом, — ответил я.

В толпе наступила тишина. Все эльфы с удивлением рассматривали меня, как будто пытались обнаружить признаки королевской крови на моем лице. Я понял, что почти победил, но тут случилось то, чего я ждал и втайне опасался. Толпа слегка раздвинулась, пропуская в первые ряды нового зрителя, и передо мной появился Калиниэль. За прошедшие месяцы он сильно сдал, и передвигаться мог только с палочкой, но свой надменный и злой взгляд не потерял.

— Кто ты и зачем привел сюда этих животных?

Кэльвы зашипели, выражая неодобрение таким оскорблением.

— Они не животные, — ответил я, раздумывая, убить его сразу, или чуток обождать. — Кльвы такие же полноправные жители этого леса, как и вы. И они никогда не нападали на эльфов, если те сами их не провоцировали. Они только защищались, и я их прекрасно понимаю.

Калиниэль помолчал, а потом недовольно заявил:

— Ты не ответил на мой вопрос.

Вот сволочь! Похоже, что он пропустил все мои слова мимо ушей. В словесной битве с ним я точно проиграю и не потому, что не смогу привести адекватные аргументы и доказательства своей правоты, а потому что выиграть в споре с упертым бараном невозможно. Мда, нужно было его убивать сразу, а потом извиниться перед эльфами за свое поведение, сославшись на давнюю кровную вражду.

Не успел я заново начать свою речь, как меня опередила Ламиэль.

— Это Алекс. Он брат короля Мардинана, великий маг, сумевший уничтожить Ритуальное дерево и Повелитель зверей. Он пришел сюда, чтобы подарить эльфам возможность начать новую жизнь на человеческих землях.

— На человеческих землях? — удивленно переспросил старейшина. — Этого не будет никогда! Никто из эльфов не пойдет к людям, потому что это станет предательством светлой памяти наших предков!

Вот так, подумал я. Как жалко, когда все хорошие планы разбиваются по вине каких-нибудь долбодятлов. Но в этот момент я получил неожиданную поддержку со стороны Илини.

— Я пойду! — решительно сказала эльфийка. — Я стану лучницей на службе у короля Мардинана. И это никак не будет предательством, потому что наши предки желали счастья своим потомкам, а не смерти!

— Илинь, что ты говоришь? — возмутился Калиниэль. — Это неправильно!

— Я уже решила и не собираюсь отступать! Я хочу счастья для себя, для своих будущих детей и знаю, что здесь я его точно не получу.

— Вздорная девчонка! Подумай о своих родителях! Они бы не одобрили…

— О родителях?! — внезапно закричала Илинь. — Не тебе, старый пень, говорить о моих родителях! Это же ты их убил, отправив на верную смерть! Они сами уже давно хотели уйти к людям, но ты испугался, что за ними последуют все остальные и решил просто от них избавиться! Я же видела, как ты приказал им сопровождать магов, а сам трусливо сбежал, даже не дойдя до дерева. Я видела, как бессмысленно умирали наши воины, пока ты дома собирал свои драгоценности. И после этого ты еще заявляешь, что мои родители не одобрили бы мое решение?!

Илинь кинулась на старейшину, но я схватил ее за плечи и удержал. Только драки здесь еще не хватало. Нет, Калиниэля надо мочить, а не бить. Побитый он будет вызывать жалость и сочувствие, а вот мертвый… Эльфийка поначалу вырывалась из моей хватки, но потом вдруг обмякла и разрыдалась. Я аккуратно развернул ее и нежно прижал к себе, давая выплакаться. Мда, сильно не повезло девушке, но кто же мог предположить, что так все получится? Кэльвы тоже не остались в стороне. Три кошки подошли и стали тыкаться мордочками в ноги эльфийки, пытаясь ее подбодрить. А Илинь в ответ оставила мои объятия, опустилась на колени, прижала к себе пушистиков и разрыдалась еще сильнее. Та кошка, которую она гладила в поселке, стала нежно слизывать слезы с ее лица, посылая эльфийке эмоции сочувствия и поддержки.

Калиниэль в этот момент вышел из толпы, проковылял немного вперед и развернулся к ней лицом.

— Видите? Девушка повредилась рассудком от горя и не знает, что говорит. Вы же понимаете, что дух Светлого Леса не хочет, чтобы эльфы покидали свою землю? Именно он принес нам много горя, но лишь в наказание за то, что несколько эльфов предали свой народ и ушли жить к людям. Таким способом он заставил нас одуматься, вспомнить заветы предков и…

Дальше я не слушал. Теперь понятно, откуда появились у эльфов подобные бредни, которые не выдерживают никакой критики. Ничего умнее придумать не мог, что ли? И самое мерзкое здесь то, что эльфы продолжают слушать эту чепуху и верить ей! Пора вмешаться.

— Это все ложь, — прервал я старейшину, который уже совсем распоясался и заявил, что я зря уничтожил дерево.

Калиниэль повернулся и со злостью уставился на меня, а я продолжил:

— Ваше Ритуальное дерево — не Дух Леса, а всего лишь созданный эльфами растительный хищник.

— Нет, не слушайте его! — крикнул старейшина.

— Хотите, расскажу, как он появился? — спросил я толпу.

Та в ответ одобрительно загомонила и я продолжил.

— У меня на этот счет есть две версии. Первая более мягкая и возвышенная. Пять сотен лет тому назад, ваших предков, мятежных эльфов, изгнали из Фантара. Тогда они появились в этом лесу и принялись обустраиваться на новом месте. Было очень нелегко начинать все заново, создавать свое поселение, выращивать сады, покорять дикую природу, ни сил, ни терпения не хватало. И тогда умные эльфы придумали выход — создали себе идола, которого назвали воплощением Духа Леса и стали приносить ему жертвы, чтобы задобрить его. Этот дух был плотоядным, хорошо постарались мастера магии, он питался кровью своих жертв. Поначалу ему дарили животных, потом и случайно попавших в лес путников, а дух, который был всего лишь ненасытным сорняком, все рос и со временем превратился в дерево, которое недавно начало жрать все подряд, в том числе и тех, кто приносил ему жертвы.

Калиниэль не перебивал меня. Если в начале моей речи он глядел на меня со злостью, то теперь я начал ощущать его торжество. Понятно, что эта моя версия была далека от истины. Поэтому я сразу закруглился и сказал:

— Но эта версия не слишком правдоподобная, потому что очень красивая. А вот вторая мерзкая и неприятная, но более соответствует действительности. После того, как эльфы поняли, что жить в этом лесу им придется еще очень долго и впереди нарисовалась мрачная перспектива вымирания, некоторые из них стали подговаривать других уйти к людям. И вот тогда старейшины забеспокоились. Они же понимали, что сохраняют свою власть до тех пор, пока эльфы остаются вместе. А если они переселятся на человеческие земли, то обязательно перемешаются с людьми и тогда командовать будет просто некем. Но старейшины командовать привыкли и другого делать не умели, вот тогда они и решили, что бунтарей нужно примерно наказать, чтобы другим неповадно было. Лучшим наказанием была, конечно, смерть, но они придумали кое-что похитрее. Так как все они были мастерами эльфийской магии, то совместными усилиями создали хищное плотоядное дерево, которое своими корнями выпивало из жертвы все соки вместе с ее жизнью. Ведь умереть от меча не страшно. Гораздо ужаснее отправиться на корм растению! Старейшины просчитали все. Даже то, что в активном состоянии дерево не будет сдерживать свой аппетит, поэтому создали его таким, чтобы оно просыпалось и засыпало вновь только по их команде. Вот только они не учли одного — что с каждой жертвой их творение будет становиться все сильнее. Вначале все прошло удачно. Бунтари были наказаны, а в сердцах остальных навсегда поселился дикий ужас перед лесом, который может покарать отступников. Шли годы, больше эльфов не казнили таким способом, но знание того, как разбудить Ритуальное дерево оставалось у старейшин. Постепенно им пришло в голову укреплять таким образом дух народа и убивать всяких пришельцев, осмелившихся забрести в этот лес. Много невинных людей и, вполне вероятно, гномов пошло на корм этому чудовищному созданию, но вот недавно случилась беда — дерево разбудили, но не погрузили обратно в спячку. А оно осмотрелось вокруг, обнаружило много живой сытной пиши, и принялось жрать. Помните, я говорил, что создатели кое-чего не учли. Так вот, дерево с каждым сожранным эльфом становилось все быстрее и сильнее. Оно ведь пожирало не только тело, но и ауру несчастных. Да, оно питалось не только кровью, но и энергией, которую содержали живые существа. Поэтому ваши маги ничего не смогли поделать — дерево разрушало плетения, усваивая их, как и все остальное. Дальше, думаю, можно не рассказывать.

Я замолчал и посмотрел на перекошенное лицо Калиниэля. Если я и не полностью угадал, то процентов на девяносто — вполне. Старейшина силился что-то сказать, но его душила дикая ярость и вместо слов из его горла вылетали только хрипы. Это нужно было заканчивать, поэтому я сказал:

— А вот теперь посмотри мне в лицо и ответь — я лгу?

Как я и надеялся, старейшина не смог сдержаться и кинулся на меня. Ярость придала ему силы, он в несколько быстрых шагов достиг нашей компании и замахнулся своей палкой. Я лишь просигналил зашипевшим кэльвам, чтобы не вмешивались, а сам мягким шагом скользнул ему навстречу и воспользовался одним из многочисленных приемов Рассветной школы. Я нанес всего один удар в грудь, останавливая сердце старейшины. Калиниэль запнулся, сделал пару попыток вдохнуть, а потом выронил палку и сам рухнул на землю, не подавая признаков жизни. Я оглядел безмолвствующую толпу, которая все еще не отошла от шока, вызванного моим рассказом и вспышкой ярости старейшины. Поэтому мне оставалось только сделать контрольный выстрел.

— А знаете, что самое печальное и противное в этой истории? Нет, не то, что старейшины столетиями обманывали вас, подчиняя своей воле, заставляя служить им. И не то, что они убивали ни в чем не повинных путников. И даже не то, что они до последнего сохраняли эту грязную тайну. Нет, самое мерзкое здесь то, что вы позволяли им это делать. Вы стояли и с улыбками на лицах смотрели, как дерево пожирает беззащитных людей, вы верили всей чуши, что несли старейшины, даже не утруждаясь хотя бы немного подумать, вы слепо следовали их приказам, даже не пытаясь понять, что будет лучше для вас самих!

Я вздохнул и замолчал. Большего я сделать был не в силах. Если и после этого эльфы будут упрямиться, то пусть вымирают в этих лесах. Тем, у кого нет желания жить, свобода не нужна. Пусть носят рабский ошейник своих заветов, традиций, пусть подчиняются чужим приказам. Пусть делают, что хотят, мне на них наплевать! Да, я был одним из них, хотя и в прошлом, но мне их не было жалко. Эльфы получили то, что заслуживают!

Внезапно наступившую тишину нарушила Ламиэнь. Она подошла к Илини, которая уже не рыдала, но все так же стояла на коленях в окружении кэльвов, положила руку ей на плечо и тихо сказала:

— Я пойду с тобой.

Эльфийка подняла взгляд на свою подругу, всхлипнула, а потом счастливо улыбнулась.

— Я тоже пойду к людям, — раздался голос еще одной эльфийки. — Всегда хотела посмотреть, какую одежду они носят.

— И я пойду, — поддержала ее еще одна. — Я тоже знаю, как за лук браться.

— Я с вами!

В толпе раздавалось все больше одобрительных возгласов. Они нарастали, как снежный ком, звуча со всех сторон, и я понял, что победил. Эльфы получат свое будущее, а Мардинан — свежую кровь. Я удовлетворенно улыбнулся и огляделся по сторонам. Уже никто не испытывал страха или неуверенности, все были полны решимости и надежды. Надежды на счастливую жизнь, как ни банально это звучит.

— А повара людям нужны? — спросил меня кто-то.

В ответ я заявил:

— Знаете что, давайте вы меня сейчас накормите, напоите, а я постараюсь ответить на все ваши вопросы. Согласны?

Еще бы они были против! Спустя несколько минут я уже уплетал вкусную кашу с фруктами и рассказывал эльфам обо всех подробностях жизни в Мардинане. Вскользь упомянул и о том, что недавно отгремела большая война, поэтому большой спрос придется именно на воинов и лучников, также будут нужны охотники, садоводы… В общем, через два часа плодотворной беседы я понял, что в селении останутся лишь несколько десятков упертых стариков, которые выбрали девиз «Это моя нора, я в ней родился, в ней и умру!», а остальные эльфы рванут к людям. И я был рад, что они сумели сделать правильный выбор.

Кстати, пока мы беседовали, отношение к кэльвам тоже поменялось. Из откровенного страха оно стало просто настороженным, а малышня, наблюдая, как Илинь запросто гладит опасных зверей, тоже решила попробовать и с удовольствием принялась возиться с большими кошками. Те поначалу стеснялись, но потом, в основном благодаря моей просьбе, расслабились и начали получать удовольствие. А одна из кошек даже покатала на своей спине маленькую девочку, пока ее мать рядом всерьез раздумывала, не рухнуть ли на землю с сердечным приступом.

В общем, когда я покинул новое селение, то был абсолютно спокоен за оставленных эльфов. Даже если они и не смогут найти себе занятие в первые месяцы жизни в королевстве, то их оружие, склад которого остался нетронутым, и драгоценности, помогут всем безбедно существовать несколько лет. Напоследок я посоветовал все книги, которые найдутся, передать королевской библиотеке, сказав, что таким образом они завоюют искреннее расположение короля. Им они уже не нужны, а вот Снежане в школе очень пригодятся. Знание лекарственных трав еще никому не вредило, а эльфийские сказки вполне будут понятны и человеческим детям.

Спустя час езды я достиг того самого родника, где впервые увидел кэльва. Напившись кристально чистой водой, я напоил Ветерка и двинулся дальше, а еще через несколько часов увидел Великие Кедры. Почему они так называются, я не понял, так как никаких шишек в округе не наблюдалось. Либо это смещение понятий, либо особенности здешней флоры. Но я не стал забивать себе голову пустяками, а связался с Фариамом и рассказал ему об итогах переговоров с эльфами. Брат лишь порадовался моим успехам, но заметил, что рассчитывал на несколько большее количество ушастых.

Ухмыляясь, я подробно рассказал королю про все эльфийские беды. Фар долго удивлялся тому, какой величины может быть глупость, но потом сообщил и свои новости. Оказывается, задумка со школой набирает обороты. В загородной резиденции количество детей уже достигло трех сотен, началась подготовка к строительству новых жилых и учебных корпусов. Когда же я поинтересовался, кто все это оплачивает, Фариам поведал, что некоторые богатые торговцы прониклись этой идеей и более того, захотели, чтобы и их дети учились в этом заведении. Ну а брату ничего не оставалось, как согласиться, заодно раскрутив их на спонсорскую помощь. В общем, работа шла, Школа расширялась, а король не мог нарадоваться успехам Снежаны, на которую спихнул большинство хозяйственных проблем.

Следующие несколько часов вплоть до самого вечера превратились для меня в настоящую пытку. Дело в том, что я не мог со стопроцентной уверенностью вспомнить, куда нужно ехать, поэтому больше следовал своей интуиции, постоянно осматриваясь в поисках чего-нибудь необычного. Когда же солнце село и на лес опустились сумерки, я, наконец, нашел то, что искал. Обычным зрением не было видно ничего, но вот магическим обнаруживалась большая черная клякса в пространстве. Полукруг радиусом метра три, с рваными краями, вырастал прямо из земли, навевая мысли о межзвездных вратах из телесериала. Вот только не было ни контура, ни пульта, просто создавалось впечатление, что в лесу поставили громадное стекло, а потом с размаху плеснули на него из ведра черной краской. Да и черным это пятно на самом деле не было. Нет, передо мной находился кусочек абсолютного мрака, словно магнит притягивающий взгляд.

Спрыгнув с седла, я подошел к порталу в другой мир или, как его называла Темнота, разрезу. Зайдя сбоку, я понял, что он является идеально тонким, так как полностью исчез, когда я таким образом попытался определить его толщину. Обойдя разрез со всех сторон, я перешел к экспериментам. Вначале кинул в него камень, который сразу исчез. При повторении с другой стороны, я добился такого же результата, поэтому перешел к следующим опытам. Взяв длинную ветку, я сунул ее в черноту, а потом достал обратно. На первый взгляд с ней было все нормально, поэтому я начал экспериментировать с краями. Я предполагал, что когда наполовину погруженная ветка выйдет за границу области слияния миров, ее просто разрежет, но был приятно удивлен, когда край пятна оттолкнул ее. Теперь можно было не опасаться, что, не вписавшись в этот проход, я лишусь какой-нибудь части тела.

От предметов я перешел к опытам на себе. Сунув в черноту руку, я никаких неприятных ощущений не получил, да и после извлечения рука была нормальной, и отпадать не собиралась. В общем, наигравшись, я снова сел в седло и задумался. Вот мой выход на Землю, то самое место, откуда начался мой путь. Хочу ли я вернуться? Да, несомненно. Но одновременно с этим мне очень не хочется потерять все то, что я добился здесь. А что, если я не смогу больше попасть в этот мир? Ведь может же быть такое? Но и на Землю все-таки попасть нужно, вернуться домой, навестить родителей… Нет, так ничего не выйдет. Зайдем с другой стороны — разве я могу сейчас развернуться и уйти отсюда? Нет. Так чего же медлить?

— Вперед, Ветерок! — решительно сказал я, отбросив сомнения. — Нас ждет другой мир.

Глава 12. Возвращение

Медленно и неторопливо мы с Ветерком въехали в разрез. Вернее, я сильно сомневался, что жеребец его вообще заметил. Как-то никогда не думал о том, могут ли животные видеть магию. Так что правильнее будет сказать, что всю важность этого поистине исторического события оценил только один я. Слегка пригнувшись, чтобы не задеть край, я на всякий случай задержал дыхание. Да, это было немного глуповато, но ничего со своей паранойей я поделать не мог. Слишком часто мне доводилось читать в книгах, как герои-попаданцы, вместо того, чтобы вернуться на родную планету, оказываются демоны знают где. Поэтому экспериментировал немного с проходом я именно для того, чтобы проверить, не ведет ли он в какое-нибудь отделение местного ада. Ведь Темнота говорила, что с Земли сюда прибыло довольно большое число пришельцев, но не упоминала, что кто-то умудрился отправиться в обратном направлении. Вообще-то мне нужно было с ней посоветоваться перед прохождением среза, но я просто не решился на разговор, интуитивно понимая, что ей ничего не будет стоить уговорить меня этого не делать.

Переход был практически незаметным, и никаких странноватых ощущений при этом у меня не возникло. Разве что произошла резкая смена картинки перед глазами. Оглядевшись уже на той стороне, я понял, что вокруг был лес, практически ничем не отличавшийся от того, где мы только что находились. Единственное, что я заметил — по эту сторону среза было немного темнее. Видимо, между соседними мирами все же было какое-то различие во времени. Посмотрев по сторонам и не обнаружив ничего подозрительного ни в обычном, ни в магическом плане, я подумал, что вроде бы все получилось, и с облегчением выдохнул.

А вот последующий вдох вынудил меня запаниковать. Здешний воздух оказался каким-то затхлым, пыльным и пахнущим чем-то жутко химическим, от чего у меня сразу засвербело в носу. Нет, это явно не моя Земля! Это какая-то другая планета, где случилась жуткая экологическая катастрофа! Я же прекрасно помнил, что воздух на моей родине был хоть и не кристально чистым и свежим, но вполне пригодным для дыхания, а тот, что я вдыхал сейчас, больше походил на последствия газовой атаки. Ветерок фыркнул, подтверждая мои мысли, и пошел дальше от черного зева среза, но я остановил его и задумался.

Похоже, я попал немного не туда. Может, соседних миров гораздо больше, чем один? И срез ведет не только в один из них, а в несколько сразу? Значит, нужно вернуться и повторить фокус, ведь, вполне возможно, для перемещения является немаловажным то, с какой стороны входить в срез. Вот только уже собираясь развернуть Ветерка и отправиться назад, я замер и понял, что этого мне не даст сделать чрезмерное любопытство. Ведь это же другой мир! Его непременно нужно исследовать, хотя бы краем глаза, чтобы по крайней мере понять, как же местные умудрились настолько загадить здешний воздух.

Да, у меня при мысли об этом возникли вполне обоснованные сомнения. Ведь если тут технологическая цивилизация, то находиться в этом мире мне крайне опасно. Поэтому по уму нужно оставить надуманные лавры исследователя и перемещаться обратно… Ну уж нет, так дело не пойдет! Я же потом себя ругать буду, что упустил подобную возможность! Обязательно нужно задержаться и полюбоваться на здешнюю жизнь, оценить местных аборигенов. И вообще, если у них техногенный мир, значит, мне, начинающему магу со стажем, волноваться не о чем. Вряд ли они смогут мне чем-нибудь противостоять. О, кстати, как там мои способности поживают?

Сформировав огненный шар, я понял, что они поживают хорошо, вот только при магических действиях затрачивается втрое больше энергии. Это было неприятно, но второе маленькое открытие мне не понравилось еще больше — с силой в окружающем пространстве было не густо. Сказать по правде, ее тут практически не было, и от этого мне сразу делалось не по себе. Ведь в соседнем мире я ее постоянно ощущал. И тогда, когда был совсем слабым, что радовался крохе энергии, и даже тогда, когда необходимость выцеживать ее из внешнего мира отпала, я всегда чувствовал ее в окружающем пространстве. А здесь силы было почти вдесятеро меньше и это настораживало и вызывало дискомфорт. Словно недостаток влаги в воздухе, я ощущал некую энергетическую «сухость» вокруг себя.

Мда, это, конечно, неприятно, но далеко не смертельно. И к воздуху я вроде бы уже притерпелся. Ну, во всяком случае, он уже не вызывает у меня желания почесать нос и сплюнуть мерзкий привкус, рождающийся на языке, хотя по-прежнему кажется тяжелым и пыльным. Короче, находиться какое-то время здесь я могу без ущерба здоровью. И даже если в здешней атмосфере содержится какой-нибудь яд, от которого не спасет моя регенерация, то у меня в запасе есть немного лимэля. Он поставит меня на ноги в любом случае. Так что нужно рискнуть и отправиться исследовать этот мир, а потом попробовать запасной вариант со срезом.

Придя к такому выводу, я почувствовал облегчение и даже некоторую уверенность в своих действиях. Тронув Ветерка с места, я проехал сквозь заросли кустов, наугад выбрал направление и двинулся дальше, а спустя полчаса сделал еще одно открытие — в этом мире наступало утро. Постепенно в лесу стало светать, а потом из-за макушек деревьев показалось восходящее солнце. Но я не слишком по этому поводу озаботился. Гораздо важнее для меня было то, что прямо по курсу я увидел горку. Причем до боли знакомую горку. Уточню, до головной боли знакомую.

Через несколько минут, подъехав поближе, я мог с уверенностью сказать, что это был именно тот Мертвый курган, с которого я сорвался почти год назад. Почесав затылок, внезапно вспомнивший мое приземление, я понял, что здесь возможны два варианта — либо в мое отсутствие на Земле произошла какая-то химическая катастрофа, либо этим воздухом я, ничего не подозревая, дышал всю свою жизнь. Так как первый вариант был слишком удручающим, я решил остановиться на втором и находил тому все больше подтверждений. Да, действительно, сейчас я совсем притерпелся, да еще и принудительно уменьшил запаховую чувствительность, так что мог дышать вполне нормально. А первые впечатления были вызваны именно чересчур резким контрастом. В общем, я был вынужден признать, это — моя родная Земля.

Подъехав к кургану совсем близко, я даже сумел найти то место, откуда летел кубарем, а потом вспомнил, в какой стороне находится поселок. Судя по всему, той памятной ночью, обходя горку, я ошибся в расчетах градусов на сорок, поэтому отправился не назад, а в совершенно противоположном направлении, где и умудрился попасть в срез. Так что свой костер я разводил уже в соседнем мире. Объехав горку, мы с Ветерком поскакали по направлению к поселку. Следующие десяток минут я соображал, почему здесь так жарко. Вроде, я пробыл в соседнем мире около восьми «нормальных месяцев», здесь должен март идти, а теплынь стоит, как в июле. Неужели время на Земле бежит немного быстрее и прошел уже целый год?

Осмотревшись еще раз, задействовав магию, я увидел в нескольких километрах от себя две человеческие ауры и обрадовался — вот и те, кто сумеет ответить на интересующий меня вопрос. Слегка подкорректировав курс, я поехал наперерез местным странникам, которые оказались грибниками. Два мужика средних лет как раз облюбовали небольшую полянку и начали свою «тихую охоту», когда на ней появился я. Подъехав к ним на Ветерке, я поразился тому удивлению, которое они испытывали.

«Что, неужели никогда живого коня не видели?» — подумал я, но потом едва сдержался, чтобы не выругаться.

На лошадей-то они в своей жизни, может, и насмотрелись, а вот живого эльфа им однозначно встречать не приходилось! Опять я сдуру забыл про маскировку! Ладно, выкручусь как-нибудь.

Остановив жеребца, я взглянул на них как можно величественнее, а потом сказал:

— Приветствую вас, славные представители человеческой расы. Не поможете сыну лесного народа в одной незначительной мелочи? Мне хотелось бы узнать, какой сейчас год и день по вашему летоисчислению?

Слова немного непривычно царапали язык. Эх, давненько я не говорил на русском, хорошо хоть вспомнил его без проблем. Закончив свою речь, я вопросительно посмотрел на оцепеневших грибников. Один из них осторожно произнес:

— Две тыщи десятый.

— Двадцать четвертое июля, — добавил второй, рассматривая меня во все глаза.

Это что же получается? Мои странствия по соседнему миру заняли всего неделю? Вот это да! Но я постарался, чтобы на моем лице ничего не выдало изумления, и все так же возвышенно ответил:

— Благодарю за ответ и желаю, чтобы ваши боги были к вам благосклонны!

Глядя на весьма ошарашенных мужиков, я тут же растянул губы в улыбке и хихикнул, тем самым нарушая свой образ ненормального ролевика, чтобы вывести их из ступора, а потом произнес вполне обычным голосом:

— Эх, жаль нет фотика!

После этих слов оцепенение грибников прошло. Первый сплюнул на землю и пробормотал «Вот псих!», а второй искренне засмеялся. Подняв вверх кулак, я пожелал им удачной охоты и поехал дальше. Когда мужики остались далеко позади, я озаботился маскировкой. Плетение появилось без труда, но вот сложнее было задать необходимый образ. Я ведь уже успел забыть, как выглядел еще… хм… неделю назад, если по местному времени. Оставив эти попытки, я плюнул и просто убрал все лишние детали, типа длинных ушей, волос и состарил свое лицо на десяток лет.

Одежду для образа я подобрал стандартную — футболка, джинсы и кроссовки, естественно скрыв при этом все оружие. Если меня никто щупать не будет, то и догадаться не должен. Вот по поводу Ветерка я даже не стал ничего придумывать, так как это было бесполезно. Ну не превратить мне коня в велосипед при всем желании! Да и где вы видели велосипед под два метра? Короче, решил оставить все, как есть. Жеребца мне просто так бросать не хотелось, а если вдруг нужно будет его куда-нибудь спрятать, то плетение из ожерелья мне в этом должно помочь, тем более, что десяток мелких сафрусов у меня валяются в сумке с драгоценностями — накопитель есть из чего сделать.

Спустя полчаса езды, я переехал речку через деревянный мостик, а вскоре достиг поселка, где прожил неделю. Можно было бы в него и не заезжать, а сразу рвануть в мой родной город, но тут у меня остались кое-какие вещи, которые я планировал забрать. И это вовсе не свитер или зарядка от мобильника. Нет, здесь остался мой ноутбук, поэтому я хотел его вернуть, если мою Асю еще не спионерили разные нехорошие личности. Нет, за прошедшую неделю, конечно, всякое могло случиться, но я полагал, что администрация этого поселка обязательно должна сохранять вещи своих постояльцев. Вот только наверняка я должен был числиться пропавшим без вести, ведь мои родные точно забили тревогу, не получая от меня вестей. Но и в таком случае сначала нужно прояснить ситуацию у местных, а там уже видно будет.

При въезде в поселок меня поджидал сюрприз. Вокруг столика, вытащенного из общей кухни, восседала знакомая мне компания искателей приключений в слегка изменившемся составе, тихо и мирно завтракая. Вот только это продолжалось ровно до того момента, пока они не заметили меня. Девушки сразу перестали жевать, а Андрей, который увлеченно о чем-то рассказывал своему соседу, так и замер с раскрытым ртом. Они были первыми, кто меня увидал. Остальные четыре парня, видя их удивление, обернулись и уставились на меня, медленно подъезжающего к ним.

«А вот и источник информации!» — подумал я, остановив Ветерка и спрыгнув с седла.

— Леша… Это ты? — наконец спросил подобравший челюсть Андрей.

— Я.

— Куда ты пропал? Мы так волновались! — сказала Света, одна из девушек, поднимаясь со стула навстречу мне.

— Да, Лех, мы все думали, что с тобой что-то приключилось, даже искать пытались! Где ты был? — спросил один из парней, кажется, Антон.

— Далеко, — ответил я. — А что тут случилось в мое отсутствие?

— Ой, много чего, — ответила Света, уставившись на моего коня. — А кто это? Можно его погладить? Откуда он у тебя?

Я усмехнулся и ответил:

— Это Ветерок, мне его брат подарил. Его можно погладить, но только если накормить перед этим яблоками.

— Я сейчас! — радостно воскликнула девушка и кинулась в ближайший домик.

— Так что здесь происходило? Расскажите все по порядку.

— Ну, как только ты вечером не вернулся, мы забеспокоились, — начал Андрей, пока остальные глазели на Ветерка. — Утром сказали администраторше, а днем отправились тебя искать. Облазили все окрестности той горки, но так ничего и не обнаружили. Ты как сквозь землю провалился!

Я хмыкнул. Видно, мой кошелек с остатками наличности вернуть уже не удастся, повезло какому-то грибнику.

— Ага, — подхватил Юра. — А потом через четыре дня приехали менты. Двое, спрашивали про тебя, говорили, что твои предки «заяву» накатали, но ничего искать не стали, просто заставили нас расписаться на каких-то протоколах, а потом слиняли.

— А они вещи мои забирали? — поинтересовался я.

— Да, — кивнул Антон. — Какую-то мелочь, одежду и еще что-то.

— А мой ноутбук?

— Не, ноут мы не видели. Видно, его кто-то из местных стырил, — ответил Юра. — А где ты так долго пропадал?

От вранья меня спасло появление Светы с яблоками в руках, которым Ветерок очень обрадовался. Сжевав два, он позволил восторженной девушке себя погладить. Остальные тоже, забыв о завтраке, подошли к жеребцу и начали спрашивать, почему он такой огромный, где мне удалось его получить, и как я научился ездить. Уклончиво ответив сразу на все вопросы, я попросил ребят слегка присмотреть за моим средством передвижения, приказав Ветерку, чтобы не буянил и не обижал компанию, а сам отправился в местную администрацию, которая располагалась в большом одноэтажном домике в самом центре поселка, где я получал ключи от своего номера четверть люкс. Зайдя внутрь, я встретил уже знакомую дородную тетку, сидевшую за большим столом и с любопытством рассматривающую дамский журнал. Когда я, кашлянув, привлек внимание администраторши, она недовольно поинтересовалась, что мне нужно.

— Я у вас здесь жил неделю назад, но так вышло, что уехал в большой спешке, даже не забрав свои вещи. Вот теперь я хотел бы их вернуть, — сказал я как можно деликатнее.

Ну не мог же я сразу заявить — гони ноут, воровка!

— А вы кто будете? — уставилась на меня тетка.

— Алексей Ветров, — ответил я.

— А-а-а… Это тот, который потерялся?

— Рад, что вы меня вспомнили.

— Так ваши вещи все милиция забрала, спрашивайте у них.

Тетка посчитала разговор законченным и вновь взяла в руки журнал, но ее напряжение и легкое волнение я ощутил вполне отчетливо. Поняв, что дело-таки нечисто, я попытался мягко ее уговорить, надеясь решить дело миром:

— Так вот ведь какое дело. Среди тех вещей, что забрала милиция, не было моей сумки с ноутбуком. Поэтому я полагаю, что вы оказались предусмотрительной женщиной, не отдав такую ценность в чужие руки, а сохранили его до моего возвращения. Я ведь прав, не так ли?

— Не было у меня никакого ноутбука! Все милиционеры забрали, у них и требуйте! — резко ответила администраторша.

Ее волнение усилилось и оттенилось страхом, который плавно переходил в ненависть. Ну, это естественный процесс. Вздохнув, я предпринял еще одну попытку:

— И все-таки я твердо уверен, что он у вас. Поэтому пока по-хорошему прошу вас отдать его мне.

— Вон отсюда! — грозно сказала тетка и поднялась, уперев руки в обширные бока. — Ключ от номера не вернул, ручку из окна вырвал с мясом, а еще что-то требует. Ты посмотри на него, какой хам! Сейчас мне еще ущерб возмещать будешь!

Я понял, что по-хорошему уже не получится, поэтому резко выбросил вперед руку и схватил нахалку за горло. Та захрипела и попыталась разжать мои пальцы, но я только равнодушно смотрел за ее попытками. Когда лицо администраторши стало наливаться кровью, я твердо сказал:

— Я знаю, что мой ноутбук взяла ты, поэтому отпираться не нужно. Не люблю, когда врут. Но я не стану тебя убивать, если ты готова его вернуть. Это понятно?

Уже теряющая сознание от недостатка кислорода тетка попыталась кивнуть, и я отпустил ее горло. Судорожно вдохнув, администраторша закашлялась и рухнула на кресло, жалобно скрипнувшее под ее весом. С ужасом смотря на меня, администраторша, поборов кашель, попыталась закричать:

— Помоги…

Но я оборвал ее крик резким ударом в солнечное сплетение, после которого она вновь заткнулась и стала делать судорожные попытки вдохнуть, выпучив глаза. Присев на краешек стола, я спокойно сказал:

— По-моему, я ясно выразился, но могу и повторить. Как только получу мои вещи, то просто уйду. Если нет, мне придется применить кое-что из арсенала пыток, но тогда с вероятностью в сто процентов ты умрешь. Поверь, поступить так для меня совсем ничего не стоит. И поэтому, если ты еще надеешься дочитать свой журнал, сейчас же вернешь мне мои вещи. Надеюсь, сейчас дошло?

Администраторша наконец сломалась и начала рыдать. Размазывая слезы, она рассказывать, что ее бес попутал, взяла она мой ноут, но вернуть не может, потому что как только менты уехали, попросила своего знакомого Ваську сплавить ценную вещь на барахолке.

— Он его наверняка продал уже, — закончила тетка, испуганно глядя на меня.

— Где живет твой Васька? — осведомился я.

— Тут, недалеко, — ответила администраторша.

— Вставай, пошли к нему. Если твой дружок уже успел его продать, ты сильно об этом пожалеешь.

Видя, что она собирается что-то возразить, я добавил:

— Или тебе все-таки не интересны анекдоты на последней страничке журнала?

Тетка с испугом подскочила, но прежде чем идти, потратила еще несколько минут на то, чтобы привести себя в порядок и стереть с лица потекшую тушь. После этого мы с ней под локоток, как лучшие друзья, зашагали по поселку.

Васька действительно жил недалеко, уже через пять минут на нашем пути показался скромный домик с садом под окнами, уже давно заросшим сорняками. На громкий стук администраторши, дверь распахнулась, и на пороге появился мужичок в потертой и промасленной спецовке. Видимо, этот кадр одновременно занимал в поселке должности техника, слесаря и электрика, но только на основную работу забил, и все свое время самозабвенно халтурил на потребу местных. Как же иначе можно было объяснить запущенное состояние этого райского местечка?

— А-а-а, Нинок! Заходи! — радостно сказал Вася, увидав тетку со мной. — А это кто с тобой?

— Вась, мне сейчас некогда, — затараторила администраторша. — Ты тот компьютер, что я тебе позавчера принесла, уже успел кому-нибудь продать?

— Пока нет, но покупателя уже нашел. Это друган мой, нормальный парень, две тысячи дает.

— Знаешь, Вась, уже не нужно, я уже сама нашла покупателя, так что верни-ка мне его.

В этот момент Нинок испуганно покосилась на меня, но я не стал вмешиваться. Воровку не переделать, поэтому мне осталось только промолчать, предоставив ей выкручиваться самой.

— Ну, ты даешь! — возмутился Вася. — Я уже практически договорился! Что я теперь парню скажу?

— Вась, ты меня извини, что так вышло. Я тебе потом презентик занесу, а сейчас верни, пожалуйста, эту железяку, ладно?

— Тьфу на тебя! — разочарованно сплюнул Вася и скрылся в доме.

Спустя минуту он появился вновь, но уже с моей сумкой, где обретался ноут и вручил ее тетке со словами:

— Только чтоб твой презентик был не меньше двух литров! Мне еще перед друганом извиняться.

Нинок с испугом протянула сумку мне, а я сразу расстегнул ее и проверил наличие Аси, кабелей и самое главное — моего паспорта в потайном кармашке. Вот на счет него я беспокоился больше всего, но документ оказался на своем месте. Видимо, до тщательной проверки сумки руки ни у кого так и не дошли. Отойдя немного от домика Васи, я поглядел в испуганные глаза администраторши, а потом мягко убедил ее, что в случае любых необоснованных претензий последует незамедлительное наказание. Видя, что смысл слов до тетки дошел и был ею усвоен в полном объеме, я отправился к своему Ветерку.

А вокруг него уже собралась большая толпа. Похоже, что все отдыхающие в этом поселке заинтересовались бесплатным развлечением. Дети с восторгом кормили жеребца разными угощениями, а взрослые стояли немного подальше, с интересом рассматривая и обсуждая коня. Подойдя поближе, я одним движением запрыгнул в седло, а потом попытался тронуться с места. Вот только Ветерок заартачился и пока не опустошил коробку с сахаром, который подсовывала ему маленькая девочка, покинуть это гостеприимное сборище не разрешил. За это время я успел ответить на десяток бестолковых вопросов и пристроить сумку с ноутом на седле. А после того, как Ветерок признал, что картонная коробка совсем невкусная, я попрощался со своими знакомыми, раздвинул зевак и поехал к дороге, которая вела в город.

Выбравшись на потрескавшийся асфальт, я решил снять маскировку, потому что жилых домов в окрестности не наблюдалось, а движение на дороге было настолько слабым, что навстречу мне попался только один велосипедист. Развеяв плетение, потреблявшее в этом мире неоправданно много энергии, я задумался. Нужно было прикинуть свои дальнейшие действия. В принципе, с ноутом я провозился долго. Сыграло свою роль и то, что мне никогда не нравились воры, да и подвернулась возможность вернуть свой паспорт, потому что на Земле документы имеют важное значение. Но теперь возникал вопрос, что я буду делать дальше? По идее, нужно было отправиться домой, убедить родителей, что я жив и здоров, но сразу назревает проблема — куда девать Ветерка? Конечно, можно его каким-то макаром затащить в квартиру, хотя я очень сомневаюсь, что это осуществимо, или же спрятать в гараже у знакомых отца, превратив его в статую и поставив рядом с горбатым запорожцем. Недельку пусть там постоит, пока я побуду дома…

Дома. Что-то мне уже не так сильно хочется туда попасть, если честно. Раньше как-то присутствовало стремление вернуться в свою квартиру, обнять родных, рассказать про свои приключения, а вот сейчас… Ведь пока я тут буду недельку расслабляться, в соседнем мире пройдет почти год, а за это время многое может измениться. Да и не хорошо бросать тамошнюю родню на такой долгий срок, ведь они без меня могут такого натворить… И Алона очень расстроится, ведь я сколько раз обещал заехать в Подгорное королевство, но вот опять пропадаю неизвестно где. И вообще, мне там по поводу стекла нужно что-то придумать, библиотекой озаботиться…

Внезапно я поймал себя на мысли, что уже не хочу больше находиться на Земле. Что я тут забыл? Зачем я вернулся? Ведь здесь я никто и звать меня никак, а вот в соседнем мире превратился в значимую фигуру. Здесь мое отсутствие никого, кроме родителей, не затронет, а там может запросто пошатнуться стабильность Нового Союза. Так что же? Возвращаться? И тут я ощутил, что и в самом деле очень хочу вернуться. Правду говорят, что разлука только обостряет чувства. И теперь я отчетливо осознал, что если вдруг закроется разрез, и я останусь на Земле, то уже не смогу жить, как раньше. Нет, не в смысле богатым и знаменитым, а просто счастливым.

Ведь, несмотря на то, что в соседнем мире мне часто приходилось рисковать собой, выкладываться до последней капли силы, проливать свою кровь, там я действительно жил, а здесь буду лишь существовать. Да, я танцевал на лезвии клинка, попадал в ситуации, где одна ошибка означала смерть, но чувствовал всю полноту этой жизни. Конечно, я начал заново оценивать ее, лишь едва не потеряв, но и раньше инстинктивно чувствовал подобное. Ведь там мне просто нравилось быть тем, кем я стал, и чувствовать вкус каждого прожитого дня, чего я никогда не мог добиться на Земле.

Я понял, что в соседнем мире меня ждут яркие краски и море впечатлений, а здесь — лишь серые будни. В этом мире мне не за что сражаться, не нужно рисковать понапрасну, не придется участвовать в разных смертельных авантюрах. Нет, можно всего этого добиться и собственными усилиями, но я же не такой дурак, чтобы искать себе ветряные мельницы. И здесь я никогда не буду чувствовать себя, как раньше. Я не буду нужным кому-то, а ведь без этого жизнь теряет всякий смысл. Вот так в раздумьях и под цокот копыт я сделал вывод — этот мир не является моим домом. И влекло меня сюда совсем не чувство тоски по родному гнезду, а просто легкое беспокойство за родителей. Все оказалось простым и понятным, но именно для этого мне понадобилось попасть на Землю.

Остановив Ветерка прямо посреди дороги, я спросил себя, а так ли нужно сообщать родным, что я жив? Ведь все равно надолго оставаться на Земле я не собираюсь, так зачем им вообще знать о моем возвращении? От этих мыслей меня отвлек восторженный детский возглас:

— Ух ты! Эльф!

Посмотрев в ту сторону, откуда донесся голос, я увидел пацана лет восьми, стоящего перед забором небольшого домика. Мельком оглядевшись, я понял, что незаметно для себя достиг пригорода. Что ж, все удачно складывается, вот и решение проблемы само меня нашло. Спрыгнув с Ветерка, я широко улыбнулся и спросил у мальчика:

— Привет! Тебя как зовут?

— Сережа, — ответил тот. — А вы правда эльф?

— Самый натуральный, — кивнул я. — Скажу по секрету, они не только в сказках существуют.

Мальчик насупился и с недоверием взглянул на меня.

— Да ну, врете вы все! У вас и уши наверняка накладные, да и лука нету.

— А зато я магией леса владею, — усмехнулся я. — Хочешь, продемонстрирую?

Пацан кивнул. Я показал пальцем ему под ноги, а когда Сережка опустил глаза, толкнул немного энергии и ускорил рост вьюнка, на который он наступил своими сандалиями. Тот, подчиняясь моему желанию начал бурно выстреливать побеги во все стороны и уже через три секунды плотно обвился вокруг ног пацана и украсился фиолетовыми цветками.

— Ой! — только и сумел сказать Сережа, а потом стал выпутываться из этих зеленых объятий, которые и не думали отпускать обувь, посчитав ее своим законным трофеем.

Рванувшись посильнее, пацан оставил сандалии в лапах вьюнка, а сам с восторгом уставился на меня.

— Точно — эльф! А вы вообще откуда? Из Средиземья?

— Нет, из другого мира по соседству, — ответил я.

— А мне туда можно? — с надеждой поинтересовался Сережа.

— Давай про это немного погодя поговорим, — охладил я его пыл. — У меня тут такая проблемка возникла — нужно позвонить родителям. Скажи, у тебя дома телефон есть?

— Есть, но только мобильник, — ответил пацан, а потом уточнил: — А почему ваши родители тут, а сами вы из соседнего мира?

«Головастый парень! Мигом схватил нестыковку» — подумал я, а вслух ответил:

— А я сам тоже местный и эльфом стал недавно. Неудачный магический эксперимент. Так можно мне позвонить с твоего мобильника? Все расходы я, само собой, возмещу. Ты здесь живешь? — кивнул я на домик.

Сережа неуверенно кивнул. Я понял причину его задумчивости.

— Слушай, я знаю, что тебя родители предупреждали о том, что с чужими разговаривать нельзя, вещи им доверять рискованно, да и на порог лучше не пускать, но я могу поклясться, что никакого зла причинять не буду и уйду сразу после того как позвоню. Ты мне веришь?

Пацан посмотрел на меня внимательно, а потом кивнул и сказал:

— Ладно, пойдемте. Но только быстро, пока мама не вернулась.

Подбежав к дверце в заборе, он быстро открыл ее, а потом посторонился, пропуская меня с Ветерком, которого я решил на улице не оставлять. Во дворе было красиво, ухоженные грядки с цветами обрамлялись деревьями с поспевшими абрикосами. Приказав жеребцу стоять смирно, я пошел с Сережкой в дом. В нем было чисто и уютно, а большой телевизор и новенький холодильник говорили о том, что семья далеко не бедствует. Проведя меня в комнату, пацан торжественно преподнес мне потрепанную «Нокию». Проверив счет, я понял, что денег на нем хватит минут на пять разговора, поэтому заранее продумал легенду, а потом набрал номер под внимательным взглядом мальчишки.

Сперва никто не брал трубку, но когда я уже начал отчаиваться, гудки сменились помехами и далекий мамин голос спросил:

— Да?

— Привет, мам! — сказал я.

— Леша? Боже мой, это ты?!

— Я, кто же еще!

— Куда ты пропал? Как же так можно? Мы тут с отцом переживаем, покоя себе не находим, даже в милицию заявление отнесли, а ты где-то…

— Стоп! — оборвал я поток причитаний. — Мама, у меня очень мало времени, поэтому не перебивай меня и просто послушай. На отдыхе я познакомился с одним неплохим парнем, так вот он предложил мне работу в военной сфере как раз по моей специальности. Подробности рассказывать не буду, но вкратце — я теперь буду работать на каком-то военном объекте со строгим режимом секретности. Меня даже заставили дать подписку о неразглашении. Именно поэтому я не мог позвонить домой, чтобы предупредить вас, там ведь и телефонов-то нету, а свой я умудрился посеять. Насчет работы не переживай, платят очень хорошо, так что даже нельзя сказать, что у нас армия бедная. Жильем обеспечили, питание трехразовое, да и вообще сплошная лепота — там у жилого комплекса мало того, что лес вокруг, так еще и озеро есть, где купаться можно, а в самом здании находится спортзал, я там был пару раз. Так что не переживай, я уже неделю как сыр в масле катаюсь и наверняка подпишу долгосрочный контракт, но вот звонить больше не смогу, потому что просто неоткуда, да и не разрешается это. В общем, я тут еще пару месяцев буду один проект добивать, а потом может, и в гости наведаюсь, если время свободное появится. Не скучайте там без меня, а Наташке аккуратно намекни, чтобы планов на меня не строила и вообще линяла в квартиру к своему непутевому братцу… Да, и обязательно заберите заявление из милиции, а мои вещи у Сереги, соседа со второго этажа. Ну, ты его знаешь… Вроде все.

— Леша, а там точно хорошо кормят? — уточнила мама.

— До отвала, — ответил я.

— А одежда у тебя теплая есть?

— Не переживай, не замерзну, тут у них и магазинчик свой есть. Да и не ребенок же я, в конце концов, — услышав пиканье, я решил закруглиться. — Мам, у меня время кончается. Больше звонить не буду, обними там папу за меня. Если получится, выберусь через несколько месяцев, если нет, придумаю, как послать весточку. Всем, кто будет спрашивать, говори, что я уехал в Штаты на подработку, про мою настоящую работу ни слова, иначе мне грозит крупный штраф.

— Хорошо, Леша, так и скажу. Ты только приезжай поскорее.

— Постараюсь, мама. Все целую!

Вовремя я это сказал, потому что в трубке раздались короткие гудки. Все, теперь можно и назад. Родители в курсе, а через несколько месяцев я как-нибудь ухитрюсь заскочить сюда. Естественно, здешних месяцев.

— Спасибо, выручил! — протянул я мобилку Сергею.

Но, взяв телефон, пацан как-то странно на меня посмотрел, а потом перевел взгляд мне за спину. Обернувшись, я увидел молодую женщину с большими пакетами в обеих руках.

— Кто вы такой и что тут делаете? — настороженно осведомилась она.

Я уже было хотел открыть рот, чтобы выдумать что-то более-менее правдоподобное, но пацан меня опередил и затараторил:

— Мам, это настоящий эльф. Такой, как в книжках. Ему позвонить нужно было, поэтому я решил помочь. Ты только не ругайся, ладно?

— Здравствуйте, — решил вмешаться я. — Не переживайте, я уже ухожу, и ваш Сережа прекрасно знает, что разговаривать с чужими людьми и пускать их в дом небезопасно. Так что не нужно его ругать, ничего плохого ведь не произошло?

Женщина улыбнулась и аккуратно поставила свои пакеты, из которых торчала петрушка и доносились ароматы свежего хлеба, а потом сделала пару шагов ко мне.

— Эльф, значит? Так это ваш конь сейчас объедает мои хризантемы?

Я повернулся к окну и увидел, что пока я звонил, одна из грядок была наполовину уничтожена. Вот только жеребца интересовали не листья, а только пышные бутоны, которые методично исчезали в его пасти.

— Ветерок! — крикнул я в открытое окно, дублируя мысленно. — Я ну-ка прекрати!

Жеребец в ответ только недовольно помотал головой и потянулся к очередному цветку.

— Я все восстановлю, — повернулся я к женщине, удивленно рассматривающей мои уши. — Будет, как раньше, не переживайте.

— Да я и не переживаю, все равно продавать их не собиралась. Вы лучше расскажите, кто вам такие симпатичные ушки сделал? Зелецкий или Петров? Я уже больше шести лет работаю пластическим хирургом, видела много всякого, но такую работу мне доводится наблюдать впервые. Можно пощупать?

— Если не обижаетесь на хризантемы, то можно, — улыбнулся я.

Мать Сережи подошла вплотную и аккуратно принялась ощупывать мои локаторы, приговаривая:

— Странно… так искусно спрятаны шрамы… и вообще не заметно никаких пластиковых вставок… Ой!

Последнее она произнесла после того, как я пошевелил ушами. Они у меня, конечно, двигались не так, как у кэльвов, которые при случае вообще прижимали их к затылку, но поворачивались во все стороны совершенно свободно.

— Как вас зовут? — спросила женщина. — И кто вам сделал это украшение?

— Позвольте представиться, Алекс Эльф, принц Подгорного королевства, принц Мардинана и брат короля Фантара, Повелитель зверей, альтаров, Темный маг, а также обладатель еще более десятка мелких титулов и званий. Здесь проездом, а в вашем доме задержался исключительно по надобности срочного звонка. И это украшение мне никто не делал, оно появилось само, так сказать, естественным путем.

— А почему вы сказали своей маме, что работаете на секретном военном объекте? — влез Сережка.

— Мне нужно было сделать так, чтобы она не волновалась. А ты представь, что было бы, если я сказал бы: мама, я тут пошел на прогулку и наткнулся на проход в другой мир, потом случайно превратился в эльфа, так что к ужину не жди, мне там очень понравилось. Нет, мне же нужно было успокоить ее, а не напугать еще больше.

— А-а-а… — понимающе протянул пацан.

— Так вы что, считаете себя настоящим эльфом? — скептически спросила его мать.

— Да, и только не нужно сразу звать санитаров, я прекрасно понимаю, как это звучит… Как ваше имя-отчество?

— Екатерина Валентиновна, — ответила женщина.

— Отлично, Екатерина Валентиновна, — сказал я. — Давайте вы сейчас присядете на кресло, а я вас кое о чем попрошу. Это сущий пустяк, и не стоит волноваться, я не буйный, поэтому в любом случае вы останетесь целой и невредимой.

Екатерина снова улыбнулась, подошла к креслу, уселась в него и с неприкрытым недоверием на лице приготовилась слушать мой бред. Вот только я не собирался ничего говорить. Для начала я сформировал большой светляк, вызвав восхищенный возглас Сережки, а потом начал изгаляться. Подхватив магическим захватом графин с водой со стола, я сформировал растянутый щит и вылил всю воду на него. Вода замерла в воздухе большой линзой, со стороны это смотрелось эффектно. Наклонив один край, я слил воду обратно и поставил графин, а напоследок сформировал огненный шар перед удивленной Екатериной. Погасив и шар, и все это время висевший светляк, я поинтересовался:

— Теперь ваше недоверие рассеялось? Посидите еще немного, мне нужно кое-что принести.

Выйдя из дома, я подошел к Ветерку, который уже умял хризантемы и подбирался к гвоздикам. Попросив его все же прекратить набивать желудок, я снял с седла сумку с ноутбуком и вернулся обратно, услышав конец фразы, шепотом произнесенной Сергеем:

— …умеет быстро выращивать растения. Он действительно настоящий эльф!

— Ну что, пришли в себя? — спросил я.

— Немного, — сказала Екатерина. — Вы что, фокусник?

— Можете считать так, если думаете, что это поможет вам вновь обрести душевное равновесие. Но у меня к вам маленькая просьбочка, вернее даже две. Я тут случайно выговорил все деньги на вашем мобильном, но местной наличности у меня нет, а золото я вам давать не хочу. Кто знает, насколько оно чистое, и не возникнет ли у вас проблем при продаже. Может здесь его вообще не примут. Поэтому я предлагаю вам такой вариант — я подарю вам свой ноутбук вместе со всеми принадлежностями, а вы взамен подержите у себя несколько месяцев мой паспорт и пообещаете, когда я вернусь, дать мне денег на электричку. Согласны?

Пластический хирург задумалась, а я добавил:

— Не ищите подвох там, где его нет. Просто ноут мне не нужен, так как в соседнем мире электричества я найти не смогу, а паспорт таскать с собой неохота — он превратится в мятую тряпку, тогда как здесь он еще может мне пригодиться. Ну а по поводу денег — мне так будет удобнее, если я еще как-нибудь соберусь посетить этот мир.

— То есть, вы действительно из другого мира? — как-то жалобно спросила Екатерина.

— Да, — ответил я. — Неужели в это так сложно поверить?

— Я же говорил! — воскликнул Сергей. — А меня вы с собой возьмете?

— Нет! — ответили мы одновременно с его матерью, а я пояснил: — Чтобы выжить там, нужно многое уметь, а ты не маг и даже не спортсмен. Вот если хотя бы научишься защищать свою жизнь, овладеешь искусством боя, тогда можно будет вернуться к этому вопросу. Так что вы решили?

— Хорошо, я согласна, — кивнула женщина.

Я протянул ей ноутбук и показал, в каком отделении спрятан паспорт, а потом спросил:

— Можно вашу руку?

Екатерина осторожно подала мне свою кисть. Я мягко обхватил ее, а потом сосредоточился и вызвал знакомое зеленоватое свечение, которое впиталось женщине под кожу.

— Что вы сделали? — обеспокоенно спросила мать Сережи, рассматривая свою руку.

— Просто поставил магический маячок, чтобы потом иметь возможность найти вас даже в городе. Он абсолютно безвреден, и сам развеется месяца через три. А сейчас позвольте откланяться. Госпожа, — я галантно поцеловал ручку Екатерине, — Желаю вам и вашему сыну всего хорошего.

Потом я быстро покинул гостеприимный дом, потому что и так задержался тут дольше, чем нужно было, но зато обеспечил себе экономию времени в том случае, если еще раз наведаюсь на Землю. Пожурив Ветерка, основательно проредившего клумбы с цветами, я сосредоточился и плеснул немного энергии на грядки. Спустя десять секунд на них распустились новые цветы, ни в чем не уступающие тем, что были раньше. Открыв калитку, я вывел жеребца на улицу, запрыгнул в седло и помахал рукой Кате с сыном, наблюдавшим за мной из окна. После этого я тронул Ветерка и отправился в обратный путь, с улыбкой гадая о том, что теперь же будут думать эти люди, увидавшие, как сказки становятся былью.

Отметив, что время приближается к полудню, я подсчитал — если здесь прошло часов пять, то в соседнем мире — уже дней восемь, поэтому решил поспешить. Понукая Ветерка, я со всей возможной скоростью направлялся к разрезу, надеясь, что он еще не успел закрыться, а то мало ли что. Решив не заезжать в поселок, я сразу отправился к знакомой тропинке вдоль речки, по которой мы с приятелями отправлялись за грибами. Вот только, доехав до места, где в прошлой жизни я наслаждался пикничком на бережке, услышал голоса и смех. Вновь активировав маскировку, я намеревался проследовать мимо, но топот копыт Ветерка привлек внимание отдыхающих, поэтому незамеченным остаться не удалось. Девушки радостно закричали, махая руками:

— Эй, Леша, а ну давай к нам!

Слегка притормозив, я улыбнулся себе под нос. Да, мне нужно было срочно ехать дальше, но несколько минут ничего не решали, поэтому я напоследок решил сделать еще кое-что важное, а заодно и слегка пошалить. Направив Ветерка на берег, я предоставил ему возможность немного передохнуть, спрыгнув с седла, а сам направился к компании.

— Леха, куда это ты так спешишь? Останься с нами, расскажи, что делал все это время, — сказал сидящий на одеяле Андрей, протягивая мне пластиковый стаканчик с водкой.

В ответ я прищурился и задумчиво произнес:

— Знаешь, а ведь довольно долгое время я просто мечтал свернуть тебе шею, а потом, чуть погодя, хотел еще перед этим намотать твои кишки на клинок. И все только потому, что ты подал ту дурацкую идею полезть на Мертвый курган.

Андрей молча поставил стакан на одеяло, а сам поднялся с серьезным выражением лица, видимо решив, что я сейчас попытаюсь набить ему морду. Но у меня были совсем другие планы, поэтому я улыбнулся и продолжил:

— Но через некоторое время я осознал, что ты оказал мне очень большую услугу и вот только сегодня понял, насколько. Поэтому прежде чем уехать, я хотел поблагодарить тебя.

Я протянул Андрею руку. Тот как-то неуверенно ее пожал, а я добавил:

— Спасибо. Ты был прав, впечатления оказались просто незабываемыми!

— Леша, а ты как-то изменился, — задумчиво сказала Светка. — Помолодел что ли?

В ответ я скинул маскировку и широко улыбнулся. У всей компании отвисли челюсти и расширились глаза, а я, хихикнув, вновь запрыгнул на Ветерка, помахал им рукой и крикнул:

— Прощайте, земляне!

После чего поскакал прочь. Настроение было приподнятым, хотелось петь и веселиться. Именно поэтому я и рискнул позволить себе эту выходку, которую в другой момент посчитал бы ребячеством. Ну, к серьезным последствиям она не приведет, а вот компания теперь еще долго будет обсуждать, что это было, белочка или зеленый чертик. Вот так, сделал гадость — на сердце радость! Но только радостно сейчас мне было совсем по другому поводу. Я возвращался. Возвращался в мир, который стал для меня родиной. Возвращался к своим друзьям, родственникам и просто знакомым, к опасностям и риску, к новым впечатлениям и новым открытиям. И в моей груди все пело и плясало, потому что только теперь я понял, о чем говорил Фариам. Мне больше не придется выбирать между двумя мирами, мне больше не нужно сомневаться, потому что теперь я нашел себе родину. Я нашел себя!

Спустя почти час пути я достиг разреза, который, к моему большому облегчению, никуда не делся, но, прежде чем пройти в него, сделал еще одно дело. Остановив Ветерка, я сосредоточился и минут десять занимался напряженной работой, а когда закончил, вокруг портала в другой мир было большое кольцо непроходимых зарослей из деревьев и колючих кустов. Теперь никакой заблудший грибник уже не попадет на зуб кэльвам. Оглядев полученный результат, я тронул Ветерка и медленно въехал в проход.

А в соседнем мире наступало раннее утро. Быстро определившись с направлением, я повернул жеребца и поехал к горам, все еще радостно улыбаясь. На душе у меня было легко и спокойно, чистый воздух опьянял и дарил восторг, буйная зелень ласкала взгляд, а солнечные лучи мягко ложились под копыта Ветерка. Да, в этом мире я слишком неоднозначная фигура, чтобы все без исключения меня любили и уважали, поэтому мне еще наверняка предстоят жестокие и напряженные схватки. Да, здесь меня ждет тяжелая и напряженная работа по укреплению Нового Союза. Да, впереди еще будет множество несчастий, проблем и других неприятностей, это не подлежит сомнению. Но сейчас я был счастлив. Счастлив, потому что вернулся. И пусть у меня нет еще своего уголка с камином и мягким креслом, но я знал, что он обязательно появится, и уже сейчас мог с уверенностью сказать себе — я дома!

Глава 13. Новые неприятности

На голом энтузиазме я проехал недолго, так как вскоре мой желудок напомнил, что не ел я уже целый день. Поэтому, продержавшись в седле до полудня, я нашел маленький ручеек и решил устроить привал. Оставив Ветерка на цветочной полянке, я добыл двух каких-то пернатых, зажарил их и хорошенько перекусил. После еды меня вполне обоснованно начало клонить в сон, поэтому я расседлал Ветерка, приказал ему далеко не уходить, а сам растянулся в тенечке и моментально заснул.

Вот только по закону подлости меня сразу же разбудил сигнал одного из разговорников. Вытащив из кармана монетку, я недовольно спросил:

— Кому там не спится?

— Алекс! — услышал я взволнованный голос Фариама. — Куда ты пропал? Мы уже десятицу с тобой связаться не можем! Ты что, ходил в свой мир? А почему нас перед этим не предупредил? Мы же все волнуемся, гадаем, что с тобой случилось. Я ведь уже десяток Кэльвов послал поискать твои следы в Эльфийском лесу.

— Слушай, Фар, не части, — ответил я, подавляя зевок. — Отвечаю по порядку. Да, я был в соседнем мире, никого предупреждать не стал именно потому, чтобы не волновались, ничего страшного со мной не произошло, а парней можешь отзывать. Они уже дошли до леса?

— Да, только сегодня утром докладывали, что наблюдают, как из него выходят эльфы в сопровождении нескольких кэльвов. Ребята пошли дальше, а ушастые начали движение к столице. Кстати, как прошло посещение твоего дома?

— Ерундово. Но ты оказался прав. Мне действительно удалось найти здесь себя, так что в ближайшее время я на Землю не собираюсь.

— Я очень рад, — тепло сказал Фариам после некоторого молчания. — Но все-таки мог бы предупредить.

— Извини, не придал этому должного значения, — ответил я. — Брат, я тут немного поспать собирался, у тебя есть что-то серьезное, а то у меня глаза слипаются?

— Нет, ничего такого. Работа идет, имперцы пока не беспокоят, торговля расширяется, в твоей школе уже давно начались первые занятия…

— В моей школе? — переспросил я.

— Ну да. Она так и называется — Школа Алекса. Там уже полтысячи учеников, строительство идет весьма неплохими темпами, поэтому планирую к сезону дождей увеличить это количество вчетверо. Уже подыскиваю талантливых учителей, думаю, гномов с эльфами к этому делу привлечь.

— Ну, тогда выслушай еще такую мою идейку. При школе нужно организовать несколько цехов разной направленности — швейный, гончарный, кузнечный… Короче, пусть дети с самого детства поймут, что им нравится. Может, они не станут чиновниками или военными, а пойдут в мастеровые, так нужно сразу давать им возможность попробовать все своими руками. А тебе квалифицированные мастера-ремесленники в будущем все равно пригодятся.

Я не сдержался и зевнул.

— Ладно, Алекс, я подумаю над этим, — ответил Фариам. — Вижу, что ты говорить сейчас не в состоянии, поэтому отсыпайся и… Алекс, я действительно рад, что ты вернулся.

— Я тоже, — сказал я в ответ и спрятал монетку в карман.

Повернувшись на бок, я опять погрузился в сон, но снова был разбужен еще одним вызовом. Вытянув из-за пазухи монетку на веревочке, я сжал ее в кулаке.

— Алекс? Алекс, ты меня слышишь? — донесся голос Алоны.

— Слышу, слышу, — ответил я, догадываясь, что поспать мне не удастся.

— Алекс, ты гад! Я тут места себе не нахожу, волнуюсь, переживаю. Если бы Фариам не сообщил, что ты наверняка отправился в свой мир, я бы просто с ума сошла! И вообще…

Поток обвинений продолжался долго, а затем я начал успокаивать сестренку, говорить, что это получилось спонтанно, и вообще дня через три Ветерок уже должен будет доставить меня до Гномьих гор, так что незачем так кричать и волноваться по этому поводу. Короче, вскоре Алона сменила гнев на милость и стала выспрашивать у меня подробности путешествия, но я ответил, что если сейчас не высплюсь, то до гор точно не доеду, поэтому пообещал рассказать все при встрече. И только тогда, когда сестренка заставила меня поклясться кровью, что я точно направляюсь в Подгорное королевство, а не смоюсь по пути куда-нибудь еще, она позволила мне выспаться, обругав напоследок еще раз.

Проспал я до самого вечера, а потом нашел поблизости крупную птичку, утолил голод и жажду и отправился прямиком к горам. Первые сутки пути прошли однообразно. Мы с Ветерком продирались через лес, в котором не было ни дорог, ни тропинок. Иногда попадались такие заросли, что приходилось применять лезвия, чтобы расчистить путь. И только к вечеру следующего дня появилась маленькая бедная деревенька всего в двадцать домов, из чего я сделал вывод, что пересек границу имперских земель.

Зайдя в деревню, чтобы подкрепиться и переночевать, я столкнулся с неприятным открытием — оказывается, имперцы недолюбливают нелюдей. Во всяком случае, никакой доброжелательности ко мне жители не испытывали. То ли здешние ушастые успели основательно им напакостить в древние времена, то ли просто проявилась инстинктивная неприязнь ко всем отличавшимся от стандарта разумным, но договориться о ночлеге я смог только за три серебрушки. Да и тогда хозяева довольно ветхого домика выделили мне жесткую лавку в дальнем углу, и поужинать вместе с ними за стол не пригласили, сунув миску с кашей, как собаке. Но я не стал качать права, быстро проглотил кашу и заснул, надеясь, что в следующей деревеньке мне повезет больше.

Ничего подобного! Когда я на следующий вечер завернул в большую деревню и отыскал там постоялый двор, его хозяин мало того, что запросил втридорога за комнату с бадейкой воды, так еще при разговоре со мной лицо кривил, как будто наелся зеленых лимонов. Это было весьма странным, но я также не стал заострять внимание, понимая, что уже через день-два достигну гор. Но когда я смыл с себя грязь и спустился в общий зал ради плотного ужина, то произошло неприятное событие, объяснившее странности в поведении местных.

Усевшись за крайний столик, я подозвал к себе разносчицу и заказал мяса, хлеба и каши, понимая, что разносолов мне здесь не увидеть. В ожидании своего заказа, оглядывая собравшихся людей, я вдруг отчетливо почувствовал их ненависть, злость и презрение, и мысленно приготовился к худшему. Судя по всему, весть о том, что в этом трактире остановился эльф, разнеслась по деревне в мгновение ока, и все окрестные мужики собрались на меня посмотреть, а заодно и выпить несколько кружек вина. Оглядывая их неприветливые лица, я понимал, что добром все это никак не может кончиться. Но есть очень хотелось, поэтому я не стал ретироваться в комнату, а остался ждать свой ужин. Весьма странным было то, что и все присутствующие тоже чего-то ожидали, так как задирать меня пока не пытались, да и шуточки по поводу моих ушей отпускали только шепотом. А когда принесли мой заказ, я всецело сосредоточился на еде и поэтому пропустил момент появления в трактире нового действующего лица.

— Разрешите присесть? — произнес голос надо мной.

Подняв глаза, я увидел пожилого мужчину с аккуратной бородкой в сером одеянии, поверх которого болтался на цепочке серебряный медальон с глазом посередине. Этот святой отец магом не являлся, что было прекрасно видно по его ауре, так что либо церковники в Империи заметно отличаются от служителей Единого в Мардинане, либо я оказался прав, и в такие небольшие деревушки посылают только самых бесталанных.

Оценив тот факт, что все остальные деревенские замолчали и с интересом наблюдали за нами, я понял, что святоша и был тем, кого так долго ждали. Ну что же, посмотрим, что он станет делать.

— Присаживайтесь, — кивнул я священнику и продолжил жевать.

Святоша с достоинством опустился на лавку напротив и начал пристально меня разглядывать. Я только хмыкнул. Знаем, проходили, таким меня не проймешь. Раз сам напросился, то пусть сам и говорит, что ему нужно. Понаблюдав минуту за тем, как я уничтожаю мясо, священник недовольно спросил:

— И что привело вас в нашу деревню?

— Голод и желание поспать на мягкой постели, — ответил я с набитым ртом.

— Что ж, ваши желания мне понятны, но я попросил бы вас немедленно ее покинуть, — сразу перешел к делу священник.

— Это почему же?

— Здесь не место таким, как вы!

Я хмыкнул и принялся подчищать тарелку куском хлеба.

— Знаете, я что-то не увидел при въезде в деревню таблички «Эльфам вход воспрещен», поэтому считаю, что обладаю полным правом находиться здесь. Но если вы вежливо попросите меня удалиться, вернете пять серебрушек, которые я уже отдал за комнату, тогда я, так и быть, покину вашу гостеприимную деревушку.

Священник оглянулся назад, а потом сказал мне:

— Вы, наверное, не понимаете, что если сейчас же не уйдете отсюда, то сильно рискуете… оказаться избитым.

Похоже, что святоша собирался сказать совсем иное. Неужели, предполагает, что меня могут убить? Я в свою очередь оглядел собравшихся. Всего десятка четыре — ерунда! Поэтому я пояснил церковнику:

— Нет, это вы чего-то не понимаете. Я воин, и, отмечу без ложной скромности, довольно неплохой. Поэтому если кто-нибудь из здесь присутствующих нападет на меня, то рискует потерять свое здоровье или жизнь. И вообще, святой отец, мне кажется, что вы пренебрегаете своими обязанностями. А как же ваша забота — нести божье слово в массы, прививать людям любовь к ближним? Что-то вы совсем не тем занимаетесь. Это не меня нужно уговаривать, а вот этих мужиков, которые очень хотят совершить грех. Или я не прав?

Я доел кусок хлеба и не спеша запил ужин холодным квасом. В это время священник зло буравил меня своим взглядом. Но теологический спор он поддерживать не стал и просто приказал:

— Уходите.

— Ладно, — равнодушно ответил я и поднялся.

Бросив несколько медяков на стол и расплатившись таким образом за ужин, я пошел к лестнице, ведущей на второй этаж к моей комнате. Вот только она оказалась загороженной пятью серьезными мужиками, которые зло сжимали кулаки. Подойдя к ним, я мирно сказал:

— Пропустите, пожалуйста.

В ответ на это самый здоровенный грозно рыкнул:

— Проваливай, пока цел!

Я вздохнул и повернулся ко всем остальным, которые уже тоже стали подниматься со своих мест, доставая ножи, дубинки и кастеты.

— Мужики, я вас не трогал, зла не причинял, поэтому давайте разойдемся по-хорошему. Просто мне неохота вас калечить только потому, что вы эльфов не любите. Если хотите сохранить здоровье…

Но тут один из тех, кто загораживал мне проход наверх, попытался пырнуть меня ножиком в спину. Естественно, у него это не получилось. Сместившись слегка вбок, я пропустил руку с ножом, а потом захватил кисть и резко повернул ее, услыхав треск. Обернувшись к оставшейся четверке, я несколькими жестокими ударами вырубил всех, обеспечивая себе надежный тыл, а им долгое сращивание поломанных челюстей. Толпа взревела и попыталась навалиться на меня всем скопом, но тремя сильными ударами я угомонил самых прытких, а десяток просто расшвырял, переломав почти всю мебель в этом заведении.

Оставшиеся на ногах стали более осторожными и начали подходить партиями, вооруженными невесть откуда взявшимися длинными дрынами. Их я калечил не спеша, вдумчиво, вспоминая все несмертельные удары рассветной школы, дробя им кости и выворачивая конечности. Ох, и добавится сегодня работы местной знахарке, думал я, выбивая пяток зубов у детины с тесаком и отправляя того в глубокий нокаут ударом между ног, гарантированно лишившим его возможности в будущем иметь детей. Убивать я здесь никого не хотел, так как одно — трактирная драка, но совсем другое — уничтожение половины местных жителей. Кто знает, как на это отреагируют имперские власти.

Когда я вертелся, уклоняясь от последнего серьезного противника — сильного крепыша, вертевшего лавкой с мастерством профессионального жонглера, внезапно ощутил опасность сбоку. Мгновенно активировав защитный кокон, я бросил взгляд в ту сторону и увидел священника, который смотрел на меня и что-то бормотал, выставив вперед свой медальон, зажатый двумя руками. Поднырнув под лавку, я ногой врезал в грудь крепышу, отбрасывая его к стенке, в которую он с хрустом впечатался, и в этот же момент, подчиняясь интуиции, отпрыгнул назад, пропуская яркий белый луч, проделавший нехилую дыру в стенке трактира. Обернувшись, я увидел, что этот луч выходит из медальона, который держал святоша с выпученными глазами.

Видя, что схватка переходит на новый уровень, я сформировал лезвие и послал его в своего противника. Луч сразу погас, но других результатов не было. Как я и думал, магом святоша не был, но мое лезвие было отбито слабенькой защитой, которая внезапно появилась из медальона и на краткий миг окутала его фигуру. Оглядевшись, я увидел, что все деревенские мужики либо валяются на полу в различных позах, либо стонут, держась за ушибленные места, а оставшиеся целыми не помышляют о продолжении драки. К слову, последних осталось не больше десятка, так что угрозы с их стороны мне ожидать не приходилось, поэтому я сосредоточил все свое внимание на священнике.

А вот он выглядел странно. Такое впечатление, что с момента нашего разговора он вдруг резко постарел лет на десять, а волосы покрылись налетом седины. Раздумывая над этой внезапной переменой, я дождался, пока что-то бормотавший святоша опять вытянет перед собой медальон, а потом сформировал щит перед белым лучом, вновь вырвавшимся из серебряного глаза. Яркая вспышка — и плетение щита вмиг разрушилось, а я едва успел отпрыгнуть и послать в священника огненный шар. Луч опять прервался, а мой удар оказался отбит странной защитой церковного амулета.

Вот только после всего этого на священника вообще было страшно смотреть. Он стал совершенно седым и напоминал высушенную мумию, однако с упорством фанатика вновь вытянул перед собой медальон и ударил лучом. Вероятно, больше атакующих приемов он не знал, или это было единственное, чем мог бить медальон. На этот раз я попробовал сформировать защиту, которая мне досталась из браслетов, но и она быстро рассыпалась, обеспечив всего несколько мгновений на то, чтобы уклониться и попробовать другое плетение, которое я узнал от магов на Перевале. Оно продержалось секунды две, но после этого начало дрожать и расплываться. Я уже было хотел использовать еще одно лезвие, чтобы иметь фору для того, чтобы построить свой экспериментальный образец защиты, но этого не понадобилось. Светлый луч истончился и вскоре пропал вовсе, а священник, все еще сжимавший медальон, постоял несколько мгновений, а потом замертво рухнул на пол трактира. Схватка закончилась.

Оглянувшись вокруг, я подвел итоги. Одна стена дома была полностью разрушена лучом святоши. Под ее обломками валялись части тел мужиков, случайно попавших под удар, пол был усеян бессознательными буянами и остатками мебели, с разных углов доносились стоны покалеченных, а четверо оставшиеся на ногах медленно пятились к выходу, смотря на меня с ужасом.

— Мда… Погуляли на славу, — задумчиво произнес я.

Теперь ясно одно — спать опять мне предстоит под открытым небом, но это довольно малая цена за то, что я, наконец, узнал возможности практического действия магии веры. Оказывается, этой магией способен овладеть любой, даже не обладающий необходимыми задатками, но в этом случае многократное ее применение может оказаться смертельным. Я взглянул на тело святоши. Теперь он напоминал столетнего старика, ожившую мумию, за минуту схватки отдав все свои жизненные силы. Обернувшись к мужикам, которые уже были готовы выскользнуть из трактира, я зло сказал:

— Посмотрите вокруг! Во всем этом виноваты только вы. Запомните этот урок и передайте его всем остальным — никогда не стоит нападать на мирных странников. А теперь пошли вон отсюда!

Мужики испарились, столкнувшись друг с другом в дверях, а я подошел к священнику и перевернул тело. Обшарив карманы, я избавил мертвеца от десятка серебрушек, а потом сорвал с шеи медальон, надеясь разобраться в его плетении. Ведь ничего подобного этому лучу я не встречал, и надеялся, что мне удастся переделать церковный знак под амулет с накопителем. Ведь тогда может получиться нехилый магический бластер. Затем я поднялся на второй этаж, захватил свои сумки и спустился в конюшню. Оставаться в деревне после такого погрома было бы верхом глупости, поэтому я решил отправиться дальше по дороге и заночевать на приличном отдалении. Оседлав Ветерка, которого никто даже и не покормил, я забросил на него сумки и выехал за ворота. Хорошо, что луч священника бил совсем в другую сторону, иначе он вполне мог бы задеть жеребца, а после этого я точно бы поубивал здесь всех, невзирая на последствия.

Проехав немного по негостеприимной деревне, я вскоре нарвался на заслон из аборигенов с топорами, вилами и граблями, стоявших посреди дороги с серьезными лицами. Остановив Ветерка, я оглядел толпу, в которой были в основном женщины, старики и подростки. Видимо, все мужики моими стараниями остались лежать в трактире. Надеясь на благоразумие деревенких жителей, я сказал:

— Люди, я никому не желаю зла, но и причинять себе вред не позволю. Те, кто уже попробовал это сделать, или потеряли здоровье, или стараниями вашего священника лишились жизни. Поэтому дайте мне тихо и мирно покинуть вашу деревню, больше я ничего не хочу.

Но толпа с понятными намерениями двинулась мне навстречу, поэтому пришлось применять крайние меры. Сформировав огненный шар, я запустил его в ближайшего старика с мотыгой. Плетение было слабым, поэтому огонь лишь объял его фигуру, превратив в факел. Старик дико закричал, пытаясь сбить с себя пламя, но результата не добился. А толпа в это время разразилась криками «Колдун! Спасайтесь!» и разбежалась, побросав грабли и оставив старика умирать на дороге. Я же втянул в себя энергию плетения, погасив пламя, тронул Ветерка с места и поехал дальше по дороге в горы. По уму, нужно было задержаться и спалить к демонам всю эту деревню фанатиков, но я просто не хотел возиться, да и нужно было хорошенько обдумать всю ситуацию. Чем-то она таким нехорошим попахивала, что грозило всем нам крупными неприятностями в дальнейшем.

Следующие два часа я потратил на раздумья и всерьез переосмыслил схватку со священником. Хотя церковник проиграл, я понимал, что без своей интуиции мог бы оказаться на его месте. Ведь схватка завершилась только потому, что у моего противника кончилась энергия. А если бы он был сильным магом? Таким, как церковники храма в Марде? Вероятно, я бы умер, не успев даже понять, что мои плетения ровным счетом ничего не стоят. В общем, пришлось признать, что если с имперскими магами я еще могу бодаться на равных, то со священниками все мои преимущества умножаются на ноль. Печально.

Но еще более печальным был тот факт, что мои давнишние предположения о том, что Империя всерьез начала наступление на земли нелюдей, полностью подтвердились. И хотя я раньше был уверен, что на гномов с эльфами имперцы пойдут только после успешного разрешения вопроса с Мардинаном, оказалось, что подготовка к наступлению давно ведется, причем полным ходом и весьма успешно, судя по случившемуся. Ведь первым в списке предполагаемых действий стояло разжигание межрасовой ненависти, активно пропагандируемое церковью, что значительно ускорит не только протекание военного конфликта, но и его возникновение.

Я уже давно обратил внимание, что священники занимаются чем-то подобным, ведь еще в степи парень-лошадник рассказывал мне о том, что святой отец в их деревне всячески очернял эльфов. Тогда я не придал этому значения, но сейчас понял, что зря. Выходит, церковь Мардинана активно включилась в противостояние, причем на стороне Империи, а это противоречит моим представлениям о ней. Ведь до этого момента я полагал, что она всего лишь дурачит народ, зарабатывает на нем деньги, и выкачивает силу из верующих, а теперь понял свою ошибку. Церковь Единого в Мардинане не является самостоятельным образованием, она все так же подчинена единому руководству в Империи, просто слегка поменяла свои методы и средства, чтобы не вызвать подозрений. Именно поэтому она не помогала Фариаму в войне, именно поэтому начинала осторожно прививать жителям королевства расистские настроения, именно поэтому побоялась реагировать на мои действия, боясь привлечь внимание короля.

Ладно, но это ситуация в Мардинане, а вот в Империи все обстояло куда хуже. Судя по случившемуся, подготовка и промывание мозгов населения идет уже очень давно. Вряд ли за несколько месяцев в деревне может наступить такое единодушие во взглядах, значит, установка священникам далась несколько лет назад, и теперь стоит лишь церкви объявить эльфов и гномов нечестивыми, врагами Единого, как тут же народ пойдет бить всех нелюдей, а Империя щедро поможет этому порыву своими регулярными войсками. И что делать? Вопрос на миллион, но четкого ответа на него нет.

По идее, нужно самим ударить по церкви и пожурить их за то, что они такие нехорошие, вот только это лишь ускорит нападение. Ведь все уцелевшие святоши поднимут вой: «Ай-яй-яй! На истинную веру руку подняли!», и с новыми силами возьмутся за свои делишки. А отлавливать священников по одному и мочить в темных переулках бесполезно — их в королевстве как клопов. Замучаешься, а всех все равно не передавишь. Так что, как ни крути, но активных действий предпринимать нельзя. Остается только надеяться, что Империя все-таки даст Новому Союзу немного времени на подготовку к войне.

Я хлопнул себя по лбу. Что одному-то мучиться? Нужно всех озаботить и лишить спокойного сна! С гаденькой ухмылкой я достал разговорные амулеты из кармана и активировал их все вместе. Дождавшись ответов братьев, я сказал всем:

— Итак, всем привет. У меня для вас плохие новости. Во-первых, кто еще не понял, священники Мардинана пляшут под дудку Империи. Во-вторых, они общими усилиями уже давно разжигают пламя ненависти к нелюдям. Кое-где такое встречалось и в Мардинане, но в единичных случаях и в самых маленьких деревнях, но вот на территории Империи все намного серьезнее. Установки у людей уже давно сформировались, так что не хватает только команды для того, чтобы началось тотальное уничтожение всех эльфов и гномов на имперских землях. В-третьих, оказалось, что служители Единого — весьма сильные противники в магическом плане, поэтому нам нужно срочно решать, как предотвратить будущую войну веры и что вообще с этим делать.

— Алекс, а ты действительно в этом уверен? — спросил меня Фариам. — Просто как-то странно, ведь вера в Единого запрещает ненавидеть разумных.

— Ты давно не читал священные писания, — усмехнулся я. — Теперь к нелюдям это не относится.

— А откуда ты это знаешь? — подал голос Мирин.

— Я побывал в двух имперских деревнях. В одной меня облили презрением и чуть ли не плевали в след. Хотя… может, и плевали, но я не видел. А вот во второй все жители во главе с местным святошей просто попытались меня убить.

— Алекс, а почему ты сказал, что священники — сильные противники?

— Потому что так и есть. Мне неприятно в этом сознаваться, но только что я выиграл магический поединок лишь потому, что у противника закончились силы. Оказывается, магия веры — очень мощная штука. Вся моя защита уничтожалась практически моментально, атакующие плетения отбивались с легкостью, а сам я уцелел только благодаря интуиции. Ну а теперь представьте, что моим противником был обычный человек. Не одаренный, а просто имеющий хитрый амулет, позволяющий ему использовать собственную силу. Представили? А теперь подумайте, какие возможности у действительно сильных церковников?

После моего заявления наступила напряженная пауза. Братья представляли и проникались всей серьезностью ситуации. Чтобы отвлечь их от панических мыслей, я продолжил:

— Кстати, есть один момент, который очень меня смущает. Мне показалось, что в деревне священник сначала хотел меня спровадить по-тихому, чтобы я всего этого не понял и не поднял тревогу, да вот только не сумел. Это может означать, что церковники на обострение ситуации пока идти не хотят и чего-то ждут. Чего — не знаю, здесь моя фантазия буксует, но предлагаю подумать вам.

— И что ты в таком случае посоветуешь? — спросил Фариам.

— Думаю, нужно самим их спровоцировать, причем начать так, чтобы у народа не осталось никаких сомнений в правильности действия властей. Вначале проверить все церкви в Мардинане на предмет лояльности и правильности мышления. Тех священников, которые, по свидетельствам прихожан, будут обливать эльфов и гномов грязью, уничтожать быстро и без жалости, чтобы другим неповадно было. Думаю, в ответ церковники либо начнут свою атаку, что позволит перевести драку на всеобщее лицезрение и очернить церковь, либо признают, что некоторые священники нахватались ереси и публично извинятся, что тоже неплохо. Но это, Фар, ляжет на твои плечи. Могу только посоветовать, если кто-нибудь из проверяемых вдруг схватится за свой медальон, этого нужно валить сразу же. Серебряный медальон с глазом является сильным амулетом, который может с легкостью убить мага средней силы. У меня есть один образец, с которым я еще буду разбираться подробнее и может быть, найду какие-нибудь способы защиты, но имей в виду, что с теми, кто носит его на виду, нужно быть крайне осторожным. Далее — Мир, много ли гномов находятся на территории Империи?

— Есть пара тысяч, проживающие в крупных городах. В основном имперские торговцы сами приезжают в горы.

— Понятно. Им всем нужно послать весточки, чтобы линяли домой поскорее. Ваз, к твоим эльфам это тоже относится. Я не знаю, сколько мы выиграли времени с Викерном, но, вероятнее всего, нападение запланировано на ближайшие месяцы, поэтому нужно озаботиться тщательной разведкой обстановки… Фар, здесь уже на меня не рассчитывай, используй своих Кэльвов! Ваз, ты тоже пошли своих спецов с моими амулетами маскировки, чтобы побродили по приграничным городам. Кроме этого, нужно активизировать подготовку к обороне. Если Империя решит напасть, наплевав на условности, будет много крови, поэтому, вполне возможно, в самом начале имперцами будут устраиваться единичные провокации как на нашей, так и на своей территории.

— На своей? — удивился Ренард.

— Да, на своей, — подтвердил я. — Если ты еще не понял, представь ситуацию — вырезанная до последнего жителя деревня и труп эльфа или гнома, якобы случайно оставленный нападавшими. Как думаешь, как громко нужно будет кричать «Бей нелюдей!», чтобы спровоцировать ответный удар?

— Неужели все настолько серьезно? — удивился Ваз.

— Братишка, я не склонен преувеличивать. Только что на меня напала толпа женщин и детей с садовым инвентарем, это о чем-то говорит?

— И много трупов? — осведомился Фариам.

— Десяток тех, кого случайно прибил святоша. Я же ограничился лишь покалеченными, так что полагаю, церковь сама замнет это дело и будет дальше ждать команды от руководства. Кстати, нужно непременно выяснить, от кого конкретно она должна поступить. От императора или его сыночка. Фар, ты уж постарайся пока наладить с главой Империи хотя бы временный нейтралитет, и не нужно тянуть время дольше необходимого, а то ведь он может и не выдержать, тогда точно всем хана.

— А что предлагаешь сделать мне? — спросил Ваз.

— Также бросить все силы на оборону. Тебе лично нужно послать как можно больше учителей альтарам и начать их обучение в наиболее быстром темпе. Если к моменту атаки на границе Нового Союза не наберется достаточное количество магов, можно будет просто плюнуть и задирать лапки к верху. Также нужно обеспечить широкие поставки лимэля в Мардинан для нужд армии. Для гномов я наварю сам. Ну и общими усилиями вам всем придется укрепить восточную границу Эльфийского леса, так как там мертвая зона, и имперцы вполне могут наступать оттуда. И вообще, пора начать подготовку сводных разведотрядов, которые будут шастать на пограничных территориях. Их состав — несколько магов, несколько хороших мечников и пара эльфов-лучников, можно даже из тех, что двинулись сейчас к столице, а также пограничник с кэльвом. Пока кэльвятник в Мардинане не начал полноценную работу, это должен быть фантарский разведчик, но потом отряды должны пополняться местными бойцами с котятами, которые будут перенимать как принципы их воспитания, так и возможности использования в бою. Задачей этих отрядов будет контроль деятельности диверсантов как на нашей, так и на имперской территории. Причем они должны быть именно сводными — нужно, чтобы туда входили альтары, эльфы, гномы и жители Мардинана. Пускай сразу приучаются биться плечом к плечу. Фар, раз у тебя уже налажена пиар-группа, можешь распустить по этому поводу слухи, мол, вот какие мы молодцы — не делаем никакого различия между разумными, не то, что эти подлые имперцы. Ренард, твоих людей, после того, как они очистят степь, нужно срочно распределить по границе, причем захватить и Фантар с горами, чтобы все силы основательно перемешались и поучились друг у друга… Ваз, не фыркай, твои бойцы кое в чем сильно уступают горцам, но зато те не могут скрытно передвигаться по лесу. Вот и будет возможность подтянуть умения… Вроде все. Если возникнут какие-то мысли, я поделюсь, а сейчас работайте, думайте, обсуждайте. Пищу для размышлений я вам дал, больше ничем помочь не могу.

— Спасибо, — ехидно сказал Фариам. — Умеешь ты находить всякую гадость на наши головы!

— Стараюсь, как могу, — не менее ехидно ответил я.

— Алекс, а ты вообще где сейчас? — спросил Мирин.

— В двух-трех днях пути до гор. Кстати, заодно могу детально проверить свои догадки и разузнать подробности, так как мне еще должна попасться пара имперских деревень на дороге.

— Хорошо, мы тебя ждем, — ответил Мирин. — Постарайся там поаккуратнее!

— Мир, ты же меня знаешь…

— Знаю, поэтому и предупреждаю! — отрезал брат.

— Ладно, тогда я отключаюсь, дальше используйте свои разговорники. Мне тут еще с амулетом святоши разбираться. Всем спокойной ночи!

— Куда уж там, — проворчал напоследок Фариам, и я со спокойной совестью положил монетки в карман.

Свернув Ветерка с дороги, я нашел удобную полянку, где и расположился на ночлег. Расседлав жеребца, я улегся прямо на землю и начал рассматривать амулет с глазом. Его плетение было сложным, многофункциональным, отличалось от всех известных мне структур и своего заряда почти не имело. Похоже, оно собирало энергию из окружающего мира, находясь в пассивном состоянии, или из своего хозяина, если работало на полную катушку. Рассмотрев структуру, я чисто интуитивно выделил блок связи, блок защиты, которая напоминала обычный кокон, но довольно странного типа, блок нападения, в котором так и не смог разобраться, чтобы определить активный элемент, и еще несколько совершенно непонятных образований.

Однако, в итоге длительных раздумий я понял, что никакого особенного плетения для атаки в этом амулете и не содержалось. Он просто фокусировал подаваемую в него энергию и выдавал ее в виде яркого луча, разрушающего все подряд. Просто, примитивно и наверняка рассчитано на таких вот священников, которые не имели магических способностей. Им ведь больше и не нужно было. Так что для меня этот амулет оказался абсолютно бесполезным, потому что изначально я планировал создать против него защиту, но теперь понял, что это невозможно. Любое плетение будет разрушаться от мощного фокусированного воздействия сырой силы, и даже кокон, усваивающий энергию, не поможет — просто не сможет долго ему противостоять.

Размышляя, помогут ли мне в этом случае мои возможности Темного мага, я поднес амулет к самым глазам, внимательно рассматривая гравировку, а потом потер его пальцами, счищая налипшую грязь. И тут плетение активировалось. Нет, оно не ударило меня лучом, хотя я моментально набросил на себя мощное плетение защиты, а просто сработало на манер разговорника, послав вызов. Ответ последовал практически без замедления — из амулета раздался строгий голос:

— Докладывай, Прин!

Попытавшись поточнее воспроизвести голос священника, я быстро ответил:

— Все прошло удачно, эльфа удалось выпроводить из деревни.

— И куда он направился?

— На юг.

— Ты в этом уверен? Точно он отправился не в горы? — уточнил собеседник.

— Нет, он выбрал южную дорогу, — ответил я, недоумевая, почему начальника святоши так заинтересовала судьба случайного странника.

Но начальник святоши не стал развивать эту тему и сказал:

— Молодец, Прин, я знал, что у тебя получится. А как на это отреагировали жители?

— Большинство хотели его растерзать, и только мое присутствие спасло ушастого, — сказал я, предполагая, что святоша опоздал со своим появлением на постоялом дворе именно из-за того, что связывался с руководством.

— Это приятно слышать. Немногие служители Единого сумели добиться таких результатов на своих участках. Я обязательно доложу главному Инквизитору о твоем рвении. Возможно, что в скором времени ты удостоишься награды или звания адепта веры второй ступени!

— Моя благодарность не знает границ. Смею заверить, что достиг всего этого только под вашим чутким руководством, поэтому большей частью это все-таки ваша заслуга, — скромно ответил я.

— Спасибо, Прин, это было приятно слышать. Надеюсь, что ты и в будущем меня не подведешь.

— Не сомневайтесь! Не подведу. Но мне уже не терпится поучаствовать в чем-то большем. Когда же моя работа здесь подойдет к концу? Когда же я своими глазами смогу увидеть результаты всех наших усилий?

— Скоро, Прин, не волнуйся. Говорят, что сам Великий Инквизитор на Верховном Совете говорил, что осталось не больше года ожидания, и тогда мы воочию увидим плоды наших трудов.

— Спасибо, что просветили, — ответил я.

— Что ж, если появятся радостные вести, я пошлю вызов. Пускай Единый хранит тебя!

— И вас, — ответил я.

— Что? — недоуменно спросил голос.

Я понял, что допустил какой-то промах, поэтому попытался выкрутиться:

— Я хотел сказать, спасибо за благословение.

После непродолжительного молчания из амулета раздалось:

— Ты не Прин, если даже не знаешь, что на это пожелание принято отвечать «Пусть Единый хранит всех нас!».

— Мля-я-я… Так глупо спалиться! — разочарованно выдохнул я, после чего зашвырнул бесполезный амулет в кусты.

Даже если там и есть сигналка, до утра было часов шесть, вряд ли кто-нибудь за это время сможет меня обнаружить, а потом я уеду, и пусть ищут ветра в поле! Устроившись поудобнее, я закрыл глаза и расслабился, собираясь вздремнуть. Это и спасло мое зрение, потому что даже сквозь веки я увидел ярчайший свет, а потом раздался хлопок в той стороне, куда улетел медальон. Обернувшись, я увидел, как в кустах опадает яркое белое пламя, а спустя несколько секунд на меня посыпалась трава, комья грязи и листья, сорванные взрывом с ближайших деревьев. Поднявшись и отряхнувшись, я пошел посмотреть на результат. Несколько кустов сгорели, не оставив даже пепла, а круг выжженной земли с расплавленным куском серебра в центре явно указывал на место взрыва. А я ведь думал, что в нем совершенно нет своей энергии! Как оказалось, это было не совсем так, а один из неопознанных мной блоков был механизмом самоликвидации, который можно было активировать на расстоянии. Вот лажа!

Я достал из кармана монетки и сжал их в кулаке.

— Да, Алекс? — первым ответил Фариам. — Появились еще неприятные новости?

— Ага. Во-первых, я узнал, что в медальонах святош есть механизм самоликвидации. Если он рванет, то в радиусе десяти шагов не оставит ничего живого, так что имейте это в виду. И, во-вторых, я тут связался с помощью этого же медальона с руководством незадачливого святоши и выяснил, что сам Великий Инквизитор сказал на каком-то совете, что до общего нападения осталось не больше года.

— Что, так прямо и выяснил? — удивился Мирин.

— Да, прямее некуда, — ответил я. — Вот только при этом я переполошил многих, так как выдал себя в конце разговора. Нет, ну кто же знал, что у них на обычное доброе пожелание еще и свой отзыв имеется? Короче, простите, если можете, но наверняка уже завтра все церковное руководство будет в курсе утечки. Я думаю, это последняя плохая новость на сегодня.

— Алекс, ну зачем тебе вообще это было нужно?! — возмутился Ваз.

— Да случайно все вышло, — попытался я оправдаться.

— Уши тебе бы открутить за такую случайность!

— Так, хватит! — прервал перепалку Фариам. — Дальше будем думать исходя из новых фактов. А ты, Алекс, давай спи и не создавай нам больше проблем!

— Ладно, — покладисто согласился я и спрятал амулет в карман.

Похоже, братьям предстоит бессонная ночь, но хорошо, что все они уже предупреждены и успеют принять адекватные меры. Одно плохо, что теперь и церковники будут знать об этом, а это может создать большие трудности, так как их реакция не поддавалась прогнозированию. Я опять лег на землю и попытался разложить весь сегодняшний день по полочкам.

Согласен, спалился я только по своей вине. Надо было раньше озаботиться детальным изучением веры в Единого. Ведь знал же умную мысль, что своего врага нужно знать в лицо, но так не воспользовался ею, вот и приходится расхлебывать. Но зато теперь мы знаем, откуда последует удар, и будем к нему готовы. Главное, что я сегодня осознал — война с Империей из вполне вероятной превращается в неизбежную. Мда… Ладно, будем надеяться, что нам всем удастся настолько укрепить Союз, что имперцы дважды подумают, прежде чем лезть сюда. Как я там планировал? Просто пожить в свое удовольствие? Хренушки! Придется теперь, едва уцелев в одной войне, упорно готовиться к следующей.

Глава 14. Церковные разборки

Утром я проснулся до восхода солнца, оседлал сонного Ветерка и поехал к горам. По пути мне попались две небольших деревеньки, но их я предпочел объехать стороной, чтобы снова не попадать в неприятности. Да, я хотел найти подтверждение своим догадкам, разузнать подробности, но поразмыслил и решил, что больше конфликтов с церковниками допускать нельзя. А то обидятся и решат поторопиться с нападением. Ведь если один инцидент святые отцы наверняка предпочтут не выносить на люди, то несколько спаленных дотла деревень только этому поспособствуют. А в том, что это произойдет, доведись мне туда заехать, я не сомневался, поэтому и решил оставить добычу информации разведчикам братьев.

Вот только меня очень настораживал интерес неизвестного святоши ко мне. Ведь не просто так он спрашивал, куда я направился, и не просто так удивлялся, отчего не свернул к горам. А если святые отцы поджидали именно меня и церковнику в деревне просто были даны указания, чтобы спровадить заезжего гостя подальше, не дав времени на осмысление ситуации? Но в этом предположении было много неувязок и противоречий. Ведь если имперцы ждали именно меня, то почему прямо не предупредили жителей, что будет проезжать принц гномов, и его лучше не трогать? Зачем было идти на конфликт? Да и почему после того, как я себя выдал в разговоре, был послан сигнал на ликвидацию? Нелогично получается. Вначале хотели не допустить убийств в деревне, но потом без раздумий активировали амулет. Или я чего-то не понимаю?

Так ничего путнего не придумав, я просто наслаждался поездкой, вспоминая старые деньки, когда мы с Алонкой путешествовали по Мардинану. Прямых дорог, ведущих в горы, не было, а карту, чтобы посмотреть на ней ближайшие торговые пути, я не догадался захватить, поэтому нам с Ветерком чаще всего приходилось передвигаться по лесной чаще, держа курс на горные вершины, возвышавшиеся впереди. Это не давало развивать максимально возможную скорость, но я и не расстраивался. Днем раньше — днем позже, какая, в сущности, разница? Все равно ситуация пока развивается сама собой, и непосредственного в ней участия от меня никто не требует.

В обед я связался с братьями и поинтересовался, что они решили предпринять. Ответ меня не обрадовал. Ваз передал приказы своим разведчикам, чтобы детально выяснить о настроениях, царящих на границе с Империей, а Фариам ограничился инициацией государственного расследования и созданием специальной комиссии, куда входили несколько очень знатных особ. Именно она должна была на месте разобраться с обвинениями некоторых церковников в некомпетентности, разжигании межрасовой вражды и подрыве интересов королевства.

— Подрыве интересов? — удивленно переспросил я. — Что за чушь? Ты хоть понимаешь, что это ничего не даст?

— Почему же, — возразил Фариам. — Церковники игнорировать комиссию не смогут, иначе лишатся поддержки знати, поэтому им придется оставить на время свои намерения и по-тихому убрать тех святых отцов, которые запятнали их репутацию.

— Но ведь тогда и мы останемся ни с чем?

— А ты предлагаешь, чтобы я открыто начал хватать священников и сажать их в пыточные, чтобы подтвердить тот факт, что они работают на имперцев? Так ведь это даст возможность их руководству вызвать жалость и поддержку народа, а мне только гражданской войны не хватало! Алекс, пойми, я хочу избавиться от внутренней угрозы, но не такой ценой. Если мы начнем с решительных действий, ни к чему хорошему это не приведет, так что попытаемся сделать все по закону и будем надеяться, что церковники отреагируют правильно.

— Мда, не знал, что ты такой перестраховщик, — разочарованно протянул я.

— И не нужно такого похоронного тона. Комиссия уже начала работу, а она состоит не только из знати, но и из умных людей, которые просто обязаны обнаружить неоспоримые доказательства, очерняющие церковь Единого. Когда они мне их предоставят, тогда и можно будет говорить о возможных решительных действиях.

— Ладно, — сдался я. — Свой вариант решения проблемы я тебе вчера озвучил, и если не собираешься ему следовать, то не буду настаивать. Поступай, как сочтешь нужным.

Закончив разговор, я еще немного посокрушался, что брат оказался таким перестраховщиком. Но, вполне возможно, это я настолько далек от политики, что не понимаю всю необходимость найденного им способа устранения проблемы. Ладно, флаг ему в руки, барабан на шею и паровоз навстречу!

День пролетел как-то совсем незаметно, а к ночи я обнаружил небольшую цветочную полянку с протекающим мимо ручейком, на которой и сделал привал. Охота оказалась результативной — я добыл пару кроликов. Зажаренные с солью и специями, они оказались выше всяческих похвал, поэтому, ужасно довольный жизнью, я устроился на ночлег. Вот только сон все не шел. На ум приходили разные беспокойные мысли, и я раз за разом возвращался к осмыслению всего произошедшего и пытался предположить, что должно произойти дальше. Потом, устав от неопределенности, пытался считать овец, коров и другую домашнюю скотину, но даже это не помогало.

Ворочаясь с боку на бок, я постепенно терял все свое радостное настроение и начинал злиться от того, что не понимал причину этого. Когда же я строго приказал себе успокоиться и, наконец, отправиться в объятия Темноты, то ощутил, что выполнить этот приказ не могу при всем желании. Что-то отгоняло от меня сон, не давало моим мышцам расслабиться, заставляло мозги работать на полную катушку. Что-то странное, похожее на работу моей интуиции. Вот только я не ощущал привычного и уже знакомого напряжения, рождавшегося где-то в глубине сознания, а чувствовал нечто, похожее на тревогу, но не мог понять, почему.

Поднявшись, я внимательно просканировал окрестности, но никакой опасности не обнаружил. Тогда я создал сигнальный купол, которым накрыл всю поляну. Теперь никто ко мне не смог бы подобраться незамеченным. Вот только я все равно ощущал неясное беспокойство, от которого никак не мог избавиться. Кончилось дело тем, что я достал из кармана все амулеты и сжал их в кулаке.

— Алекс, ты опять с новостями? — поинтересовался сонный Фариам.

— Что-то случилось? — с тревогой спросил Рен.

— Алекс, это ты? — со сладким зевком протянула Алона.

Дождавшись, пока и Мирин с Вазом буркнут, что-то невразумительное, я перешел к делу:

— Новостей нет, пока ничего не случилось, но дело в том, что у меня появилось одно очень нехорошее чувство, которое старательно не дает мне заснуть.

— Случайно, не голод? — хмыкнул Ваз.

— Нет. Оно больше похоже на тревогу, — серьезно ответил я.

— И потому ты решил нас всех разбудить, — мрачно уточнил Мирин. — Потому что тебе не спится? И что же теперь нам сделать? Сказочку тебе на ночь рассказать, или колыбельную спеть?

— Мир, не издевайся! — вступилась за меня сестренка, а я поспешил объясниться:

— Я и сам прекрасно понимаю, что это выглядит дико, но все-таки прошу всех вас, прислушайтесь к себе. Ощущаете ли вы нечто подобное, или просто странное? Ведь само по себе это чувство у меня появиться не могло, поэтому я думаю, что это результат действия кровной связи, которая между нами появилась. Вот Алона, например, может ощущать мою боль, выходит, и до меня могут доноситься отголоски ваших чувств. Ну, так что?

— Я чувствую, что очень хочу спать, — ответил Мирин.

— А я ничего странного не ощущаю, — откликнулся Рен.

— Аналогично, — буркнул Ваз.

— Все как обычно, — сообщила Алона.

— Фар? — спросил я, не дождавшись ответа.

— Алекс, а на что похоже твое чувство? — вместо этого сказал Фариам.

— Просто тревога. А что ощущаешь ты?

— Нечто странное. Я не могу расслабиться, мне хочется вскочить и что-то делать, как после глотка лимэля…

— Понятно, — прервал я брата. — Продолжим с тобой, а всем остальным — спокойной ночи!

Я разжал кулак и оставил на ладони только одну монетку, а остальные засунул в карман. Понятно теперь, что не зря я полночи ворочался, Фариам ощущает предупреждение своей интуиции, вот только не понимает, что это.

— Фар, ты слышишь? — спросил я, сжав монетку.

— Да.

— Это странное чувство вызывает интуиция, которой я только недавно с тобой поделился. Сейчас она сообщает, что тебе грозит опасность, поэтому нужно срочно определить, с какой стороны она может нагрянуть.

— И как это сделать? — уточнил брат.

— Оглядись магическим зрением, это самое простое.

Наступила пауза, во время которой я нервно кусал губы. Интересно, удастся Фариаму что-нибудь обнаружить, или нет? Вскоре из амулета донесся шорох.

— Фар, ты там как? — спросил я. — Есть результат?

— Алекс, я должен пойти кое-что проверить, — ответил брат.

— Постой, прислушайся к себе! Может быть, лучше остаться на месте?

Но в ответ была тишина, похоже, Фариам бросил разговорник. Несколько попыток вызвать его повторно потерпели неудачу, поэтому я зло выругался. Эх, не смотрел брат многочисленных америкосовских триллеров, где после того, как герой говорит подобную фразу, наступает его быстрая и вполне безрадостная кончина от рук маньяка, монстра или иной твари.

— Давай же, Фар, возьми амулет, — шептал я, сжимая монетку в кулаке.

Но все было тщетно. Тогда я лег на спину, закрыл глаза и постарался как можно четче представить в сознании образ брата. Тот быстро начал наливаться яркими красками, приобретать глубину, и вот уже я мог наблюдать, как Фариам в одной ночной рубашке идет по полутемному коридору, освещаемому всего одним масляным светильником, сжимая в одной руке ножны, а в другой — обнаженный Черный меч. Меня он пока не заметил, потому что я появился за его спиной, но не успел я привлечь его внимание, как из-за поворота впереди появилась темная фигура с насыщенной аурой одаренного.

— Стой на месте! — грозно сказал король.

Фигура остановилась, но не замерла, а начала делать какие-то непонятные манипуляции ладонями. Буквально через секунду в них появился светящийся клубок, который ринулся к брату, на ходу развертываясь в магическую сеть.

— Руби! — дико закричал я.

Мой крик совпал с началом движения брата, который попытался отпрыгнуть в сторону, тем самым спасаясь от атаки неизвестного мага. Вот только я прекрасно понимал, что ширина коридора не позволит ему избежать магической сети, поэтому лишь надеялся, что Фариам успеет среагировать. И тот оправдал мои ожидания, взмахнув клинком, который перерубил магическое образование еще на подлете и превратил сеть в бесформенную кляксу энергии.

— Вперед! Убей его! — крикнул я, видя, что маг пытается повторить свою атаку.

Брат оказался понятливым, не стал интересоваться, как я здесь появился, почему не вступаю в схватку сам, а дисциплинированно бросился веред. До темной фигуры было всего пятнадцать шагов, которые Фариам преодолел за пару секунд, по пути разрубив мечом еще одно плетение, на этот раз представлявшее собой какую-то медузу с длинными щупальцами. Оказавшись перед магом, брат стремительно махнул своим клинком. Если у противника и была какая-то защита, то он зря на нее понадеялся, Черный меч, практически не встречая сопротивления, вошел в левое плечо противника и разрубил тело пополам, выйдя у правого бедра. Видимо, оружие Фариама по остроте ничуть не уступало моим клинкам.

Вот только не успело мертвое тело опуститься на ковер, как из-за угла выбежали еще двое с похожими аурами. Фариам среагировал моментально. Швырнув ножны в лицо одному, он кинулся ко второму и вонзил свой клинок неизвестному в горло, перерубая позвоночник. Вытащив меч, брат махнул им снизу вверх, разрезая последнего оставшегося в живых от паха и до груди, но тот оказался быстрее. Несмотря на то, что удар в лицо на мгновение лишил его ориентации, все равно маг успел создать в своих ладонях сверкающий белым светом шар, который при ударе Фариама взорвался с еле слышным хлопком.

Во все стороны рванулся яркий свет, а необычайно сильная ударная волна разбросала противников в разные стороны. Маг впечатался в стену, оставив на ней большое кровавое пятно, Фариам, пролетев по воздуху, рухнул безвольной куклой на ворсистый ковер, а мою грудь словно облили ведром кислоты. Я согнулся и глухо застонал, не в силах перенести мучительную боль, но кое-как придя в себя, кинулся к брату, лежавшему на боку и начал его трясти.

— Фар! Фар, очнись! Приходи в себя, твою мать!

Я попытался поднять его, но жестоко обломался. Трясти тело брата я еще мог, но все попытки сдвинуть его с места потерпели неудачу. Мои ноги просто скользили по воздуху, не находя сцепления с полом. И даже повернуть тело Фариама также было невозможно, а при попытках поднять безвольную тушку на себя, я вообще погружался в пол по пояс. Видимо кровная связь не позволяла взаимодействовать с материальными предметами при подобном контакте, но все-таки разрешала минимальное воздействие на родича. Поэтому я продолжил теребить брата за плечо, пытаясь привести его в чувство.

— Фар, вставай! Не смей мне подыхать, слышишь!

Братишка, наконец, сжалился надо мной и открыл глаза. Зашедшись в кашле, он перевернулся на спину и только теперь я смог оценить весь масштаб повреждений. Фариаму крепко досталось. Сгоревшая на груди рубашка позволяла увидеть большой круг обожженной кожи, местами почерневшей, а местами вздувшейся волдырями. Сильно пострадали руки, обожженные почти до локтей, а также борода, выгоревшая практически полностью и запекшаяся на лице отвратительной коркой. От бровей также почти ничего не осталось, но глаза, насколько я видел, не пострадали.

— Фар, ты можешь соображать? Соберись, братишка, ты должен встать!

— Алекс? Как ты здесь оказался? — шепотом произнес Фариам.

— Не время для объяснений. Сейчас к этим ушлепкам может нагрянуть подкрепление!

— Не нагрянет, — прошептал Фариам. — Их всего трое было.

— Откуда ты знаешь?

— Видел их ауры.

— А ты уверен в этом? Может, они оставили неподалеку группу поддержки, которая может нагрянуть в любое время, поэтому сейчас ты должен встать и подобрать свой меч.

— Алекс, я не могу… Я ничего не вижу, — прошептал брат в ответ.

— …! — выругался я.

Похоже, ситуация становится весьма скверной. Все-таки яркий свет взрыва ослепил брата. Будем надеяться, что не навсегда, ведь лимэль творит чудеса. Кстати о нем!

— Фар, у тебя фляга с лимэлем есть?

— В моих покоях.

— Тогда ты срочно должен туда попасть. Братишка, я прекрасно чувствую, как тебе сейчас больно, но постарайся сосредоточиться и подняться.

— А ты сам почему ее принести не можешь? — спросил брат, силясь принять сидячее положение и морщась от боли.

Помогая ему по мере возможности, я пояснил:

— Фар, я сейчас не здесь. Мое тело все еще лежит где-то в имперских лесах неподалеку от гномьей границы, а разговаривать с тобой и касаться твоей тушки я могу только благодаря кровной связи. И вообще, неужели ты думаешь, что я стал бы над тобой измываться, имея возможность помочь?

— Прости, — ответил брат и сцепил зубы.

Я прекрасно чувствовал, как болят его обожженые руки, и какое пламя бушует в груди, но не мог ничего поделать. Такие повреждения нужно залечивать только лимэлем, и даже если я расскажу, как можно восстанавливать организм собственной аурой, вряд ли у брата это получится. Все-таки он еще только начинающий маг, поэтому ему может банально не хватить энергии. Да и времени на это уйдет немало, а я все еще допускал вариант с сообщниками. Поэтому мне оставалось следить за тем, как поднимается на ноги Фариам, и пытался отвлечь его от боли.

— Почему ты вообще вышел из комнаты? Приключений на задницу захотелось?

— Нет, я просто увидел магическим зрением, что в комнате Герина находятся посторонние с очень яркими аурами, поэтому решил застать их врасплох.

— Врасплох? Трех магов? С одним Черным мечом? Брат, я был уверен, что ты не склонен к самоубийственным выходкам. Что с тобой случилось?

— Не знаю, — буркнул Фар. — Говори, куда мне идти.

— Повернись немного влево… Стоп. Теперь вперед. И вообще, почему ты так самонадеянно полез в драку, а не попытался хотя бы поднять тревогу, взывать помощь?

— Я думал, что если они не будут ожидать нападения, то мне удастся захватить одного живым.

— Живым? Мага? Да тебе вообще повезло, что сам жив остался! Подумай, даже если бы ты смог одного из них вырубить, то все равно не смог бы его удержать в плену!

— Алекс, не считай меня идиотом, — ответил Фариам, медленно передвигаясь по коридору, придерживаясь при этом за стенку. — У меня есть десяток магических уздечек, которыми со мной поделился Ренард.

Ну, тогда понятно, почему он так безрассудно отправился к непрошенным гостям. Обладая уздечкой, которая лишает мага возможности пользоваться своими способностями, вполне можно взять его в плен, тем более что вырубить визитера Черным клинком, легко пробивающим любую магическую защиту, не проблема. Вот только не сложилось.

— Извини, — покаялся я, только теперь понимая, что все действия Фариама были оправданными.

— Ничего страшного, — ответил брат. — Жаль, что теперь, вероятнее всего, мы не сможем узнать, кто их послал.

Я бросил взгляд на труп, разрубленный пополам, и кивнул, соглашаясь со сказанным. Но внезапно заметил, что из-под разрубленной черной рубашки виден какой-то блестящий предмет, отражавший неяркий свет лампы, висящей на стене.

— Подожди немного, — бросил я Фариаму и кинулся к телу.

Оказался я там почти мгновенно. Видимо, мое нынешнее состояние позволяло мне перемещаться в пространстве, игнорируя все законы физики. Наклонившись, я оглядел краешек блестевшего предмета и протянул:

— Мля-я-я…

— Что такое? — спросил брат.

— Теперь я знаю, кто их послал, а также кем были эти маги при жизни.

— А мне не скажешь? — ехидно спросил Фариам.

Я отметил, что он начал приходить в себя, видимо, организм брата активизировал процессы восстановления даже без прямого контроля хозяина.

— Это церковники.

— Ты уверен?

— На все сто, — подтвердил я, разглядывая серебряный амулет, часть которого была отрезана ударом Черного меча. — Ну что, теперь ты признаешь необходимость решительных действий?

Фариам не ответил, только продолжил упорно ковылять по коридору и вскоре с моей помощью добрался до своих покоев, где нашел флягу лимэля и мигом ее опустошил. Оглядевшись, я признал, что комната короля не так сильно отличается от гостевой, в которой жил я. Разве что мебели было побольше. Так, например, стояла пара шкафов с книгами, а перед кроватью находился небольшой столик, на котором лежала связка разговорных амулетов, пара которых в данный момент вибрировала, посылая сигнал вызова. Узнав в них свою работу, я понял, что остальные родственнички, неожиданно почувствовав боль, страшно хотели узнать, что же произошло.

Мда, получается, что если бы я не разбудил Фариама, святоши могли бы спокойно застать его в постели и делать все, что захочется. Кстати, а зачем они вообще пытались его убить? Этот вопрос я переадресовал брату, который сейчас сидел на кровати и терпеливо ждал, пока лимэль подлатает его тело.

— Похоже, они не планировали мое убийство изначально, — ответил Фар. — У них была совсем другая цель — найти Викерна.

— Почему ты так решил?

— Потому что увидел их в комнате Герина, — не дожидаясь моего вопроса брат пояснил: — Когда ты активировал артефакт, а Кэльвы закопали Викерна в укромном месте, я подумал, что лучше будет направить всех имперских шпионов по ложному следу. Для этого я приказал одному из своих надежных людей изображать пленника, запертого в одной из дворцовых комнат под охраной. В той, где раньше находился Викерн. Ему регулярно носили еду и все прочее, но никто из слуг даже не догадывался о подмене, за этим я следил особо. Поэтому и предполагаю, что первоначальной задачей этих церковников было освободить Викерна, а когда они обнаружили вместо него совсем другого человека, то наверняка поняли, что только я могу знать, где содержат пленника. Вот тогда они и направились ко мне, а я весьма удачно подловил их в неудобном для атаки месте.

Фариам повернулся ко мне, и по его взгляду я понял, что зрение уже восстановилось. Можно было вздохнуть с облегчением, что я и сделал. Ожоги также постепенно начали заживать, вырастала новая кожа взамен сгоревшей, вот только борода появится наверняка еще не скоро. Все-таки Фару повезло. Если бы его клинок не успел перерубить тот яркий шар, в результате он бы получил удар полноценным плетением, а оно, судя по количеству энергии, не оставило бы от моего брата и мокрого места.

— Кстати, не хочешь ответить? — кивнул я на все еще вибрирующие разговорники.

Фар взял в руку монетки и зажал их в кулаке. Тотчас комната наполнилась встревоженными голосами братьев.

— Все в порядке, — ответил Фариам сразу всем. — На меня было совершено покушение, но я остался жив и почти здоров.

— Демоны бездны! — воскликнул Мирин. — А я только Алекса с его непонятными ощущениями обижать пытался, и вообще вел себя, как неразумный младенец! Надо будет связаться с ним и извиниться.

— Извинения приняты, — усмехнулся я, но брат, словно не заметив, спросил:

— Фар, а ты не знаешь, почему он сейчас не отвечает?

Я удивленно посмотрел на Фариама.

— Он что, меня не слышал? Интересно, почему?

— Ты мне скажи, — усмехнулся тот. — Ты же у нас специалист по кровной связи.

Почесав затылок, я признал:

— В принципе, все понятно — кровная связь позволяет общаться, потому что мы содержим частички друг друга. То есть, примитивно выражаясь, разговариваем сами с собой. С нашими родственниками такое тоже допустимо, так как кровь рода может поддерживать эту связь, но вот плетение разговорника улавливает лишь звуковые колебания, которых при таком общении не производится, поэтому Мирин…

От размышления вслух меня отвлекли громкие крики в коридоре. Спустя несколько секунд на пороге появился взволнованный начальник стражи с тремя своими гвардейцами, который уставился на короля, резко побледнел и сразу закричал куда-то назад:

— Лекарей сюда! Живо!

Ну да, остатки сгоревшей рубашки и поврежденная кожа на груди Фариама производили страшное зрелище, поэтому мне был понятен ужас начальника.

— Ваше величество, как вы себя чувствуте?

— Потом поговорим, — бросил брат родственникам, положил разговорники на стол и приказал: — Докладывай, Шел!

Тот вытянулся по струнке и четко ответил:

— Проводя внеплановый ночной обход дворцовой стены, я обнаружил, что трое стражников у ворот убиты. Заколоты ножами. Подняв все отряды по тревоге, я с десятком кинулся к главному крылу и обнаружил, что двое караульных, охранявших двери, также мертвы. В отличие от стражников они были убиты магией. А дойдя до комнаты пленника, я нашел мертвого Герина и трупы неизвестных в коридоре. Приказав остальным отрядам начать прочесывание, я поспешил к вам…

— Ясно, — кивнул Фариам. — Теперь слушай мой приказ: прекратить поиски, соблюдать максимальную тишину и спокойствие, чтобы никто не догадался про покушение. Всех слуг, гостей и прочих, разбуженных криками, успокоить и до самого утра из дворца не выпускать.

— Слушаюсь, — ответил Шел и осмелился спросить: — Ваше величество, а вы не имеете предположений по поводу того, кем были посланы эти убийцы?

— Я это знаю точно, — ответил брат. — И исполнители, и пославшие их заказчики были служителями Единого.

На лицах всех присутствующих стражников проступило такое удивление, что я даже хихикнул, а Фариам покопался в ворохе амулетов на столе и достал одну монетку, которую сжал в кулаке. Спустя несколько секунд из разговорника донесся голос Крота:

— Да, ваше величество?

— Поднимай всех бойцов и отправляйся во дворец! Для Кэльвов есть работа!

— Слушаюсь!

Положив разговорник, брат снова посмотрел на ошеломленного командира гвардейцев, который, судя по выражению его лица, наверняка решал, не спятил ли их величество от недавнего потрясения. Фариам даже без моей подсказки мигом сообразил, что Шела нужно срочно вывести из ступора, поэтому недовольно сказал:

— И не нужно сомневаться в моем рассудке. Когда осмотришь тела, то сам увидишь их амулеты, а сейчас исполняй мой приказ… Да, и еще одно, когда гвардейцы будут объяснять моим гостям, что здесь произошло, пусть ничего не скрывают и говорят только правду. Все, иди!

Командир отдал честь и вышел из королевских покоев, приказав своим людям их охранять. К счастью, за дверью, поэтому мы с Фаром могли нормально пообщаться.

— Решил сразу обеспечить себе поддержку знати? — уточнил я.

— Чем раньше, тем лучше, — кивнул брат.

— Я так понимаю, ты сейчас хочешь нанести ответный визит в храм Единого?

— А что, у тебя есть идея получше?

— Пока нет, но без подготовки затея может провалиться, — скептически заметил я. — Ведь эти три церковника явно были не оттуда, потому что на празднике я их не видел, так что Рехош и остальные могут оказаться непричастными.

— Это уже неважно. Факт нападения не должен оставаться безнаказанным, иначе как король я потеряю весь свой авторитет. Поэтому нужно действовать жестко и быстро, чтобы церковники не смогли ответить, а для начала следует отрубить змее голову… Да, не на такой вариант развития событий я рассчитывал, но никакого выбора уже не остается.

— Либо мы их, либо они нас, — кивнул я. — Тогда слушай, кто вам будет противостоять в храме. Во-первых, это сам Рехош и еще трое святош, которые являются сильными магами. Их нужно валить в первую очередь, потому что в противном случае утром все в Мардинане узнают любопытную историю о том, как в короля вселился демон, и он с отрядом Кэльвов попытался разрушить храм. Естественно, опровергнуть ты ее уже не сможешь, потому что будешь очень мертвым. Также в храме должны оказаться трое святош рангом слегка пониже и уровня тех, кого ты сейчас расчленил в коридоре. Их тоже не стоит оставлять в живых, потому что, хоть они и не являются сильными магами, так просто их взять у тебя вряд ли получится, да и Кэльвам они окажутся не по зубам. Кроме всего прочего, там наверняка будут находиться около трех десятков священников мелкого пошиба, которые имеют ауру слабых одаренных. Я могу ошибаться, но похоже, что без помощи амулета они ничего не могут сделать. Вот их можно оставить для допроса, захомутав уздечкой. В общем, я думаю, что нужно следовать моей тактике работы в степи — поначалу выдвигаешься ты и, не производя шума, убираешь всех сильных магов, а потом храм окружают Кэльвы и старательно ловят всех остальных. Как тебе план?

Но Фариам не успел ответить, потому что в его покоях появились два лекаря, которые тут же заохали и запричитали, глядя на ожоги короля. И чего они так переполошились-то? Лимэль помог, и под обгоревшей уже давно появилась молодая кожица, так что брату нужно только подождать несколько минут, и все придет в норму. Шрамы на груди, может быть, и останутся, но в остальном Фар будет выглядеть, как и прежде. Когда я ему об этом сообщил, то брат мигом отогнал лекарей, пытавшихся обмазать его какой-то гадостью, и пошел умываться.

Содрав с лица запекшиеся остатки бороды и аккуратно отделив омертвевшую кожу с груди, он выгнал прочь изумленных лекарей и принялся одеваться. Я же в это время пытался экспериментировать с кровной связью. Уж очень мне хотелось узнать, что я могу делать в этом состоянии, и какие еще возможности мне подвластны. Спустя несколько минут я понял, что могу без проблем перемещаться по комнате, причем, если захочу, даже мгновенно, но не способен выйти за ее пределы. При попытке пройти сквозь дверь и выйти в коридор я попадал лишь в черноту, в которой терял всякую ориентацию.

В результате экспериментов у меня возникло предположение, что пространство, которое я могу видеть, ограничено восприятием Фариама. В пользу этой версии говорило и то, что когда я появился впервые, то мог видеть ауры нападавших церковников, потому что брат в тот момент активировал плетение магического зрения, а сейчас энергетический спектр окружающего пространства мной совсем не воспринимался. Создать простейшее плетение тоже не удалось, поэтому я понял, что в таком состоянии мне отводится лишь роль консультанта и зрителя. Жаль.

Одевшись, Фариам извлек из небольшого сундучка десяток небольших кожаных ремешков, в которых я опознал уздечки альтаров, и вышел из комнаты. Предупредительные стражники, охранявшие двери, сразу же подали королю его меч в ножнах, который Фар тут же повесил себе за спину. Сопровождаемый гвардейцами, он направился к выходу из дворца, где и встретился с оперативно прибывшими Кэльвами.

На парней стоило посмотреть. Королевские оружейники постарались и превратили их доспехи в настоящее произведение искусства. И даже Ламин избавился, наконец, от своего жуткого ведра, надев аккуратный шлем. Выйдя на улицу, король провел краткий инструктаж, а также раздал избранным уздечки, рассказав, как с ними обращаться. По моей просьбе Фариам уточнил, отчего вдруг у него возникла мысль напасть на храм, и кратко поведал о неудавшемся покушении. Да, я понимаю, что приказы начальства обсуждать не принято, и Кэльвы все равно будут их выполнять, просто таким нехитрым способом избавил их от лишних сомнений. Они должны четко понимать, что идут не против веры в Единого, а всего лишь против заговорщиков, ведь мотивацию еще никто не отменял.

Также по моим подсказкам Фар подробно рассказал о том, как лучше всего обращаться с церковниками, заострив внимание на их серебряных амулетах, являющихся опасным оружием, а также предупредив, что бояться стоит тех, кто будет производить непонятные манипуляции руками. Кстати, это также была загадка не из простых — почему маги священников помогают себе жестами? Ведь это глупо! Плетение создается усилиями мысли, а не хитрой мануальной техникой или речью, как действовал святоша, с которым я столкнулся.

Да, на ранних этапах можно добиваться лучших результатов, если ассоциировать создание плетения с каким-нибудь движением, или звуком. Тогда психологически легче создавать магическую структуру, да и происходит это быстрее, вот только с усложнением процесса обучения данное ассоциирование только тормозит развитие и превращается в некую вредную привычку. Я в свое время сумел этого избежать, наверное, интуитивно осознав бесполезность жестов, поэтому лишь радовал учителя своими успехами. Ну, а церковные маги, наверняка, пользуются своей системой обучения, которая подобное лишь приветствует. Других вариантов ответа у меня не находилось.

Вскоре Фариам закончил инструктаж, и Кэльвы во главе с королем бесшумными тенями выскользнули из черного хода дворца по направлению к храму. Никаких охранников у главного входа не оказалось, видимо, ночью этот почетный караул был лишним, поэтому никто из церковников не заметил отряд. По моей подсказке штурмовать цитадель Единого было решено с тыла, где располагалась небольшая дверца, из которой меня так невежливо вышвырнули три десятицы назад. И спасибо большое святошам за это, потому что теперь мне было известно примерное расположение большинства жилых комнат храма. Во всяком случае, на этом уровне.

Разумеется, входная дверца оказалась запертой, но Фариам, промучившись несколько минут, под моим чутким руководством сумел создать плохонькое лезвие, которое раскрошило засов и позволило брату проникнуть внутрь. Кэльвы тихонько последовали за ним, растянувшись цепочкой. Активировав магическое зрение, Фар сумел определить, где находятся сильные маги, и сразу же направился в том направлении. Святоши на освещении явно не экономили, потому что в коридоре на небольшом расстоянии друг от друга стояли длинные подсвечники с зажженными свечами, которые здорово облегчали работу отряда.

По пути попадались жилые комнаты, в которых также находились спящие, но их пока не трогали. Просто брат сообщал Кэльвам знаками, сколько людей за дверью, и один из бойцов оставался рядом, чтобы по сигналу захватить их врасплох. А спустя минуту Фариам остановился у одной из комнат и аккуратно приоткрыл оказавшуюся незапертой дверь. На кровати у стены спал маг, это было видно по его насыщенной ауре, но лица разглядеть не удалось. Не мешкая, брат ударил клинком, перерубая шею церковнику. Вполне грамотно и в духе рассветной школы, ведь даже при ударе в сердце противник может издать слабый стон, а шум нам пока был не нужен.

После удара отделившаяся от тела голова повернулась в нашу сторону и в свете, проникшем из коридора, я смог разглядеть лицо. Это оказался Варлех. Что ж, спи спокойно, дорогой товарищ, твоя книга очень многое для меня прояснила. В следующей комнате также находился сильный маг, который имел привычку запираться, из-за чего нам пришлось задержаться, пока брат не разрезал защелку на двери. Но вслед за этим находившийся внутри Исдин умер также быстро, не успев произнести ни слова. А потом начались сложности.

До следующей жилой комнаты нам пришлось идти недолго, но когда мы остановились у нужной двери, то обнаружили, что находившиеся за ней священники бодрствуют и ведут неспешный разговор. Обратившись в слух, Фариам приник к двери, а вместе с ним и я смог услышать обрывок диалога:

— …начинаю волноваться. Что-то от них нет никаких вестей, — произнес голос, который я не сумел опознать.

— Не тревожься понапрасну, время смены караулов во дворце еще не подошло. Вероятно, Лик просто задержался из-за непредвиденных трудностей.

А этот я прекрасно узнал. Именно так, растягивая слова, неспешно произнося фразы, разговаривал Рехош, главный в этом гадючнике.

— Какие еще трудности? На то, чтобы вывести Викерна из дворца, в худшем случае, нужен час, а прошло уже гораздо больше.

— Успокойся, брат, если бы что-нибудь пошло не так, Лик подал бы сигнал.

— Но тогда почему…

Дальше Фар уже не стал слушать. Он рывком распахнул дверь и ворвался в комнату. Там за столом с закусками и кувшином мирно сидели двое, которые тут же повернулись к нам. Удивление, проступившее на лице Рехоша, находившегося ближе ко входу, было последним выражением в жизни. В следующее мгновение его голова отделилась от тела быстрым ударом Черного меча. Но тут я убедился, что решение не брать в плен сильных магов было верным. Собеседник церковника успел не только закричать во все горло, но и создать перед собой какой-то сверкающий диск, который метнулся к брату. Фариам, видимо, подчинившись своей интуиции, успел кинуться на пол, пропуская смертоносное плетение над собой, а потом, сделав кувырок, глубоко вонзил меч в живот церковника. Тот охнул, однако, в следующий миг в его ладонях начал распускаться какой-то цветок очень опасного плетения. Но не успел брат вытащить свое оружие и вторым ударом разрубить мага, как прилетевший откуда-то сзади кинжал вонзился священнику прямо в глаз.

— Прячься! — крикнул я, прекрасно понимая, что сейчас должно произойти.

Фариам среагировал мгновенно, за миг до того как не до конца сформировавшееся плетение церковника взорвалось, высвобождая всю вложенную в него энергию. Белое пламя рванулось во все стороны, но не причинило вреда юркнувшему под стол брату. Мне на яркую вспышку и буйство силы вокруг было наплевать, а вот стоящим в коридоре Кэльвам досталось. Крота и Рокина, находившихся в дверном проеме, отбросило к стене и неслабо об нее приложило. Но хуже было то, что этот взрыв и крик поставил под удар всю нашу операцию, ведь в живых осталось еще два сильных мага, которые могли с легкостью уничтожить весь отряд.

— Действуйте! — заорал Фариам, подавая сигнал Кэльвам, и выбежал из комнаты, задев и опрокинув горящий стол.

Заниматься пострадавшими не было времени, поэтому все ринулись вперед, к кельям, в которых просыпались церковники. Первого опасного мага, Левора, удалось уничтожить быстро. Он весьма удачно выбежал на нас из-за поворота, поэтому умер, не успев осознать, что происходит. Чуть дальше Кэльвам пришлось разделиться — десяток отправился по винтовой лестнице в подвал, где находились несколько священников, а остальные последовали за королем, которому удалось зарубить еще трех послушников, выбежавших из комнат и вздумавших хвататься за свои амулеты.

Этот дикий забег был совсем недолгим. Трое средних одаренных были с легкостью уничтожены в своих постелях Кэльвами, не успев толком проснуться и въехать в ситуацию. А последний сильный маг оказался в самом конце коридора, где находилось нечто вроде библиотеки. Он сперва попытался избавиться от отряда с помощью ярких лучей, которые вырвались из его ладоней, но все ребята обладали великолепной интуицией и смогли благополучно их избежать. Если бы церковник начал водить лучами в разные стороны, то отряду точно настал бы кирдык, но прилетевший кинжал заставил мага выключить свои лазеры и окутаться защитой, которая также сияла ярким белым светом, но уже в следующее мгновение подоспевший Фариам пронзил сердце гада своим мечом.

На этом все и завершилось. Вся операция по отсечению головы ядовитой змее заняла не больше пяти минут, но мне показалось, что прошло часа два с того момента, как Фариам открыл дверь черного хода. Оглядев пространство вокруг магическим зрением, брат уверенно заявил, что больше сильных магов в храме не осталось, и отдал приказ прочесать его снизу доверху. В общем, спустя еще десяток минут в главном зале собрались захватчики и побежденные, которых из четырех десятков уцелело всего семеро. Все они были туго связаны, лишены амулетов, с уздечками на шеях, лишающими их даже призрачного шанса на спасение. Уж не знаю, какую полезную информацию сможет получить от них король, но это уже целиком его забота, а я полностью удовлетворился общей картиной произошедшего и не планировал вникать в детали.

Когда Крот, уже пришедший в себя после столкновения со стенкой и вернувший свое зрение благодаря лимэлю, доложил о том, что больше церковников в храме не осталось, Фариам коротко осведомился у него:

— Потери?

Я стоял рядом и, затаив дыхание, тоже ждал ответа, надеясь на лучшее.

— Один человек. Ильвир, — опустив взгляд, ответил Крот.

Мне оставалось только вздохнуть и грязно выругаться. Ильвир, с которым я познакомился еще в тренировочном лагере, веселый парень и неунывающий оптимист, пополнил список потерь моего отряда. Да, хоть я уже не командир Кэльвов, хоть наши дороги разошлись и неизвестно, встретятся ли вновь, но парни навсегда останутся моим отрядом.

— Где его тело? — спросил Фариам у Крота.

— Там, где меня шмякнуло об стенку, — пояснил тот.

Брат кивнул, затем приказал Кэльвам доставить пленников во дворец и передать их в руки начальника стражи, а сам направился к месту недавней схватки. Естественно, я последовал за ним, переживая, что меня в такой ответственный момент не было рядом. Ведь если бы я проводил эту операцию, то потерь удалось бы избежать. Я просто тихо убил бы всех церковных магов во сне, кого нужно — взял в плен, а отряд вообще не привлекал бы к делу. Но Фариам не являлся сильным магом. Сказать честно, он вообще магом не являлся, а был только одаренным, которому еще предстояло многому научиться, поэтому в одиночку точно бы не справился.

Идя по длинному коридору, рассматривая попадавшиеся по пути тела и кровавые лужи, я начинал осознавать, какую авантюру мы с Фариамом затеяли. Ведь все было построено не на точном расчете и планировании, а оставлено на волю случая, что в конечном итоге привело к потерям. И еще нужно радоваться, что не таким большим, как могло быть. Ведь после взрыва у всего отряда была масса шансов умереть. Не подоспей Фариам к повороту, и Левор мог бы уничтожить всех совершенно беспрепятственно. Окажись сон трех магов среднего уровня более чутким, и Кэльвам не удалось бы их убить в постелях. Ну а не пошли Даркин десяток на нижний уровень, и от лучей последнего мага никто не смог бы уклониться. Так что нам всем сегодня очень повезло, и это нужно запомнить на будущее. Запомнить, и больше никогда не повторять подобного! Без разведки, без подготовки, без элементарного плана действий сунуться в логово сильного врага и уцелеть. Мда… Уважаемая Фортуна, если ты есть в этом мире, спасибо тебе от всего сердца!

Тело погибшего Ильвира лежало в огромной луже крови у самых дверей комнаты Рехоша. Утешало, что парень умер почти мгновенно. Тот непонятный сверкающий круг, выпущенный незнакомцем, оказался аналогом моего лезвия, разрезавшим Ильвира на уровне груди практически пополам. Ему не помогли и доспехи из эльфийской стали — плетение церковника их просто не заметило.

— А кто-нибудь еще пострадал? — спросил я.

Фариам переадресовал мой вопрос отправившемуся вместе с нами Кроту.

— Ламина слегка зацепило, чуть руку не отрезало, но лимэль помог.

Мда… Коридор в этом месте оказался слишком узким, чтобы иметь возможность отпрыгнуть в сторону, а упасть на пол, как сделал Фариам, парень не успел. Просто не осознал, откуда идет опасность. Что ж, Ильвир, ты был хорошим другом. И если в церковном писании есть хоть слово правды, то я желаю тебе оказаться сейчас в лучшем из миров, созданным Единым.

Мы еще постояли немного в молчании, глядя на погибшего бойца, а потом Фар приказал Кроту возвращаться с отрядом во дворец. Дождавшись, когда он отойдет подальше, брат сказал мне, пытаясь утешить:

— Алекс, ты не виноват.

— Я понимаю, — вздохнув, ответил я. — Вот только от понимания легче отчего-то не становится… Ладно. Полагаю, мне здесь делать уже нечего.

— А ты разве не хочешь поприсутствовать на допросах церковников? Или посоветовать что-нибудь дельное на совете, который я сейчас буду собирать?

— Нет уж, спасибо! Со всем этим ты и сам прекрасно справишься, — ответил я. — Главное, не теряй времени и реши, что будешь делать в других городах.

— То есть?

— Ну, я так думаю, сейчас есть два пути. Первый — захватить все крупные храмы в Мардинане с помощью армии. Тогда ты получишь кучу источников информации, но и легкое непонимание в народе вместе с немалыми жертвами среди солдат. А второй — вновь подключить своих пиарщиков и очернить святош по полной. Тогда у тебя будет поддержка народа и помощь местных властей, однако, все ценные источники информации, почуяв запах жареного, быстренько смоются подальше, оставив тебе только мелкую сошку. Можно, конечно, совместить эти два пути, если у тебя есть абсолютно надежные люди, которые не побоятся поднять руку на церковь. Тогда с их помощью можно будет быстро схватить или уничтожить главных священнослужителей, которые получают приказы из Империи, а остальные ничего не смогут сделать, пока набирает ход недовольство народа предателями королевства.

— А ты не хочешь заодно рассказать, как мне нужно вести себя со знатью? — спросил Фариам, хитро прищурившись.

— Естественно, с позиции жертвы. Не ты ведь первый напал на церковь, а покушение на монарха во все времена каралось…

Я замолчал, обнаружив улыбку на лице брата, и подытожил:

— Ладно, я понял, что мои советы тебе явно не понадобятся, поэтому не буду учить тебя детей делать, а напоследок спрошу — как ты относишься к религии Фантара?

— Ты о культе Матери-Природы?

— Ну да, ведь нишу, которую занимала церковь Единого, вскоре нужно будет заполнять… Ладно, можешь не отвечать, я понял, что проблемы нужно решать по мере их поступления. Тогда я тебя покину в связи с очень важным делом, которым срочно должен заняться.

— Это каким же? — уточнил Фариам.

— Поспать, — серьезно ответил я и вернулся в свое тело.

Глядя на небо, которое уже начинало медленно светлеть, я подумал, что ночка выдалась весьма бурной, но зато разрешилась непонятная ситуация с церковью, которая чересчур увлеклась танцами под имперскую дудку. И мне хотелось надеяться, что теперь с внутренней угрозой в Мардинане практически покончено, а Фариам в итоге научился пользоваться своей интуицией. Конечно, было весьма интересно, как на происходящее отреагирует сама Империя, но полагаю, пока у нас есть козырь в рукаве, а точнее сказать, в земле, никаких активных действий она предпринимать не будет. Это была моя последняя мысль, а потом я почувствовал, как Темнота подхватила мое уставшее сознание и унесла его в чернильно-черное небо.

Глава 15. Кое-что о гномах

Утром я проснулся поздно. В обед. Не спеша перекусил, оседлал прохлаждавшегося в тенечке Ветерка и продолжил свой путь. Вот только спокойно трястись в седле мне не дали. Через некоторое время один за другим последовали вызовы на разговорники. Братьям и Алоне не терпелось узнать все подробности прошлой ночи, а так как Фариам сейчас был по уши занят делами и на расспросы отвечал стандартной фразой «Потом поговорим», отдуваться за него пришлось мне. Вот только нужно было сразу догадаться и организовать коллективное слушание своего рассказа, а не повторять одно и то же разным собеседникам, требующим как можно больше подробностей. В общем, на третий раз я уже ощущал себя профессором, механически вычитывающим лекцию бестолковым студентам, а на четвертый обматерил Мирина и послал его подальше. К Алоне. Тоже мне, шутники! У меня уже язык опух, а они все издеваются!

Несмотря на болтовню, до наступления ночи я сумел преодолеть весьма приличное расстояние, обойдя стороной одну имперскую деревушку, и Гномьи горы стали заметно ближе. А когда на окружающий лес окутался тьмой я удачно поохотился, устроился на ночлег и взялся за разговорник.

— Алекс, я только прилег! — недовольно произнес Фариам, даже не соизволив поздороваться.

— Извини, пожалуйста. Но я надолго тебя от подушки отрывать не буду. Просто скажи, что интересного ты смог узнать у пленников и как там вообще у тебя дела?

— Церковники, схваченные в храме Марда, ничего конкретного не рассказали, зато подтвердили все наши предположения, поэтому служители Единого уже не сумеют оправдаться. Если коротко, десятицу назад в столицу из Империи прислали особых специалистов, которые должны были освободить Викерна и переправить его домой. Естественно, местные святые отцы обеспечили им всякую поддержку и содействие, за что и поплатились. Наши пленники заливаются соловьями, рассказывая о работе отцов церкви на благо императора, так что теперь службе безопасности добавится проблем. Уже произведены публичные аресты священнослужителей в пяти крупных городах, проводятся допросы, разматывается цепочка осведомителей… Я даже и не подозревал, что церковники организовали шпионскую сеть по всему Мардинану, подкупили многих знатных особ, а также подсадили своих людей в торговую Гильдию. Ведь многие проблемы, с которыми мне пришлось бороться при подготовке к войне в степи — это их рук дело. Именно они затягивали поставки продовольствия гарнизонам, срывали доставку обмундирования, искусственно вызывали дефицит… Короче, теперь они за все ответят! И я постараюсь, чтобы об их делах стало известно каждому жителю королевства!

— Фар, остынь! — постарался я утихомирить разозлившегося брата. — Конечно, они получат по полной, но главное — организаторов не упустить, а то смоются под шумок, снимут рясы, амулеты — и ищи потом ветра в поле!

— Не волнуйся, отряды на границе уже приводятся в повышенную боевую готовность, ни один еж не проскочит! — пообещал брат.

— Ладно, с ежами разобрались. Но в твоем рассказе мне кое-что не ясно. Например, почему имперские спецы ждали целую десятицу? Ведь можно было сразу же по приезду организовать нападение на дворец, а не сидеть, сложа руки. Неужели они так долго собирали информацию?

— Я думал, что ты об этом не спросишь, — вздохнул Фариам.

Я понял, что грядут новые проблемы и мрачно попросил:

— Выкладывай, чего уж там!

— Алекс, церковники действительно долго собирали информацию о дворце, но не только поэтому они ждали десятицу. Дело в том, что они боялись тебя. Они предполагали, что раз ты хороший маг, то вполне можешь выбрать себе личину обычного человека и оставаться во дворце незамеченным, поджидая их. Они ведь понимали, что своими действиями сами подставляются под удар, как и получилось в результате, и вполне обоснованно предполагали, что мы рассчитываем как раз на такое развитие событий. Поэтому служители Единого не поверили, что ты отправился в горы, и решили, что это — лишь отвлекающий маневр. И знаешь, что подтвердило их предположения? То, что ты просто исчез после трех дней пути. Растворился по дороге, а наблюдатели на южном тракте не заметили, чтобы какой-то одинокий всадник, хотя бы приблизительно похожий на тебя, проезжал в сторону Подгорного королевства. Им же и в голову не могло прийти, что ты сделаешь крюк и заедешь в эльфийский лес! Ну а когда ты внезапно возник в глухой имперской деревушке, новость об этом быстро дошла до координаторов и уже на следующий день убийцы проникли во дворец.

— Ты серьезно? — уточнил я у Фариама. — А чего им было меня бояться?

Память услужливо подсказала очень известный анекдот, поэтому я растянул губы в улыбке. Вот только она сразу же исчезла, когда брат ответил:

— Алекс, они уже знают, что ты Темный маг.

— Мля-я-я… Приплыли!

Тогда все становится логичным, и у церковников появляются основания меня опасаться. Эх, а я-то рассчитывал, что слухи до святых отцов не дойдут так быстро. Видимо, совершенно напрасно.

— И что теперь делать мне? — уныло спросил я у брата.

— Тебе? Ничего. Даже если церковники попытаются обнародовать этот факт, то все равно ничего не добьются. Время уже упущено, и теперь народ просто им не поверит. Ну, а я постараюсь вырвать всю шпионскую сеть с корешками, так что о церкви Единого в Мардинане в скором времени можно будет забыть.

— Тогда почему ты не хотел мне об этом говорить?

— Алекс, у меня еще не хватает данных… Хотя, ладно, расскажу! По непроверенным слухам, наблюдатели, которые поджидали тебя на южном тракте, были очень сильными магами и получили задание уничтожить Темного любой ценой.

— А вот теперь точно песец! — подытожил я.

— Ну, не все так печально, — попытался поддержать меня Фариам. — В Подгорном королевстве, насколько я знаю, церковь Единого полностью подчиняется государству и не имеет вообще никаких дел с Империей. Так что там тебе точно ничего не угрожает. И даже если появятся опасные слухи, то, насколько я знаю, гномы — народ весьма толерантный, поэтому сразу пытаться убивать своего нового принца не станут. А а если вдруг тебе в горах станет совсем невмоготу, можешь перебраться к Вазу, или в степь… Слушай, у тебя столько вариантов для хорошей жизни, а ты еще беспокоишься о пустяках!

Мда, пошутил, называется! Подумаешь, я — новый Темный маг, какие пустяки! Особенно если учесть, что мой предшественник уничтожил большую часть населения этих земель, и гномы с эльфами также участвовали в той войне. Причем совсем не на его стороне.

— Ладно, посмотрим, — только и смог ответить я, а потом попрощался с Фариамом и спрятал амулет.

Вот уж не было печали! Теперь нужно просчитывать действия имперцев с учетом вновь открывшихся данных. Правда, Фариам сказал, что они непроверенные, да и вообще относятся к разряду слухов, вот только я точно знаю, что слухи на пустом месте не возникают. Так что будем думать, исходя из худшего варианта. Если имперская церковь знает, что в мире появился новый Темный маг, что она предпримет? Разумеется, будет стараться его грохнуть, пока он не набрал силу. Но ситуация осложняется заложником, находящимся в Мардинане, а так как император очень не хочет допустить смерти своего сына, он будет придерживать церковников до поры до времени, и открыто они точно не полезут.

То есть, несмотря на все, у нас сохраняется небольшая отсрочка, которая позволит хорошенько подготовиться к войне. Но теперь, учитывая то, что при нападении будет обязательно использован лозунг «Бей Темного!», эта война обещает быть совсем иного характера. И население Империи поднимется уже не против нелюдей, а против прислужников Темного, что вновь грозит окончиться тотальным уничтожением. Ой, хреново-то как! Может, мне нужно, пока не поздно, вернуться на Землю, спасая тем самым весь Новый Союз? Так ведь это не вариант. Пока церковники не увидят своими глазами мой труп, они не успокоятся, так что мое исчезновение совсем ничего не изменит.

И тут я понял, что отступать уже поздно. Как сказал Фариам, у нас нет другого выхода. И когда война, наконец, разразится, я буду снова защищать всех, кто мне дорог, я буду защищать свой дом. Правильно сказал брат, я могу жить и в степи, и в горах, и в Фантаре, потому что там меня примут. Там есть те, кому я нужен, там живут те, кто стал нужен мне, и поэтому я никуда не уйду. А если Империя только попробует покуситься на земли Нового Союза, что ж — тем хуже для нее! С этой героической мыслью я и попал в нежные объятия Темноты.

С первыми лучами солнца я вновь тронулся в путь. Горы казались такими близкими, маня меня своими вершинами, но до границы королевства гномов мне пришлось добираться еще сутки с лишним. За это время не произошло ровным счетом ничего интересного, кроме того, что я, наконец, выехал на хорошую дорогу. В Мардинане тоже все было скучно — шли аресты и допросы священников, широко развернулась пропаганда среди населения. В общем, от церкви Единого первой отвернулась власть в лице короля, затем последовала вся знать без исключения, после этого торговцы, почуяв наживу, стали пачками сдавать людей церковников, а потом дошло и до простого народа. Короче, Единому в Мардинане в ближайшее время уже ничего не обломится, а Империя может забыть о своих наполеоновских планах.

Надо отметить, что святоши разбегались, как тараканы, но некоторые все же решались на отпор, что совсем не приносило им сочувствия у народа, поэтому такие убивались без жалости. Кстати, самые сильные церковные маги были ликвидированы еще в первый день специалистами Фариама, снабженными моими амулетами-определителями. Эти случаи старались замалчивать, потому что магов иногда убивали даже во время проповеди. Ну, на войне все средства хороши, поэтому я всячески поддерживал решительные действия брата. Да, жестоко, но при попытке их схватить число жертв наверняка достигло бы нескольких сотен, ведь у людей Фариама не было альтарских уздечек, зато нашлись под рукой проверяющие с амулетами, как раз объезжавшие деревни королевства. В общем, процесс ликвидации шпионской сети имперцев начался успешно, а я же мог только порадоваться, что мне не нужно во всем этом участвовать.

Ветерок оставлял позади километр за километром, и к обеду следующего дня я увидел на дороге большую пограничную заставу с непременным шлагбаумом и суровыми гномами-стражами, вооруженными мечами и арбалетами. Она представляла собой несколько больших строений, среди которых сразу угадывались казарма, столовая и конюшня. Подъехав поближе к погранцам, я невинно поинтересовался на гномьем, эта ли дорога ведет к столице подгорного королевства, но ответа не п